ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я хочу купить оружие. Вам известно, где я могу его найти?

Он быстро глянул в зеркало заднего вида:

— Оружие, сеньора?

— Пистолет. Я предпочитаю автоматический, но даже если это будет… — она не могла вспомнить, как будет по-португальски «револьвер». Описав пальцем круг, она произнесла по-английски «револьвер».

Взгляд темных глаз таксиста был циничным и настороженным.

— Я отвезу вас куда надо, — произнес он. — Но не останусь, Я не хочу снова увидеться с вами, сеньора.

— Понимаю, — успокаивающе улыбнулась она. — Я смогу потом найти другое такси, чтобы вернуться в гостиницу?

Он пожал плечами:

— Тут много туристов. Такси есть повсюду.

Из этого она заключила, что она может поймать другое такси, а может и не поймать. Если понадобится, она дойдет до телефонной будки и вызовет его, хотя мысль о ходьбе по этой жаре совсем не вдохновляла. Оделась она очень разумно: тонкая ситцевая юбка и никаких чулок, но парная баня есть парная баня, что бы гы ни надела.

Водитель отвез ее в довольно убогий район, который, однако, все же нельзя было назвать настоящей трущобой. Там она дала ему щедрые чаевые и, не оглядываясь, пошла в лавчонку, которую он ей указал.

Через полчаса она уже была владелицей автоматического пистолета тридцать восьмого калибра, который было легко смазывать и вообще содержать в порядке, а ее сумку оттягивал солидный запас патронов. Человек, продавший ей все это, любопытства не проявил. Возможно, американки каждый день покупали у него оружие. Он даже вызвал для нее такси и позволил ей подождать в лавке, пока оно приедет.

Добравшись до гостиницы, Джиллиан обнаружила, что Рик и Кейтс еще не вернулись. Впрочем, она их и не ждала. Рик был все еще так зол на нее, что вполне мог оставить ее одну на всю ночь, надеясь, что это ее испугает. Но она не испугалась. Она была здесь не на экскурсии, к тому же в гостинице подавали в номер вполне приличный набор блюд и напитков, так что она совершенно спокойно могла оставаться у себя в номере хоть весь день. Она даже обрадовалась возможности отдохнуть.

Однако Рик с Кейтсом вернулись во второй половине дня и зашли к ней в комнату, оба улыбающиеся и довольные. От них слегка пахло спиртным, но пьяны они не были.

— Мы нашли проводника, — бодро объявил Рик. Настроение eго явно исправилось. — Мы должны встретиться с ним в семь, чтобы обсудить наши планы.

— Здесь, в гостинице? — Это казалось ей самым удобным.

— Нет, в баре, где он проводит время. Тебе придется тоже пойти туда. Ты больше знаешь о планировании экспедиций, чем мы.

Джиллиан вздохнула про себя. Она могла представить себе куда более подходящие места для обсуждения планов, чем переполненный людьми бар, где их запросто могли подслушать.

— А кто этот проводник? По-моему, вы еще не назвали мне его имени.

— Льюис, — сказал Кейтс, — Бен Льюис. Все, кого мы спрашивали, говорили, что он самый лучший. Полагаю, он годится. Если он оставит в покое бутылку, то будет совсем в порядке.

Это звучало не слишком ободряюще. Она снова вздохнула.

— Он американец?

Рик пожал плечами:

— Думаю, да. У него южный акцент.

По мнению Джиллиан, южный акцент совершенно недвусмысленно указывал на то, что его обладатель — американец южных штатов, и тут нечего было думать и гадать. Однако она воздержалась от комментариев.

— Родился-то он в Штатах, — сказал Кейтс, — но кто знает, считает ли он еще себя американцем? По-моему, таких называют перекати-поле, людьми без родины. Кажется, никто не знает, сколько времени он здесь ошивается.

Достаточно, чтобы стать совсем как местные. В этом Джиллиан не сомневалась. Медлительным, невнимательным к деталям. Впрочем, у людей в большинстве стран мира отсутствовало типичное для североамериканцев стремление работать как можно быстрее и эффективнее. Будучи за границей, она и сама снижала свой темп — пришлось научиться. Ей довелось участвовать в нескольких раскопках в Африке. Так там у местных жителей вообще не было в языке слова, означающего «время». А если бы она заговорила с ними о сроках и графике работ, они бы и вовсе не поняли. К этому надо было приспособиться или сойти с ума. Интересно будет посмотреть, какой выбор сделал этот мистер Льюис.

