ЛитМир - Электронная Библиотека

Ее восторг еще усилился, когда рядом оказался Бен, обхватил ее своими мощными руками так крепко, что она едва могла дышать, и, подняв над землей, страстно поцеловал. Закрыв глаза, она обняла его.

Крепко взяв за бедра, он поднял ее еще выше. Она инстинктивно обвила его ногами и сомкнула их у него на поясе, чтобы лучше держаться. Он взял в рот ее сосок и, обводя его горячим языком, втянул глубже. Джиллиан вскрикнула, кровь ее бурлила от восторга. Затем его могучая горячая плоть коснулась ее нежной плоти, и Джиллиан застонала. Глаза ее широко открылись, взгляд встретился с его взглядом. Дождь стекал по их лицам, по их телам. Черные ресницы Бена слиплись от воды стрелами, а глаза стали еще ярче, как синева океанской волны.

— Смотри, — хрипло проговорил он.

Трепеща от почти болезненного желания, она смотрела, как он входил в нее. Это ощущение она часто испытывала в последние дни. Его жар обжигал ее. Дюйм за дюймом она оседала вниз. Она чувствовала его в себе. Зрелище того, как плоть его исчезает в ней, осязание этого проникновения быстро довели ее до пика наслаждения. Бен не отпускал ее, пока тело ее содрогалось в экстазе.

— Еще, — прошептал он. — Я хочу снова почувствовать это.

Сжав в ладонях ее ягодицы, он стал качать Джиллиан вверх-вниз. Чувственное ощущение было почти невыносимым, он скрежетал зубами, запрокидывая голову. Каждый раз, когда ее тело шло вниз, сжимая его напрягшуюся плоть, он содрогался от наслаждения.

Джиллиан приникла к нему. Она начала постанывать от нарастающей сладостной муки.

— Пожалуйста, — молила она еле слышным за шумом дождя голосом. — Ну пожалуйста.

— Погоди, лапушка, — задыхался он. — Это слишком хорошо.

Ее тело буквально раскалилось, хотя прохладный дождь продолжал омывать их. Она боролась с Беном, стремясь вновь достичь ускользающего пика, но не смогла одолеть железной силы его мускулистого тела. Он рассмеялся, и смех его звучал яростным торжеством.

Солнце пробилось сквозь тучи и засияло, сплетаясь со струями дождя, купая мужчину и женщину в своих сверкающих лучах. Они словно оказались внутри бриллианта. Бен почувствовал, как подступает оргазм, и выругался. А потом несколькими быстрыми толчками проник в нее, и она вскрикнула. Дрожь ее лона сладостно захватила его, и он, издав первобытный вопль, запрокинул голову и, содрогаясь, излился в нее.

Бена трясло. Ему потребовалось собрать все силы, чтобы ноги не подогнулись под ним. Джиллиан обмякла в его руках. Голова ее лежала у него на плече, ноги все еще были сомкнуты на его талии.

Солнечный свет был слепяще ярким. Гроза ушла, и дождь прекратился. Словно аплодисменты, в тишине падали капли воды с листьев. После дождя облака пара поднимались к кронам деревьев. Бен продолжал прижимать Джиллиан к себе.

— Я не могу двинуться, — пробормотал он наконец в ее мокрые волосы. — Если я сделаю хоть шаг, то упаду.

Она едва подавила смешок.

— Если мне удастся устоять, сможешь расцепить свои ноги?

— Может быть.

— Если не сможешь, нам, вероятно, придется пойти по второму кругу.

Наверное, он был способен и на это, но Джиллиан такой подвиг был не под силу. Она не могла вспомнить, когда раньше чувствовала себя такой сытой и довольной. Все, чего ей сейчас хотелось, это свернуться где-нибудь в клубочек и поспать…

Бен бережно поставил Джиллиан на землю, но не отпускал, пока не убедился, что ноги держат ее. На мгновение ее качнуло к нему, затем они прошли несколько футов до палатки, все еще не разжимая сплетенных рук. Он не хотел отпускать ее ни на минуту, все еще ошеломленный их страстью, такой неистовой и яркой. У них не было полотенца, но воздух быстро нагревался, и когда пришло время одеваться, их кожа была лишь слегка влажной.

Она едва не вскрикнула, когда стоящий рядом Бен вдруг тихо сказал:

— Только не пугайся.

