ЛитМир - Электронная Библиотека

Она была громадной, больше его кулака, и отдаленно напоминала человеческое сердце.

Перед ним лежало огромное богатство. Бен кое-что понимал в алмазах, недаром он много лет жил в Бразилии. Этот камень безусловно выглядел как алмаз. Конечно, была некоторая вероятность того, что он окажется гранатом, но Бен так не думал. Слишком глубоким был его алый цвет, слишком много было в нем огня. Он был грубо обработан, но все равно великолепен. Большинство окрашенных алмазов бледные, насыщенно окрашенные невероятно редки, обычно малы по величине… и очень-очень дороги. Он слыхал, что красные алмазы считаются самыми редкими, и вот он стоял перед таким чудом и разглядывал его. А чудо это было не только яркого, глубокого красного цвета, но и размером со знаменитый Куллинан, если не больше. Этот алмаз был действительно бесценным.

Но стоило ли отдавать за него их жизни? Если Кейтс узнает о нем, убийств не миновать. Ему придется убить Кейтса и Дутру либо поставить под удар не только жизнь Джиллиан и свою, но и жизни всех остальных.

С другой стороны, если он никому ничего не скажет… Он протиснулся за гробницу и посветил фонариком: нет ли там каких-нибудь опасных тварей. В уголке спала змея, переваривая съеденную мышь. Бен слегка потыкал в нее палкой, и она тихо скользнула прочь. Затем он потянулся и бережно взял Царицу с ее ложа.

Алмаз был на удивление тяжелым. Бен подумал, что вес его, пожалуй, будет больше фунта. Он сдул с него пыль и потер о свои штаны. Глубокий, насыщенный красный цвет засиял восхитительным огнем. Он завораживал. Никогда в жизни Бен не видел ничего подобного этой красоте. В отличие от ледяного блеска других алмазов, этот излучал тепло.

Для того чтобы привлечь к своей находке внимание всего мира, Джиллиан не нужна Царица. Для этого хватит здешних статуй. Она ведь все равно стремилась сюда не ради денег. Если у нее и окажется Царица, то по прибытии в Манаус она просто передаст ее бразильскому правительству. А он… Господи, чего только он не сделает, имея Царицу! Это такие деньги! Он может накупить себе катеров для чартерных рейсов по реке, может даже заняться воздушными чартерными перевозками. Лицензию пилота он получил еще много лет назад, потому что на Амазонке до многих мест можно добраться только по воздуху. И он уже понял, что когда-нибудь сможет на этом заработать. Теперь он сможет дать Джиллиан все, чего она пожелает, до конца жизни. Не то чтобы она желала многого. Что можно купить женщине, которая чувствует себя счастливой, роясь в мусоре? Еще больше мусора?

Он сунул камень под рубашку и осторожно подул на то место, откуда взял его, чтобы вековая пыль поднялась и снова села. И стало незаметно, что недавно здесь что-то лежало. Совесть его даже не пикнула. Он ведь не грабил могилу, не уничтожал никакого археологического памятника. Если бы он нашел эту фиговину, будучи старателем, никто не возражал бы, чтоб он на ней заработал, а тут еще и жизнь их зависит от того, насколько хорошо он спрячет этот камешек… Дьявольщина! Да если вдуматься, то у него вообще нет другого выбора.

Он внимательно огляделся по сторонам. Любое сокровище, если оно тут есть, поставит их жизнь под угрозу так же, как и Царица. Но он не увидел ни золота, ни серебра, ни драгоценных камней. Ну и хорошо. Бен чувствовал бы себя уверенней, если бы смог получше обследовать храм, но он не хотел оставлять видимых следов своего посещения. Поэтому напоследок он уничтожил отпечатки своих сапог за гробницей.

Ему надо было возвращаться. Джиллиан будет ждать его и нервничать. Конечно, она не допустит, чтобы кто-то заметил ее беспокойство, но если решит, что он не торопится, то выскажет ему все без обиняков. Он улыбнулся, представив себе ее радость, когда он расскажет о статуях. Эти ее зеленые глаза наверняка засверкают, а на лице появится сосредоточенное восторженное выражение, которое и привлекало его, и сводило с ума, потому что он хотел видеть его на ее лице, когда он будет заниматься с ней любовью.

