ЛитМир - Электронная Библиотека

Бен велел остановиться и на всякий случай послал Пепе вперед на разведку. Присев на корточки, он вглядывался в угрожающе нависавшие над ними горы. У него было такое ощущение, словно они сидят в какой-то дыре и от неба остался лишь небольшой круг над головой. Не то чтобы их положение было таким уж плохим, просто у него неожиданно возникло это странное, тягостное чувство. Чем скорее они смогут убраться с этого уступа, тем лучше.

Джиллиан тоже, не мигая, смотрела на горы. Бен подошел к ней, стараясь держаться подальше от осыпающегося края.

— В чем дело? — тихо спросил он, опускаясь около нее.

Она сорвала листок и машинально теребила его, разрывая в клочья. Она не смотрела на него, а только на горы.

— Мой отец погиб, упав в пропасть, — наконец проговорила она. — Нам сказали, что это произошло в горах. Наверняка в этих горах, где-то на тропе, по которой мы сейчас идем. Возможно даже, на этом самом уступе. Бог свидетель, здесь достаточно опасно.

Бену хотелось утешить ее, просто прижать к себе, пока ее боль не утихнет, но он ничем не мог ей помочь. Желание это было ему внове: прежде он никогда не испытывал потребности заботиться о ком-то. И это слегка ошарашило его.

— Такого нельзя знать точно, — сказал он. — Не позволяй себе думать об этом.

— Я не могу перекрыть мысли, как кран. Я ведь его любила, понимаешь?

— Понимаю.

Ее любовь к отцу, несомненно, была очень сильной до сих пор, коль скоро она тратила столько времени и усилий и подвергалась такой опасности, чтобы восстановить его доброе имя. Большинству людей даже в голову не пришло бы пускаться в такую опасную и тяжкую экспедицию, а она делала это ради человека, который давно умер. Острая боль пронзила Бена: он осознал, что если Джиллиан любит, то это навсегда.

— Эй, Льюис! — крикнул Рик, приближаясь к ним. — Зачем нам надо тащить все барахло, которое нес Мартам? Из-за этого носилки стало еще тяжелее нести по тропе.

— Оно может нам понадобиться, — терпеливо объяснил Бен. — Мы не знаем, что нас ждет впереди. Всякое может случиться.

— Мы можем, по крайней мере, бросить его палатку. Зачем нам лишняя палатка?

— На случай, если что-то случится с одной из наших.

— Но до сих пор у нас же не было запасной, каждый нес только свою.

— Палатка не так уж много весит, — резко возразил Бен, быстро теряя терпение. — На что, собственно, вы жалуетесь?

— Раз Мартима больше нет, нам не надо тащить так много еды. Ведь так?

И Бен, и Джиллиан непонимающе уставились на него. Наконец Бен покачал головой, поражаясь его тупости.

— Мы не выбрасываем пищу. Никогда.

Рик насупился:

— Я всего лишь спросил.

— А я всего лишь ответил.

Рик круто повернулся, собираясь отойти. Джиллиан, которая во время разговора наблюдала за ним, увидела, как он внезапно качнулся вбок, и услышала тот же чавкающий звук осыпающейся земли. Она не раздумывала ни секунды, а просто рванулась вперед в тот же миг, когда край тропы рухнул под ее братом. Ее пальцы вцепились в его рубашку как раз в ту секунду, когда он провалился. Ткань порвалась, и он выскользнул из ее рук, однако тут же схватился за ее предплечья.

Она слышала крики, вопли, ругательства, но не осознавала, откуда они доносятся. Несомненно, это кричал Рик, она видела его разинутый рот, пока увлекаемая тяжестью его тела сползала к краю пропасти. Возможно, кричала и она сама, она просто-напросто не знала. Была в происходящем какая-то странная нереальность, когда он тянул ее все дальше и дальше за край уступа. Время замедлило свой бег, все звуки стали далекими и неясными.

Затем словно клещи сомкнулись на ее лодыжках и остановили ее скольжение к краю пропасти. Плечи жгло от мучительного напряжения. Пальцы Рика начали соскальзывать с ее рук, и она с отчаянной силой схватила его сама.

Сверху и сзади по-прежнему слышались ругательства, цветистые, забористые ругательства, включающие в себя все слышанные ею когда-либо бранные слова и, кроме того, некоторые португальские, о которых она не имела понятия. Она закрыла глаза: боль в плечах и руках становилась все сильнее, она задыхалась от этой жестокой муки.

Еще кусок земли обвалился под ними, и они сползли еще ниже. Вес Рика выворачивал ее руки из суставов, и она закричала от боли.

— Не дай мне упасть, пожалуйста, Джилл, не отпускай меня! — верещал он. Лицо его побелело и исказилось от ужаса.

