ЛитМир - Электронная Библиотека

— Оттуда часто не возвращаются даже мужчины, сеньора, — важно и серьезно сообщил он. Он выглядел типичным латиноамериканцем: коренастый, плотный, с прямыми черными волосами и большими черными глазами. — Их поглотила сельва, и никто их больше не видел.

Джиллиан не стала говорить ему, что она не сеньора, а сеньорита. Пусть продолжает думать, что она замужем. Ей это все равно, а вот он бы смутился, если бы она его поправила. Ее и раньше часто принимали за жену Рика, а не за его сестру. Они были совсем не похожи, разве что оба были темные шатены. Управляющий отелем был приятным человеком, и ей даже захотелось ласково похлопать его по руке.

— Я понимаю ваше беспокойство, — сказала она, — и разделяю его. Я вовсе не отношусь к сельве легкомысленно. Но я археолог и привыкла к тяжелым условиям. Пожалуй, мне больше ночей довелось провести в палатке, чем в постели. Я очень, очень осторожна.

— Я на это надеюсь, сеньора, — ответил он, но в глазах его по-прежнему была видна тревога, — Я сам никогда бы туда не отправился.

— Но я должна это сделать. И обещаю вам принять все мыслимые меры предосторожности.

Она не лгала. Хотя до сих пор ей доводилось работать большей частью в местах сухих и пыльных, она понимала, с чем им предстоит столкнуться здесь, в тропическом лесу. Опасными могут оказаться и флора и фауна. Прививки ее еще действовали, у нее имелся большой запас антибиотиков и репеллентом от насекомых, отличная походная аптечка, и она умела зашивать небольшие раны. Еще она предусмотрительно достала рецепт на противозачаточные таблетки и провезла трехмесячный их запас в аптечке под видом противоаллергических средств.

Однако Джиллиан не обольщалась: в тропических лесах неизбежны неприятные сюрпризы, и все их не предусмотришь. Она будет крайне осторожна, но от несчастных случаев никто не застрахован, как и от болезней. Несмотря на все предосторожности, может укусить змея, поэтому у нее была с собой противозмеиная сыворотка, но ведь есть и такие яды, от которых нет противоядия. Нельзя было исключать и встречу с враждебными индейцами: обширные районы бассейна Амазонки до сих пор не были исследованы и нанесены на карту и было неизвестно, с чем там можно столкнуться.

Быстро закончив свои дела с управляющим, Джиллиан покинула гостиницу с одной-единственной целью: купить оружие. Она полагала, что в Манаусе это должно быть довольно просто, ведь этот город с широкими улицами и европейской атмосферой являлся порто-франко. В Манаусе можно было найти любой промышленный товар, производимый в мире.

Наверное, то, что она жила в Лос-Анджелесе, помогало ей переносить местную жару. Ей пришлось бы куда хуже, будь она, скажем, из Сиэтла. Однако влажность угнетала. А ведь они оказались здесь еще в лучшее время года: зимние месяцы — июнь, июль и август — были здесь самыми сухими и наименее жаркими. Джиллиан подозревала, что «сухие» означает, что дождь идет не каждый день, а, наверное, через день. И если повезет, то, может быть, он будет лить два раза в день, а не три. Она надеялась на первое, но готовилась ко второму.

Она немного прошлась, не отдаляясь от гостиницы, но внимательно оглядывая все вокруг. На протяжении двухсот ярдов она услышала по крайней мере семь различных языков. Манаус был необыкновенным, завораживающим городом. В этот глубоководный порт, расположенный в ста двадцати милях от берега, могли заходить и торговые суда большого океанского водоизмещения, и туристические яхты, обычные для курортных гаваней. По всей вероятности, именно из-за этого здесь можно было встретить такое разнообразие языков. И неважно, что они находятся чуть не посреди континента: могучая Амазонка сама себе хозяйка, со своими законами. В некоторых местах она настолько глубока, что под килями кораблей остается еще добрых четыреста футов воды.

Рик все еще дулся на нее за категорический отказ передать ему карту и разговаривал с нею только тогда, когда давал указания, но это нисколько не поколебало ее решимости. Эта экспедиция была предпринята не только ради нее, но и ради их отца. Пожалуй, в большей степени ради него. Она была сильной и могла сама за себя постоять, а профессор уже не мог защитить ни свою репутацию, ни память о себе. Если она не докажет, что его теория насчет Анзара верна, он навсегда останется в памяти людей как «полоумный Шервуд». А она ничего не сможет доказать, если сообщит известные ей сведения такому человеку, как Рик.

