ЛитМир - Электронная Библиотека

Подойдя к Джиллиан, он взял новую обойму и вставил в пистолет. Затем сунул пистолет за пояс, а еще одну запасную обойму — в карман. Потом завернул алмаз в платок и снова положил в рюкзак. По-прежнему не говоря ни слова, он захватил рюкзак и вернулся на свое место около руля.

Джиллиан перевела взгляд с рюкзака на Бена и, прищурившись, спросила:

— Что, собственно, происходит?

— Ты знаешь, что происходит. Я нашел алмаз, — ровным голосом без обиняков ответил он.

— Так. Значит, Кейтс увидел тебя с ним в то утро. Поэтому он и стрелял.

— Да.

Бен прибавил газу, и плот набрал скорость. Шум мотора делал разговор невозможным. Джиллиан села на носу, встречный ветер трепал ее волосы. Какое-то время она молча смотрела на реку. Бен начал было надеяться, что она оставит эту тему в покое, но затем она встала, подошла ближе и села рядом, чтобы он мог ее расслышать.

— Я вынуждена была бросить там пленку и все мои записи, — сказала она. — У меня нет доказательств существования Каменного Города и племени анзар, а алмаз — как раз то реальное доказательство, которое мне необходимо, чтобы привлечь внимание коллег, заставить их выслушать меня. По крайней мере, они пошлют еще одну экспедицию, и отец будет оправдан. И, может быть, я смогу привезти тело Рика.

— Я отвезу тебя назад, — нетерпеливо проговорил он. — Как доказательство алмаз тебе не понадобится.

Ее зеленые глаза метнули искры:

— И полагаю, ты собираешься финансировать эту экспедицию.

— Да, — он дернул подбородком в сторону рюкзака. — У меня будет много денег от этого.

— Нет, спасибо, — сказала она. — Такого рода деньгами я пользоваться не буду.

Ярость вскипела в нем.

— Какого это «такого» рода? Это не деньги за кровь. Сам по себе камень не доказывает ничего, кроме того, что в Бразилии есть чертовски большие алмазы. Я хочу употребить его на финансирование второй экспедиции в Каменный Город и еще получить большой доход, а ты собираешься убедить кучку напыщенных чиновников снарядить экспедицию, чтобы обелить имя своего отца. Я, наверное, глуп, но не вижу большой разницы. Разве что моя идея гораздо практичней!

— Алмаз принадлежит народу Бразилии, — возразила она. — Так же, как пирамиды принадлежат египтянам. Или ты считаешь, что грабители могил были правы, когда проникали в погребальные камеры пирамид и уносили ценности? Что они поступали законно, уничтожая историю?

— Здесь есть некоторая разница, лапушка. Алмаз — как раз наименее важная часть истории Каменного Города. Вот храм, эти чертовы статуи, сам город, даже эта дурацкая долина — чаша, где он находится, — вот это действительно важно. Это люди вроде тебя будут изучать еще сто лет. Алмаз никакого значения не имеет.

— Это бесценный артефакт.

— Что?! — он бросил на нее недоверчивей взгляд. — Не знаю, что это там за факт, а по мне, так это просто блестящий камешек, который люди используют для украшений. Положи в нишу над гробницей гранат, и он сыграет ту же роль. А что ты скажешь, если мы так и сделаем? Даже стоимость граната величиной со страусовое яйцо почти не уменьшит сумму, которую можно выручить за этот алмаз.

Выражение ее лица осталось непреклонным.

— Взять его значит украсть.

— Да дерьмо это все! — с отвращением произнес он. — Черт побери, Джиллиан, неужели ты думаешь, что я поперся туда только для того, чтобы, найдя алмаз, передать его кому-то, кто и пальцем не пошевелил, чтобы его добыть? Мы рисковали жизнью.

— Тебе заплатили именно за то, что ты делал, — подчеркнула она. — И ты не нашел бы его без меня. Кстати, именно я нашла бы его, если б ты не использовал меня как отвлекающий фактор, пока сам пробирался в храм.

— Я совсем не думал, что найду его.

— Вот как? Почему же все остальное, о чем я говорила, оказалось на месте?

— Я не отдам этот алмаз, — холодно произнес он. — И хватит об этом.

— Ты собираешься выбросить меня за борт? — поинтересовалась она. — Ведь теперь я обязательно должна связаться с властями, когда мы доберемся до Манауса.

