ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что мы будем делать? — спросил Рик.

— Разобьем лагерь. Это сейчас самое важное. Город от нас никуда не денется. Это уж наверняка.

Джиллиан не терпелось начать обследование окрестностей, но она понимала, что Бен прав. Сначала они с помощью мачете расчистили обширное пространство, причем она все время боялись, что они случайно погубят какую-нибудь древность. Однако сверкающие клинки не рубили ничего, кроме кустов, лиан и мелких деревьев. В этой каменной чаше вообще не было особенно высоких деревьев, и она удивлялась почему. Солнечного света здесь хватало, но растительность, хоть и густая, не достигала большой высоты. Что бы ни стояло за этой странностью, это явно было одним из отличий земли Анзар от остальной Амазонии, и Джиллиан страшно хотелось сей же час начать разбираться в этих тайнах.

Палатки поставили на большем расстоянии друг от друга, чем во время пути. Ей тоже передалось это чувство — необъяснимое чувство безопасности. Казалось, что эта огражденная от окружающего мира чаша вняла их под свою защиту. Однако Бен позаботился, чтобы их палатки разместились рядом.

Поскольку они были со всех сторон окружены горами, она не ждала, что здесь будет ветрено. Но легкий бриз дул не переставая, и воздух был приятным, почти прохладным. Наверное, по ночам здесь бывает по-настоящему холодно.

— Пожалуйста, смотрите под ноги, чтобы ничего не раздавить, — взмолилась она. — Тут могут быть и чаши, и горшки, в все, что угодно. Оки могут просто валяться вокруг.

Вообще-то эти изделия рук человеческих, скорее всего, были покрыты многовековым слоем почвы, но при раскопках ей случалось видеть их и на поверхности земли.

Когда разбили лагерь, еще не совсем стемнело и Бен, обвив рукой ее талию, сказал ласково и тихо:

— Пойдем погуляем со мной.

Она бросила на него подозрительный взгляд:

— Зачем?

— Надо поговорить.

— О чем? — не хотела сдаваться она. Бен вздохнул:

— Черт возьми! Ты самая недоверчивая женщина, которую я когда-либо знал. Просто пойдем прогуляемся. Пойдешь?

— Ладно, — неохотно кивнула Джиллиан. — Но не воображай, что я соглашаюсь на что-то еще.

Он снова вздохнул:

— А когда ты на это соглашалась?

Пробираться сквозь заросли было нелегко. Бен взял с собой мачете и прорубал им дорогу. Через несколько минут Джиллиан сказала:

— Какой в этом смысл? Или тебе просто захотелось размять ноги?

Он оглянулся, чтобы убедиться, что за ними никого нет. Они отошли на достаточное расстояние, чтобы их не услышали, и, если теперь кто-нибудь попытается подкрасться к ним незаметно сквозь кустарник, из этого ничего не выйдет.

— Начиная с этого момента дело становится опасным, — начал он. — Я шепнул парням, чтобы они присматривали за Кейтсом и Дутрой. Если здесь станет завариваться каша, я велел им рассеяться и выбираться, кто как сумеет. Полагаю, что все будет идти довольно спокойно, пока ты не найдешь какой-нибудь огромный красный камешек или что-то в этом роде. Хотя, скорее всего, это будет золото, что, впрочем, ничего не меняет: нас с готовностью пришьют и из-за того, и из-за другого.

— Знаю. — Она понимала, что означает находка Каменного Города. Несмотря на то, что она сказала Рику, она не считала, что его уже ограбили. Скорее всего, они были первыми людьми, которые вошли в эту каменную чашу после того, как племя анзар вымерло.

— Время игр прошло. Теперь держи при себе пистолет все время.

— Буду. Я все понимаю.

— Если начнется какая-нибудь заварушка, не жди, чем она закончится. Прямиком в туннель и выбирайся отсюда. Беги что есть мочи и не останавливайся. Ни ради чего. Я догоню тебя на той стороне. Делай что хочешь, но не дай запереть себя здесь в ловушке. Мне здесь не по себе: не люблю мест, где есть только один выход. Надеюсь, что отыщу где-нибудь еще и другой.

— Не думаю, что тебе повезет. Именно потому, что попасть сюда можно только через этот туннель, Каменный Город и не нашли раньше.