Ей бы хотелось, чтобы он вообще не участвовал в этом деле, но обстоятельства сложились против нее. Рик вернулся в комнату — наверное, чтобы посмотреть, чем она занимается, — спустя какую-то минуту после того, как она поняла, что у нее в руках. И она не сумела скрыть своего возбуждения. Он поглядел на разбросанные вокруг нее бумаги, увидел общую карту местности и впервые в жизни сразу сообразил, в чем дело. Правда, он назвал ее «картой места, где зарыт клад».

Несколько дней он приставал к Джиллиан, чтобы она сообщила ему координаты этого места, но она слишком хорошо знала своего братца; в прежние времена таких, как он, называли вечными бездельниками Скорее всего, он продал бы эту информацию какому-нибудь честолюбивому охотнику за сокровищами, совершенно не заботясь, не думая о репутации отца. Он наверняка не стал бы сохранять найденное для последующих тщательных раскопок, составлять каталог находок и тем паче передавать обнаруженные ценности бразильскому правительству, как того требует закон. Если б она сама смогла найти какого-нибудь спонсора, готового финансировать экспедицию, она бы это сделала и добыла нужное разрешение, даже если бы для этого пришлось прибегнуть ко взлому. Но все ее поиски поддержки были тщетны. Ее или игнорировали, или высмеивали. Она представляла, что они все говорят за ее спиной: «У дочки полоумного Шервуда тоже поехала крыша».

В конце концов именно Рик привлек к делу Стивена Кейтса. По каким-то своим причинам Кейтс готов был финансировать этот проект. Джиллиан настояла на своем участии в экспедиции, чтобы защитить находки, насколько это будет возможно, но ей было горько от того, что слепота коллег по профессии вынудила ее обратиться к такому типу, как Кейтс. Если бы они доверяли мнению ее отца или ее собственному, в штат экспедиции входили бы сейчас опытные археологи и надежные проводники, а не бессовестный сброд, который, как она боялась, наймут Рик и Кейтс. Если бы у нее был выбор, она предпочла бы любой другой вариант, но выбора не было, и приходилось использовать те средства, которые шли в руки. Она выучила маршрут, ведущий к Каменному Городу, наизусть, так что Рику и Кейтсу пришлось взять ее с собой. А теперь она позаботится о том, чтобы иметь собственное оружие.

Это было разумной предосторожностью. Обращаться с оружием она умела: в ее профессии такое умение было очень полезным. Змеи и другие опасности были нередки в ее работе. На этот раз змеи, пожалуй, окажутся двуногими, но так или. иначе придется рискнуть. Она надеялась, что сумеет выкрутиться без существенного урона для себя. В конце концов, вряд ли ее убьют или бросят в джунглях на произвол судьбы. Пусть Рик был слабым человеком и плохим братом, но он не был убийцей. По крайней мере, она надеялась, что он не согласится, чтобы ей причинили вред. Насчет Стивена Кейтса она не была так уверена, хотя внешне он казался вполне цивилизованным. Однако, если окажется, что это не так, она будет вполне готова к такому повороту событий и сумеет себя защитить.

В любом большом городе найти оружие — не проблема, и Джиллиан решила сразу взять быка за рога. Она бы привезла пистолет с собой из Штатов, если бы не таможенный контроль: одно дело — контрабанда противозачаточных таблеток и совсем другое — контрабанда оружия. Особенно если ее поймают.

Она медленно прошла вдоль ряда такси, выстроившихся перед входом в другую гостиницу, незаметно разглядывая водителей. Она искала кого-нибудь победнее видом, хотя все таксисты выглядели не слишком процветающими. Пожалуй, точнее всего было бы сказать, что вид у них убогий. В конце концов она выбрала одного, небритого, более неряшливого, чем остальные, с глазами в красных прожилках. С улыбкой подойдя к машине, она на ломаном португальском попросила отвезти ее к причалам. Водитель был явно не склонен к разговорам, Джиллиан выждала несколько минут, пока он справлялся с движением на переполненных транспортом улицах, и лишь затем спокойно сказала:

7
{"b":"12226","o":1}