ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Теперь мне стало ясно, что Сталин, узнав от кого-то о доставке соли в отряд Емлютина, ждал от меня доклада об этом и, не услышав его, видимо, был обеспокоен тем, понимаю ли я задачи, стоящие перед партизанами.

— Передо мной, товарищ Сталин, никто не ставил вопросов о снабжении партизанских отрядов только продовольствием.

— Я в этом не сомневаюсь, но хотелось бы, чтобы и вы четко представляли себе задачи нашего партизанского движения, и, когда вы рассказываете нам о вашей работе для партизан, пожалуйста, ничего не забывайте.

Разговор на эту тему был закончен, и я сделал из него соответствующие выводы.

Нам приходилось не только снабжать партизанские отряды всем необходимым для ведения боевых действий и вывозить оттуда раненых, женщин и детей, но порой и спешить к ним на выручку, так как время от времени партизаны попадали в сложное положение.

Вот, например, о чем просил меня 6 июля 1942 года начальник Центрального штаба партизанского движения П. К. Пономаренко:

«Прошу Вашего распоряжения помочь партизанскому отряду и разбомбить скопление немцев в тысячу восемьсот человек с техникой в населенных пунктах: с. Семеновское (восемнадцать километров северо-западнее г. Севск) и с. Алекшковичи (двадцать три километра северо-западнее г. Севск), Суземского района Орловской области, после чего партизаны уничтожат группировку».

Или: [245]

«Объединенные партизанские отряды Емлютина, Бондаренко в лесах южнее Брянска ведут упорные бои с регулярными немецкими частями, — писал он же 11 августа. — Противник, 134-я пехотная дивизия немцев и восемь карательных батальонов общей численностью около одиннадцати тысяч человек с артиллерией и танками, занял Локоть, Негино, Суземка. Бои развернулись в лесу.

Сегодня получена радиограмма от партизанских отрядов с просьбой бомбить следующие пункты скопления противника: Локоть, семьдесят шесть километров юго-восточнее Брянска, — до пяти тысяч человек. Негино, Суземка, сто шесть километров южнее Брянска, — до пяти тысяч человек. Навля, сорок семь километров юго-восточнее Брянска — скопление пехоты, Синезерки, тридцать километров юго-восточнее Брянска, Выгоничи, двадцать километров юго-западнее Брянска.

Имея в виду огромное значение бомбежки для поднятия боевого духа партизан, прошу удовлетворить просьбу партизан».

На этом документе резолюция: «Начальнику штаба. Сообщите т. Пономаренко — 747-й полк выполнит эту задачу. Командующий». И далее: «Тов. Пономаренко передано по телефону».

А вот документ от 15 августа 1942 года:

«Противник для борьбы против партизан, действующих в лесах Клетнянского, Жирятинского, Мглинского и Почепского районов, сосредоточил крупные силы. В Клетне — свыше трех тысяч человек немцев и полиции. Мглин — шестьсот пятьдесят человек. Унеча — крупные силы, и ожидается прибытие двух полков с артиллерией. Партизанские отряды находятся в лесах, окруженных карательными отрядами. Прошу оказать помощь бомбежкой населенных пунктов: Клетня, Унеча, Почеп. Пономаренко».

На документе резолюция: «Начальнику штаба. Рассчитайте, сколько самолетов нужно, и доложите».

Передо мной еще один документ той поры. В нем говорится:

«Генерал-лейтенанту Голованову, г. Москва. Направляю вам ведомость-заявку на потребное количество самолето-вылетов для обеспечения партизанских отрядов, действующих в тылу противника. Представленную записку прошу включить в план вашей работы.

Для лучшей увязки в работе по перевозкам прошу выделить одну эскадрилью самолетов и оперативно подчинить мне. О вашем решении прошу поставить меня в известность.

Приложение: ведомость-заявка на перевозку в августе месяце 1942 года.

Начальник Центрального штаба партизанского движения Пономаренко».