— Но ведь его жителям это не помогло, верно? — заметил Бен. — Они все равно все повымерли.

— Интересно, что с ними случилось? — Она не смогла сдержать слез. — Дело не только в том, что я хочу доказать правоту моего отца. Здесь действительно жило какое-то особое племя, которое в один прекрасный день вдруг взяло и исчезло. Выяснить, почему и как… очень важно.

— Возможно, из-за какой-то эпидемии, если у них были контакты с европейцами. — Он слишком долго оставался серьезным и, решив, что с него хватит, насмешливо шевельнул бровями. — А может, если тут и впрямь жили одни женщины, они перемерли от скуки.

Она сердито сверкнула глазами:

— Иногда мне хочется расквасить тебе нос.

— Лапушка, когда угодно, если тебе хочется меня потрогать. Только скажи. Буду рад побороться с тобой в любой день… — Он снова ухмылялся с той нахальной самоуверенностью, которая так ее бесила.

— Знаешь, кто ты такой? — процедила Джиллиан, глядя на него сузившимися от злости глазами.

— Нет, а кто? Жеребец? Свет очей твоих? Мужчина твоих грез?

— Подонок, — отчетливо выговорила она и, отвернувшись, зашагала прочь, а он, зычно хохоча, остался на месте.

На следующий день под ее руководством началось медленное и осторожное исследование Каменного Города. Они вырубали заросли, чтобы расчистить путь к спрятавшимся за стеной растительности комнатам, и, по мере того как шла работа, им начали попадаться небольшие разрозненные фрагменты повседневной жизни народа анзар: Жоаким обнаружил часть выщербленной каменной плиты, которая после того, как ее полностью очистили, оказалась, судя по всему, обломком фонтана. Джиллиан сфотографировала находку с разных точек и сделала ее подробное описание.

Стали попадаться и осколки гончарных изделий, их Джиллиан тоже фотографировала и описывала. Никогда в жизни она не чувствовала себя такой счастливой. Они не творили историю, они ее открывали, знакомясь с ранее неизвестной страницей жизни людей на земле. Когда она брала в руки черепок с сохранившимся фрагментом глазурованного орнамента, ее потрясало, что кто-то сотни лет назад придал глине форму и сделал из нее какую-то красивую вещь, а потом пользовался ею день за днем. Она словно держала в руках время, и это успокаивало душу. Люди умирают, но жизнь продолжается.

Как это ни странно, однако именно Дутра четыре дня спустя нашел первую наклонную тропу, ведущую к комнатам, вырубленным в камне. Его не интересовали старые битые горшки, но после стычки с Беном он без единого возражения использовал свою бычью силу для вырубки больших участков зарослей. Он давал выход своей агрессивности в физических усилиях, вымещая злость на попадавшихся ему под руку ветках и лианах. Идущая вверх дорога, которой многие столетия никто не пользовался, уже начала осыпаться, однако, несмотря на покрывавшие ее обломки, сомнений в ее предназначении не было. Они тут же начали растаскивать завалы, но вскоре их работа снова замедлилась из-за Джиллиан, неотступно требовавшей от них осторожности. Расчищенная дорога вывела их на что-то вроде широкой улицы, окаймлявшей всю чашу. Множество комнат-пещер выходило на нее. Джиллиан предполагала, что, поскольку выше тоже видны входы в пещеры, должны существовать наклонные дороги, соединяющие разные по высоте уровни. Каменный Город был построен поднимающимися концентрическими кругами, и в нем могли жить тысячи людей.

Широкая кольцевая улица была так же погребена под обломками, как и наклонная дорога. Хотя Джиллиан подозревала, что под ними могут находиться изделия человеческих рук, главный интерес представляли, по ее мнению, пещерные комнаты. Именно в них обитало племя анзар, и там должны были находиться самые большие ценности. Она понимала, что ее представление о ценностях отличается от представлений остальных: для нее неe физические свидетельства существования племени анзар были бесценны.

Конечно, эти пещеры давным-давно обжили животные и птицы. «Как было бы прекрасно, если бы все сохранилось в первозданном виде, — подумала Джиллиан, оглядывая первую пещеру. — Но природа, увы, неряшлива».

47
{"b":"12226","o":1}