ЛитМир - Электронная Библиотека

По лукавым взглядам, которые все бросали на нее и Бена, она поняла, что они думают, но ничего не могла с этим поделать. Бен из кожи лез вон, чтобы уверить всех в том, что у них бурный роман, и отрицать это было бы с ее стороны бессмысленной тратой времени, даже если бы ей этого хотелось. Однако она была не настолько глупа, чтобы с пренебрежением отказаться от той защиты, которую он тем самым ей обеспечил.

После еды Джиллиан сразу же ушла в свою палатку, потому что взяла себе за правило поступать так всегда. Открыв рюкзак, она обнаружила карту в том же кармашке, но не в том же положении. Значит, они все-таки нашли ее, только это им ничего не дало. Она перепроверила следующий раздел зашифрованных указаний, чтобы быть уверенной, что она все расшифровала правильно.

Затем, удовлетворенная результатом, она разделась и вытянулась на матрасе. Спать! Она чувствовала себя куда более усталой, чем обычно; да, все эти перипетии отношений с Беном отбирают у женщины массу энергии.

Следуя зашифрованным инструкциям Сайруса Шервуда, они уходили все дальше и дальше в горы, и путь их становился все более извилистым. Им приходилось карабкаться вверх и спускаться в ущелья. Почва под ногами осыпалась и скользила, так что Бену пришлось приказать им связаться веревкой, как альпинистам. Теперь за день они успевали пройти вдвое меньше прежнего и, что было неприятнее всего, приходилось делать многочисленные обходы. Из-за них Джиллиан все время боялась пропустить следующий ориентир маршрута, однако она не видела никакой возможности действовать иначе. На некоторые утесы мог взобраться только опытный скалолаз со специальным горным снаряжением. Выбора у них не было: они шли тем путем, который им был доступен.

На пятый день этого лазанья по горам на узкой извилистой тропе их застигла сильная гроза. Укрыться было негде, и тропа была такой узкой, что невозможно было даже развернуть брезент. Собственно, это была даже не тропа, а узкий скальный участок, выше и ниже которого склон горы был совершенно вертикальным. Они были полностью открыты ветру и хлесткому дождю. Вокруг них там и сям в камень били молнии, а над головами гремели громовые раскаты.

— Прижмитесь теснее к скале и пригнитесь пониже! — орал Бен, пробираясь вдоль их цепочки, чтобы все его услышали. Затем он вернулся туда, где, вжавшись спиной в холодный камень, съежилась Джиллиан. Он, скорчившись, сел рядом с ней и, обхватив ее руками, прикрывал, как мог, от хлещущих струй дождя. Тропические ливни никак нельзя назвать тихим дождиком: они ревут и колотят по земле, их огромная сила срывает листья с деревьев и заставляет все живые существа спешить в укрытие.

Джиллиан сжалась в объятиях Бена и приготовилась стоически переждать грозу. Идти по узкому уступу в такое ненастье было бы равносильно самоубийству и к тому же не имело смысла, потому что ливень наверняка бы кончился задолго до того, как они добрались бы до какого-нибудь укрытия.

Время тянулось медленно, потоп все не прекращался. Сбегающие сверху ручьи становились все шире и мощнее, окатывая их с головы до ног, собираясь в бурлящие грязные лужи вокруг ног. Казалось, что грозе не будет конца и что они сидят здесь уже много часов, вздрагивая от разрядов молний и тревожно прислушиваясь к каждому звуку.

Но внезапно все кончилось. Гроза ушла дальше в горы, и металлические раскаты грома стихли. Дождь перестал, и показалось солнце, едва не ослепив нх своей яркостью.

Они осторожно выпрямились, потягиваясь, разминая ноги, выгибая спины. Мартим вынул из водонепроницаемой пачки сигарету и потянулся за зажигалкой Влажный металл выскользнул из его пальцев, и зажигалка упала на край тропы. Машинально, не думая, что делает, он шагнул вперед, чтобы ее поднять.

Все случилось в одно мгновение.

— Не подходи к краю! — крикнул Бен.

Внезапно послышался свистящий, чавкающий звук, и Мартим успел лишь сдавленно вскрикнуть от ужаса, до того как земля подалась под его ногами, и он исчез в пропасти.

Его крик долго стоял у них в ушах, прежде чем оборваться навсегда.