— А как ты докажешь, что он у меня? — Взгляд его голубых глаз стал ледяным.

Джиллиан замолчала в бессильной ярости. Она прекрасно знала, что произойдет, если она обратится к властям. Они начнут проверять все шаг за шагом и узнают, что ее отец прославился сумасбродными идеями, а, стало быть, яблоко от яблони недалеко падает. Они не примут ее рассказа всерьез и решат, что она выдумала эту историю, чтобы привлечь внимание к бесплодным поискам, которые, как и путешествие ее отца, ни к чему не приведут.

Бен был слишком умным, чтобы попытаться продать этот алмаз в Бразилии. Конечно, рано или поздно Царица окажется в Антверпене. Она привлечет внимание всего мира, но происхождение ее останется неясным, что лишь прибавит ей таинственности и ценности. А что, если алмаз распилят, огранят и сделают роскошные украшения? Мысль о том, что камень разрежут, привела ее в ужас. Этот алмаз в прямом и переносном смыслах был сердцем целой культуры, и он должен остаться целым.

— Перестань дуться, — посоветовал он. — Я сделаю так, как сказал. Я отвезу тебя назад, в Каменный Город. Тебе же хочется иметь доказательства существования племени анзар? Ты их и получишь.

Она отодвинулась и перешла на нос, села и стала глядеть на реку. Теперь расстояние между ними делало разговор невозможным. Это раздражало Бена. Ему хотелось, чтобы она поняла и разделила его точку зрения. Он говорил с позиции здравого смысла, а она несла романтическую чушь. Проклятие, надо было быть осмотрительнее, но он не ожидал, что, достав новую обойму, она еще будет рыться в рюкзаке.

Бен был дико раздосадован и огорчен. Если он теперь предложит ей выйти за него замуж, она решит, что он делает это только для того, чтобы она молчала насчет алмаза.

Попробуй теперь убеди ее, что он действительно хочет, чтобы она стала его женой! Ну надо же такому случиться! Впервые в жизни он подумал о женитьбе, а Джиллиан не то что не поверит ему, а просто залепит пощечину, если он хоть заикнется об этом.

Что за сволочной день! Мало того, что в него стреляли, лодку его потопили, теперь еще и Джиллиан сидела мрачнее тучи и злилась на него.

Терпение его подошло к концу.

Кроме всего прочего, он не был окончательно уверен, что Дутра мертв. Но ему хотелось поскорее увезти Джиллиан оттуда. Наверняка, случись это снова, он снова поступил бы также. Первой и главной его заботой было защитить ее.

Что касается Кейтса, то Бен считал маловероятным, что тот жив. Наняв Дугру, Кейтс сделал большую ошибку. Дутра матери родной не пожалеет, если речь идет о деньгах. Кейтсу Дутра был нужен, Дутре Кейтс — нет. В сущности, все было очень просто. Однако если Дутра не убит, то уж точно ранен, и ему все равно никак не удалось бы преследовать их дальше, даже если допустить, что он добрался до берега и что раны его не воспалились. В тропиках раны заживают плохо, разве что Дутра знает какое-нибудь особое средство. Все эти предположения не давали Бену покоя.

Дутра цеплялся за обломки лодок, но, когда Бен и Джиллиан спустили плот, нырнул. Кровь сочилась из руки, и он понимал, что в любую минуту в него могут впиться острые зубы хищных рыб. Елва шум мотора стих, он вынырнул. На его глазах обе лодки уходили под воду. Выбора не было. Он оторвал полосу от рубашки, завязал рану и поплыл.

Дутра едва мог двигать рукой, но его нечеловеческая сила позволила ему добраться до берега. В полном изнеможении он вылез из воды, посылая вслед Бену мыслимые и немыслимые проклятия. Какого черта он остановился среди бела дня? Наверное, захотел трахнуть свою бабенку.

Дутра оказался неготовым к этой встрече, потому что хотел подобраться к ним ночью, когда они спят. Тогда все было бы очень просто. А получилось, что растерялся он сам, а еще Льюнс чуть не убил его.

Но Дутра был жив, а то, что Джиллиан и Бен не знали этого, было его преимуществом.

Им все равно не уйти от него, и, если даже они доберутся до Манауса, он расквитается с ними там.

64
{"b":"12226","o":1}