— Он из тех типов, которые хотят сами всем командовать, — сказал Рик. — Если даже половина того, что о нем говорили, правда, то он, похоже, всегда делает только то, что хочет.

Джиллиан видела, что личность Льюиса произвела на Рика глубокое впечатление, однако, поскольку вкусы ее брата сформировались еще в подростковом возрасте и с тех пор так и не изменились, она решила пока воздержаться от оценок. Рику понравится любой самоуверенный грубиян, он ведь считает, что именно так и должен себя вести настоящий мужчина. И Джиллиан решила, что от проводника, которого они наняли, вряд ли стоит многого ждать.

По просьбе Рика Джиллиан была готова к шести тридцати. Она достаточно хорошо знала своего брата и поняла, что он от души жалеет, что она не белокурая секс-бомба, готовая использовать свое тело, чтобы обворожить и укротить этого человека, который так поразил его воображение. Однако, даже если б она решила перекраситься в блондинку, стать секс-бомбой ей бы все равно не удалось: не тот материал. Одним из необходимых для этого качеств была пышность форм, чего у Джиллиан не было совершенно. И хорошо, что не было, ведь это, должно быть, очень утомительно — вечно таскать на себе здоровенные груди, от вида которых мужчины обалдевают, превращаясь в слюнявых идиотов.

Какая есть, такая есть: стройная, подтянутая, симпатичная, но вовсе не писаная красавица. Если бы ее спросили, что является лучшей ее чертой, она бы ответила — ум.

Тем не менее из-за жары она надела открытое платье без рукавов с завязками на шее. Вообще-то оно было единственным, которое она прихватила из дому. Кроме этого платья да еще юбки и блузки, в которых она летела в самолете, она взяла с собой только плотные брюки, рубашки и сапоги.

Во время поездки в такси по Манаусу с Риком и Кейтсом Джиллиан глядела по сторонам и любовалась тем, что видела. Это был красивый город, и она пожалела, что у нее нет времени побродить по нему. Впрочем, у нее всегда было такое чувство: ей вечно не хватало времени на современные города. Она работала с прошлым — с мертвыми городами, некрополями, — пытаясь сложить из осколков цельную картину, чтобы понять, как жили эти древние люди и как человечество пришло к своему нынешнему состоянию. Археология стремится обнаружить те пути, которыми люди пришли к настоящему, и узнать, как они изменились за тысячелетия своего существования. Эту загадку старалась разгадать и Джиллиан, и поиски разгадки никогда ей не надоедали.

Бар, в который она вошла с Риком и Кейтсом, был не самым лучшим из тех, в каких ей доводилось бывать, однако и не худшим. Она не обратила на него особого внимания, как и на то, что стоявшие у стойки мужчины разом повернулись, чтобы рассмотреть ее из-под полуприкрытых век. Будь она одна, никогда не вошла бы сюда, разве что в случае крайней необходимости. Но зато здесь было прохладно, свет не бил в глаза, и голоса звучали приглушенно. В воздухе витали запахи табака, спиртного и пота, разгоняемые ленивым вращением двух вентиляторов на потолке.

Защищенная с одной стороны Риком, с другой Кейтсом, она шла по залу, направляясь к столику у стены, где расслабленно, будто в полусне, сидел в одиночестве, развалившись на стуле, мужчина, перед которым стояла откупоренная бутылка виски. Однако внешность его была обманчива. Полуопущенные веки не помешали Джиллиан разглядеть напряженный блеск его глаз. Когда они приблизились, он ногой придвинул к ней стул и окинул ее взглядом, который так же отличался от взглядов мужчин у стойки, как тигровая акула отличается от форели. Другие мужчины могли оценивать ее женские прелести и прикидывать, какова она в постели, однако они держали свои фантазии при себе. Этот же мысленно уже раздел ее, раздвинул ей ноги, вошел в нее да при этом еще и плевать хотел на то, что она может прочесть его мысли.

8
{"b":"12226","o":1}