— Черт! — Бен мгновенно размотал веревку, которую нес через плечо. — Назад! — закричал он. — Всем отойти от края. Он размок от дождя.

Потрясенные, они послушно попятились и снова прижались к скале.

Веревку не на чем было закрепить, поэтому обвязав себя под мышками, Бен швырнул ее конец Пепе.

— Не дай мне упасть, — бросил он и, вытянувшись во весь рост, пополз к краю.

Сердце Джиллиан подскочило к горлу, она рванулась было вперед, но тут же заставила себя остановиться. Добавочный вес на размокшем краю уступа только увеличил бы опасность. Вместо этого она приготовилась в любой момент броситься к Пепе, чтобы помочь ему удержать веревку, если земля осыплется и под Беном.

Бен осторожно заглянул в пропасть.

— Мартам!

Ответа он не дождался, хотя позвал еще два раза. Повернув голову, он приказал.

— Бинокль!

Жоржи быстро нашел его и толкнул по размокшей земле в протянутую руку Бена.

Бен приложил бинокль к глазам и настроил его. Он долго молчал, затем бросил бинокль обратно Жоржи и отполз от края.

— Шервуд, займи место Мартима у носилок, — коротко приказал он, и потрясенный происшедшим Рик подчинился без возражений.

Белая как мел Джиллиан не могла опомниться. Случайно получилось, что она как раз смотрела на Мартима, когда под ним рухнула земля, она видела выражение безграничного ужаса и полной беспомощности в его глазах, когда он проваливался. В них было сознание неминуемой смерти, с которой он ничего не мог поделать. Ее отец тоже погиб в этих горах. Упал. Возможно, с этого же уступа. Возможно, в его глазах было такое же выражение мучительного, беспомощного осознания своего конца. Неужели так и было?

— Что будем делать? — невыразительным голосом проговорила она.

Бен пронзительно глянул на нее.

— Пойдем дальше. Нам надо скорее уйти с этого уступа.

— Но… нам же надо спуститься. Может, он еще жив. — Ей казалось, что следует хотя бы попытаться это сделать, хотя она и понимала, что Мартим только чудом мог остаться в живых. — А если… если он умер, нам надо похоронить его.

— Мы не сможем до него добраться, — ответил Бен, придвигаясь к ней ближе. Ему не нравилось, как она выглядит. Казалось, она вот-вот впадет в состояние шока.

— Но мы должны. Может быть, он только ранен.

— Нет, он мертв.

— Ты не можешь это увидеть отсюда, даже в бинокль. Может быть, он еще дышит.

— Джиллиан… — Он обнял ее, притянул к себе, к своему измазанному грязью телу, и стал гладить по мокрой голове. — Он умер. Даю тебе слово.

Череп Мартима раскололся о камни, как спелый арбуз. Они ничего не могли для него сделать, и он не хотел, чтобы Джиллиан увидела труп.

— Тогда мы должны достать его тело.

— Мы не сможем. Даже если бы у нас было соответствующее снаряжение, этот выступ не выдержит таких усилий. Чтобы достать тело, понадобится команда альпинистов.

Она на мгновение замолчала, но он чувствовал, как ее трясет, и обнял ее еще теснее.

— Мы вернемся за его телом потом? — наконец спросила она.

На этот раз он был вынужден сказать ей правду:

— К тому времени не останется ничего, за чем стоило бы возвращаться. К тому времени сельва уничтожит все следы тела Мартима.

— Понимаю.

Она расправила плечи и оттолкнулась от него. Она действительно все понимала. Если бы она не была так потрясена и опечалена, то не задала бы такого глупого вопроса. Они ничего больше не смогут сделать для Мартима. А для себя… им надо продолжать экспедицию.

Глава 12

Притихший отряд двинулся дальше. Бен еще внимательнее следил за Джиллиан, его очень тревожил ее напряженный вид. Ее явно взволновала не только гибель Мартима, хотя смерть его была ужасной. Нет, здесь было что-то еще, что-то более глубокое.

Кроме того, Бен начал беспокоиться, успеют ли они миновать засветло проклятый уступ, чтобы не пришлось на нем заночевать. Тут не было места для палаток, и они ночью стали бы добычей москитов, тучи которых преследовали их с момента высадки на берег.

39
{"b":"12226","o":1}