Он мечтал о том, чтобы она хотела его с такой же страстью, с какой стремилась восстановить доброе имя отца или искала древние кости и битые горшки.

На обратном пути он рассудил, что лучше не идти в лагерь с камнем под рубашкой. Алмаз был чересчур велик, Вместо этого он старательно завернул его в носовой платок и закопал в том же месте, где раньше прятал фонарик. Он достанет его, когда сможет лучше скрыть от чужих глаз.

Когда он вернулся, Джиллиан сидела перед своей палаткой. Она тут же подняла голову, но ничего не сказала.

— Где вы, черт побери, шлялись? — рявкнул Кейтс. — Сами же велели, чтобы никто не отлучался, не предупредив, куда идет.

Бен проигнорировал его и вместо этого обратился к Джиллиан:

— Я нашел храм.

Она вскочила на ноги, глаза ее полыхнули волнением.

— На что он похож? Он хорошо сохранился?

— Лапушка, — медленно ответил он, — это надо увидеть, чтобы поверить.

Все столпились вокруг, а Кейтс вцепился ему в руку.

— Что вы нашли?

— Храм, — повторил он. — Статуи. Такое вот барахло.

Губы Джиллиан беззвучно прошептали: «Статуи». Кейтс нетерпеливо дернулся:

— А что еще?

— По-моему, гробницу. Но никаких сокровищ и ничего на них похожего, если вас интересует именно это. — Ложь легко слетела с уст Бена.

Для Джиллиан отсутствие сокровищ не имело ровно никакого значения — чтобы убедиться в этом, достаточно было взглянуть на ее лицо. У нее был вид ребенка перед рождественской елкой. Он расхохотался и, подхватив ее на руки, закружил, спрашивая:

— Хочешь посмотреть? Если поторопимся, то успеем туда и обратно до темноты.

Не успел он произнести это, как она стала вырываться у него из рук, чтобы встать на землю.

— Мне понадобится фотоаппарат, — слова неудержимо лились, она не могла сдержаться. — И мой блокнот. Они у меня в палатке. Дай только мне взять их, и я буду готова…

— Ладно, ладно. Успокойся. Храм никуда не убежит. Я не устаю повторять тебе это, а ты все не слушаешь.

К храму отправились все, даже Дутра. На этот раз все работали мачете, чтобы расчистить себе дорогу и облегчить будущие прогулки.

— Какого рода статуи? — поинтересовался Рик. — Статуэтки?

Бен подумал, что интересно, на что Рик надеется: может, он рассчитывает найти статуэтку вроде Оскара, только из золота?

— Нет, они довольно большие. Вырезаны из камня.

— А-а… — Разочарование Рика было очевидным.

— Я там особо не рыскал, — сказал Бен — Может, там и есть что-нибудь малой величины в боковых залах, но я ничего такого не заметил.

«Господи, — взмолился Бен, — пусть там ничего маленького не будет».

Когда они приблизились настолько, что могли различить колонны, Джиллиан прикусила губу, чтоб не ахнуть. Она стояла так близко от Бена, что он почувствовал, как ее трясет. Обняв за талию, он притянул ее к себе поближе.

Висенте разрубил своим мачете лианы, закрывавшие вход, и они упали к его ногам, свернувшись кольцами, как зеленые змеи. Теперь дневной, свет проникал в зал, но все равно Бен включил фонарик, приглашая Джиллиан внутрь. Остальные нетерпеливо последовали за ними.

Ом медленно провел световым лучом по десятифутовым фигурам. Джиллиан вцепилась ему в руку, впилась ногтями в кожу. Она не могла выговорить ни слова, ее потрясенный, неверящий взгляд был прикован к статуям.

Пепе и Эулогио окаменели, лица их застыли при виде каменных воинов, в их памяти ожили слышанные когда-то полузабытые древние легенды.

Долгую минуту все молчали, пораженные необъятностью зала, мрачным покоем безмолвных каменных стражей. Даже Рик, ничего не уважающий и не интересующийся древними культурами, казалось, почувствовал что-то… какую-то торжественность, что ли. Не было и намека на какую-то опасность. Скорее, было ощущение, что они вторглись в некое священное место, где должен царить покой.

Жоржи подошел к подножию одной из статуй и, подняв голову, уставился на нее. Затем нерешительно протянул руку и коснулся камня.

50
{"b":"12226","o":1}