По представленной заявке для обеспечения боевых действий партизанских отрядов нужно было в августе 1942 года перебросить 1476 человек и около 70 тонн груза. [246] В сентябре — 1370 человек и уже 620 тонн груза. Пункты, куда нужно было доставить людей и груз, находились от Москвы на расстоянии от 300 до 1500 километров. Доставка была в основном рассчитана на десантирование. Все точки выброса экипажи должны были находить в малонаселенных, а потому труднообнаруживаемых местах, обычно по выложенным кострам и условным сигналам ракет, а это весьма и весьма непросто.

Пока что я перечисляю совершенно непохожие друг на друга задачи, которые должна была выполнять АДД. Кроме того, нужно было учесть заявки фронтов по выбросу специальных групп в тыл противника. Вот одна из заявок:

«Военный совет Западного фронта просит оказать содействие в представлении штабу фронта четырех „дугласов“ для выброски спецгрупп и груза в тыл врага в ночь на 30.8.42 г.».

А, как известно, фронтов было у нас немало. Можно здесь же упомянуть о заявках Главного политического управления Красной Армии на полеты по глубоким тылам противника для разбрасывания листовок. Приходилось также выполнять заявки на полеты в Польшу, Венгрию, Чехословакию, Румынию, Финляндию, Болгарию, Германию со спецзаданиями. Иногда бывали и такие заявки:

«Командующему АДД генерал-лейтенанту Голованову. Начальник инженерных войск Красной Армии в период 5–8 сентября 42 г. специальными радиосигналами производит ряд взрывов в тылу у противника. Прошу ночным наблюдением с самолетов установить контроль за результатами взрывов».

И так далее.

Я привожу здесь данные в основном за июль, август и часть сентября 1942 года для того, чтобы читатель мог хотя бы примерно представить себе объем боевой работы, которую к тому времени выполняла организованная всего несколько месяцев назад Авиация дальнего действия. Такой быстрый и разносторонний, а вернее, всесторонний разворот деятельности АДД с соответствующими результатами был высоко оценен Ставкой.

Эта деятельность была отмечена тем, что уже в августе 1942 года в составе АДД, как я уже отметил, появились гвардейские полки и значительное число награжденных.

Действительно, какой подготовкой должен был обладать тот или иной экипаж, летая сегодня бомбить передний край обороны противника, где малейшая ошибка могла повлечь за собой падение бомб в расположение своих войск (надо сказать, что хотя и весьма редко, но все же такие случаи у нас бывали). А назавтра этот же экипаж отправлялся в глубокий тыл бомбить фашистское логово, а послезавтра он разыскивал где-то в лесах или болотах условные сигналы, выбрасывал спецгруппу и грузы и, возвратившись, на следующий день летел к партизанам. [247]

Немало потрудились командиры всех степеней, чтобы иметь экипажи, готовые выполнить подобные задания. Главным, конечно, было желание самих экипажей выполнить любое задание. Слова Сталина о том, что «желание — это уже 75 процентов успеха», находили свое подтверждение.

Разные фронты и разные командующие

Боевая активность частей и соединений АДД все нарастала. В июле мы сделали 4557 самолето-вылетов, а в августе — уже 6112. При этом следует отметить, что в августе 94 процента всех вылетов было проведено для обеспечения боевой деятельности Калининского, Западного и Сталинградского фронтов. Части АДД действовали в тесном контакте с войсками этих фронтов, наши представители находились на общевойсковых командных пунктах, и личное общение значительно помогало организации взаимодействия.

Боевые действия фронтов, в особенности Калининского (командующий генерал-полковник И. С. Конев) и Западного (командующий генерал армии Г. К. Жуков), серьезно затруднили осуществление планов противника на Сталинградском фронте, где фашистским войскам, как уже указывалось, не хватало резервов, которые приходилось перебрасывать из глубоких тылов, на что уходило много времени.

Следующий этап оборонительного сражения за Сталинград начался с отхода наших войск на внутренний оборонительный обвод. В это время, с 3 по 9 сентября, войска Сталинградского фронта предприняли наступление в районе Кузьмичи, и, хотя прорыв линии фронта не был осуществлен, задача отвлечения на себя значительной части наземных войск и авиации противника от центрального направления была выполнена.

69
{"b":"122260","o":1}