— Не отпущу, — прошептала она. Он соскользнул еще ниже, и теперь их пальцы сомкнулись на запястьях друг друга. Его хватка была такой крепкой, что она чувствовала, как тонкие кости ее запястий трутся друг о друга.

— Оттащите ее! — орал Бен. — Я всех вас поубиваю, ублюдки, если вы ее выпустите!

Он зарывался каблуками в грязь, откидываясь назад изо всех сил, зажав ее лодыжки мертвой хваткой. Слова его были пустой угрозой, потому что, если бы в пропасть полетела она, он свалился бы с нею вместе. Уж он-то ее из рук не выпустит.

Жоржи, стоя на коленях, наклонился вперед, ухватился за поясной ремень Джиллиан и добавил к усилиям Бена свою немалую силу.

— Постарайтесь, накинуть петлю на ноги Рика, — приказал Бен, стискивая зубы. На лбу у него вздулись вены, глаза заливал пот. — Мы вытащим его вверх ногами, если не выйдет иначе.

Какое-то мгновение никто не шевелился, затем Флориано схватил веревку. Кейтс сначала попятился, страх за собственную шкуру пересилил понимание того, что без Джиллиан нельзя будет продолжать путь. Однако он быстро решил, что ради возможной выгоды стоит рискнуть, и, бросившись на землю рядом с ними, тоже ухватил ее за ноги.

Флориано недостаточно ловко управлялся с веревочной петлей, чтобы накинуть ее на ноги Рика, тем более что тот, охваченный паникой, вовсю брыкался. Кроме того, Флориано мешало то, что он не мог сам подобраться к краю. Он придвинулся так близко, как только осмелился, но все равно не смог увидеть ноги Рика. Его веревка дергалась вслепую без всякого толку.

— Перехватите ее лодыжки, — велел Бен напряженным голосом, и Жоаким поспешил выполнить приказ. Бен, шатаясь, поднялся на ноги и потребовал веревку. Флориано с радостью отполз от опасной черты и сунул ее в руки Бена.

Тот лег на живот.

— Держите меня за ноги.

Висенте и Флориано мгновенно подчинились, сомкнув мощные руки на его сапогах.

Он перегнулся вниз так далеко, как только мог решиться, и слабая почва тут же начала крошиться под его тяжестью. Он видел лицо Джиллиан, вымазанное грязью, бескровное, искаженное болью. Она не издавала ни звука. Рик продолжал визжать и дико брыкаться, умоляя всех не дать ему упасть.

— О черт, да уймись ты!

Рик или не слышал, или не понял: он не осознавал ничего, кроме своего страха и пустоты под собой.

Бен изо всех сил раскачал тяжелую петлю, крепко ударив ею Рика по голове.

— Заткнись! Заткнись и слушай меня! — Бешеная ярость в его голосе, должно быть, дошла до Рика, потому что он внезапно перестал орать. Эта неожиданная тишина по-своему так же била по нервам, как и предшествовавшие ей вопли.

— Не дергайся, — приказал Бен тем же жестким голосом. — Я собираюсь накинуть тебе на ноги петлю. Тогда мы сможет тебя вытянуть. Понял?

Взгляд Рика был бессмысленным от ужаса, но каким-то образом он перевел его на Бена и еле слышно выговорил:

— Ладно.

Джиллиан повернула голову к Бену и умоляюще посмотрела на него глазами, полными боли.

Бен со скрежетом стиснул зубы, чтобы не выдать новую порцию ругательств, когда до него дошло, что Рик делает своим весом с ее более слабыми суставами. Она, она должна была кричать от боли, но, разумеется, она молчала, как всегда держа себя в руках.

Бен быстро свернул веревку, понимая, что каждая секунда кажется Джиллиан и Рику вечностью. Ему и самому не слишком-то правилось вот так висеть над пропастью, чувствуя, как крошится под ним земля. Он встряхнул петлю и слегка раскачал ее в направлении болтающихся ног Рика. Охватить ею обе ноги было бы чудом, и Бен на это не рассчитывал. Все, чего он хотел, это захлестнуть веревку вокруг хотя бы одной ноги. Этого вполне бы хватило. В свое время он поймал с помощью лассо множество телят и бычков, пока рос на ранчо в Алабаме, и сейчас перед ним стояла примерно такая же задача, отличие состояло только в том, что на этот раз он висел вниз головой. Петля качнулась, оказавшись под правой ногой Рика, и Бен умело дернул ее вверх. Веревка захватила ступню, и Бен рывком затянул скользящий узел. Это было удачей: петля захлестнулась как раз чуть ниже лодыжки.

40
{"b":"12226","o":1}