ЛитМир - Электронная Библиотека

Это мог быть Бен.

Мысль о том, что он уже убит, почти лишила ее возможности рассуждать, Но Бен был сильным, опытным, смелым, он все мог и умел, он знал, что им надо обогнать Кейтса и Дутру и пройти туннель раньше их.

Она должна выйти из этого оцепенения и посмотреть, кто это.

Джиллиан подняла голову, слегка раздвинула листья, но ничего не увидела.

Она осторожно встала, вышла из укрытия и вдруг в зелени зарослей различила широкую спину, рюкзак, темноволосую голову…

Вздох облегчения вырвался из ее груди:

— Бен!

Ему хватило трех шагов, чтобы оказаться рядом. Бен обнял ее, и Джиллиан ощутила его сильное тело. По ее щекам текли слезы. Он был цел и невредим, какое счастье! Она потеряла Рика и не представляла, что бы с ней стало, если бы Бен тоже погиб.

— Не плачь, — шептал он. — Я нашел тебя. Все будет хорошо.

— Рик погиб, — сдавленным голосом проговорила она, уткнувшись ему в грудь. — Дутра застрелил его, я видела.

Он гладил ее по голове. Лично для него гибель Шервуда не была большой потерей, но, черт возьми, Рик был братом Джиллиан.

— Мне очень жаль. — Бен тянул ее за собой. — Пошли скорее, лапушка, нам нельзя здесь оставаться.

Джиллиан пошла за ним, но теперь она была в состоянии рассуждать:

— Почему мы не можем остаться и устроить им засаду, они же должны будут выйти из туннеля? — спросила она, но тут же вспомнила о другом туннеле. — Нет, нельзя, мы ведь не знаем, откуда они придут.

— Ручаюсь, что через второй туннель. Ведь нам неизвестно, где именно он выходит из чащи. Так безопаснее. Им придется пробираться кругом, но они могут выйти на наш след, поэтому давай-ка оторвемся от них подальше.

— А как насчет Жоржи и остальных?

— Пепе сказал, что они спрячутся и дождутся ухода Дутры и Кеитса. Потом доберутся до реки. Они хорошо знают сельву, с ними все будет в порядке.

Джиллиан перестала говорить, чтобы сберечь дыхание. Бен толкал ее перед собой, ей пришлось почти бежать. Она вся отдалась движению и уже не могла ни о чем думать. И слава Богу, иначе она вспомнила бы о Рике и расплакалась. Но сейчас не время для слез. Это все потом, когда они будут и безопасности, тогда можно будет дать волю чувствам, а пока от нее требовалось лишь одно: идти вперед, все быстрее и быстрее.

И вот наконец, когда опасность получить выстрел в спину миновала, Бен, обогнав ее, остановился.

— Теперь можно не бежать. — Он говорил тихо, хотя никаких звуков погони слышно не было, — Нам еще далеко идти.

«Очень далеко, — подумала она, — без малого тысячу миль»

Эта цифра обескураживала, они так долго добирались сюда целым отрядом, а возвращаться придется одним, без помощи носильщиков. Бену удалось захватить кое-что из припасов, но этого наверняка не хватит на обратную дорогу. Если им придется охотиться, то любой выстрел выведет на них Кеитса и Дутру. Ее ободряла лишь мысль, что Кейтс и Дутра вдвоем противостояли остальным парням и, возможно, уже были скручены по рукам и ногам и вовсе не гнались за ней с Беном. Но это лишь предположение, и они не могут расслабляться.

Накануне, засыпая, она чувствовала себя такой счастливой, а сейчас… Брата застрелили у нее на глазах, они с Беном бежали, спасая свою жизнь. Ей хотелось кричать от такой несправедливости, но она и этого не смела себе позволить. Только одно: идти и идти вперед, потому что лишь оставшись в живых они смогут наказать Дутру.

— Нам надо пройти по скальной тропе обязательно сегодня, — сказал Бен.

Она вспомнила выступ и внутренне содрогнулась.

— Мы не сможем столько пройти! Вспомни, это же больше дня пути. Ведь после выступа мы еще так долго добирались до туннеля.

— Но мы делали частые остановки из-за твоего плеча. Если не торопиться, это день пути, а мы пойдем быстро. Если им удастся нас обогнать, мы окажемся в ловушке. Зато после выступа им уже негде нас перехватить.