Руки ее застыли на пуговицах рубашки, и она в страхе оглянулась. На расстоянии примерно десяти футов, едва заметные в зелени деревьев, стояли несколько индейцев и наблюдали за ней и Беном. Вся их одежда состояла из набедренных повязок. Прямые черные волосы были коротко подстрижены. В руках у каждого были лук и стрелы.

— Это яномами, — продолжал Бен тем же тихим голосом.

— Как они относятся к белым?

— Зависит от того, были ли у них с белыми столкновения. Обычно они не очень агрессивны.

— Что будем делать?

— Посмотрим, чего они хотят. — Он намеренно держал руку подальше от пистолета.

Перед ними был отряд охотников. Шестифутовые стрелы в их колчанах были пропитаны ядом, вероятно типа цианида, а с этим шутки плохи. Бен заговорил с индейцами на их языке. Самый старый из яномами, почтенный человек с седеющими волосами, ответил ему.

После нескольких минут разговора Джиллиан заметила, что суровые лица индейцев расплылись в улыбках. Седоволосый мужчина что-то произнес, несколько раз хлопнув в ладоши, и все рассмеялись.

Бен тоже посмеивался.

— Что смешного? — поинтересовалась она.

— Так, ничего.

Этот уклончивый ответ пробудил ее любопытство.

— Но все-таки?

— Они удивляются, что мы делали «хлоп-хлоп» под дождем, а не в нашей смешной «моулоке». Так они называют дом.

Джиллиан почувствовала, как у нее вспыхнуло лицо, когда поняла, что их любовную сцену наблюдали несколько зрителей. И в то же время она чуть не расхохоталась.

— Значит, «хлоп-хлоп»… — тихо сказала она. В глазах Бена искрилось веселье.

— Да. — Он легко хлопнул в ладоши, с точностью воспроизводя звук мокрых тел, шлепающих друг о друга в четком ритме.

Она зажала руками рот, но все равно не смогла сдержать смеха. Яномами тоже начали смеяться, искренне разделяя ее веселье.

Бен самодовольно добавил:

— Как я мог понять, на них произвело большое впечатление и мое… как бы это лучше сказать… «достоинство», и техника исполнения.

— Прекрати, — сказала она, все еще продолжая смеяться.

Яномами пригласили Джиллиан и Бена в гости, и Бен решил, что куда опаснее оскорбить их отказом, чем принять приглашение, хотя понимал, что любая задержка в пути давала Кейтсу и Дутре шанс добраться до лодок раньше их.

Индейцы привели их к своей моулоке, общей хижине, в которой жили все люди их племени. Это было громадное круглое здание с тростниковой крышей. Как объяснил Бен, поселение было довольно маленькое, всего около пятидесяти человек. Вообще, такие племена редко насчитывают больше двух сотен.

Все жители поселка высыпали приветствовать гостей. Дети смущались и хихикали, женщины тут же ловко окружили Джиллиан, а Бен в обществе мужчин направился р другую сторону.

— Что я должна делать? — окликнула его Джиллиан, заинтересованная и слегка напуганная происходящим.

— Улыбайся и выгляди красивой, — ответил он.

Следуя этому совету, Джиллиан улыбнулась женщинам.

Они были разного возраста, от беззубых морщинистых старух до гибких юных девочек, с только начинающей наливаться грудью. Все женщины ходили голыми до пояса. Мужчины носили набедренные повязки, завязанные узлом сзади на талии, а на женщинах были пояса из множества веревочек, которые закрывали живот и пах и оставляли голыми ягодицы.

Конечно, Джиллиан не знала ни слова на их языке, но двое из женщин немного говорили по-португальски, и как-то они поняли друг друга. Вскоре Джиллиан уже сидела на земле с ребенком на руках, в то время как женщины готовили еду. Подошел Бен в сопровождении мужчин. Все были в прекрасном настроении. Он подмигнул ей, но на время еды остался в мужской компании.

Ребенок, сидя у нее на руках, ел рыбу, маниоку и свежие фрукты. Про маниоку она кое-что знала. Эти клубни, специально приготовленные, шли в пищу, но, кроме этого, из них добывали яд, которым пропитывались стрелы. Маниоку надо было уметь приготовить, иначе первая проба могла стать и последней. Но так как вокруг никто не падал замертво, она принялась за еду.

Вскоре подошел Беи и присел рядом на корточки:

— Ты очень неплохо выглядишь с ребенком на руках.

58
{"b":"12226","o":1}