— Но мы же несколько часов пробирались по тропе, — напомнила она, — а сейчас окажемся на выступе в полной темноте.

— Знаю, — угрюмо отозвался Бен.

Она не спорила с ним. Раз они должны миновать скальную тропу сегодня, значит, так и будет. Какой бы темп он ни задал, она не отстанет.

Через час он остановился ненадолго и они оба выпили по глотку воды. Разумеется, ни о какой еде не могло быть и речи. Бен посмотрел на измученное лицо Джиллиан, но понял, что она выдержит.

Их стремительный бросок сквозь чащу к скальной тропе был продолжением кошмарного утра. Как бы разнообразны ни были опасности, они все ужасны. Рик. Дикий страх за Бена. Туннель, паника. А теперь этот бег на выживание.

Еще через пару часов они снова остановились попить и пожевать сухих фруктов.

— Завтра обязательно поедим, — пообещал Бен.

— Ладно. — Она поднялась на ноги, готовая идти дальше. — Со мной все в порядке.

Его большая рука ласково коснулась ее волос. Они не остановились даже во время обязательной ежедневной грозы, хотя потом в мокрой одежде сильно замерзли. Они шли быстрее, чем о прошлый раз, но все равно лишь на закате достигли длинного скального выступа, где погиб Мартим и чуть не остался навсегда Рик. Она спасла Рика, а через неделю потеряла его. Нет, не надо об этом думать…

— Помни, — сказал Бен, — держись ближе к стене.

— Нам скоро придется включить фонарик, — отозвалась она, — и если за нами кто-то идет, то сразу заметит.

— Придется рискнуть. По туннелю я прошел в полной темноте, но по этому выступу так не пройти.

Чтобы сэкономить батарейки, им пришлось пользоваться только одним фонариком, оставив второй про запас.

Джиллиан шагнула вперед. С самого рассвета они были в пути, а теперь уже закат. Быстро темнело, и скоро ей пришлось включить фонарик. Она надеялась, что множество поворотов, которые они прошли с начала выступа, надежно скроют свет фонарика от тех, кто, возможно, преследует их.

Ноги ее подгибались от усталости.

— У тебя нет шоколадки? — через плечо спросила она.

— Нет, есть немного вареного риса.

— Можешь его достать?

Он передал ей мешочек. Джиллиан достала горсточку риса, вернула мешочек и начала жевать. Холодный рис был совсем невкусным, но все-таки это была еда.

Бен тоже проглотил щепотку риса.

Вдруг в луче ее фонарика блеснули желтые глаза. Она замерла, от страха по спине побежали мурашки.

— Не бойся, — сказал Бен, — это коати. Когти у них приличные, но они не очень опасны, просто не надо их пугать.

Она повела фонариком и увидела животное с длинным рыльцем и полосатым, как у енота, хвостом.

— Я думала, они живут на деревьях.

— Так и есть. Не знаю, что этот бродяга делает здесь один. Ну-ка, убирайся. — Он поднял камень и бросил в ксати, но зверек остался стоять на тропе.

Бен бросил еще один камешек и на этот раз попал по лапе.

Коати замер, ослепленный ярким светом фонарика.

Бен вздохнул и взял камень побольше:

— Не хочется мне, малыш, тебе делать больно, но пройти-то нам надо.

Третий камень попал в цель. Зверек взвизгнул от боли и изумления, быстро отскочил к краю выступа и исчез. Зашуршали кусты — значит, в этом месте склон был не слишком крутым.

Они поспешили дальше. Джиллиан подумала, что, если они встретят на пути ягуара или оцелота, еще неизвестно, кто кому уступит дорогу.

Выступ казался бесконечным. Она старалась не думать о том, сколько им еще предстоит пройти, а просто автоматически передвигала ноги, понимая, что конец тропы означает и конец этого сумасшедшего дня.

Джиллиан не могла не помнить, что этот выступ уже стоил жизни Мартиму и чуть не погубил Рика. Да еще и ее плечо… Правда, теперь оно почти не болело, и обратный путь они должны пройти быстрее.

Она так задумалась, что не заметила, когда выступ кончился и они снова оказались в сельве.

Бен остановил ее.

— Ну вот, — сказал он, — все будет хорошо. Я сейчас подыщу местечко, где мы сможем переночевать.

Глава 17

— Как же тебе удалось собрать все это? — поинтересовалась Джиллиан, глядя, как Бен ловко ставит палатку.

54
{"b":"12226","o":1}