ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Выскочив в коридор, Сергей кинулся открывать все двери по очереди – и везде видел одно и то же: кровать с лежащим на ней телом. Это были мужчины, женщины, дети – но все они лежали на спине и глядели в потолок бессмысленным остекленелым взором. Несколько раз ему казалось, что он видит Ивана – но каждый раз ошибался, обманываясь случайным сходством. Коридор казался бесконечным и дверей было огромное множество – даже непонятно, откуда взялось такое количество народу. В тишине раздавался только топот и невнятная ругань самого Сергея – больше никаких звуков не было. Он чувствовал себя смотрителем чудовищного морга, пытающимся сосчитать своих подопечных. Однако удача еще не вполне оставила водителя. Распахнув очередную дверь он резко остановился, узрев знакомые рыжие ботинки – на кровати лежал несомненно Иван. Его глаза так же пусто смотрели в потолок и грудь еле шевелилась от слабого дыхания.

– А ну, вставай, придурок! Чего разлегся! – Сергей чуть не плача начал трясти спутника, – Давай, давай, просыпайся! Нечего тут прохлаждаться!

Сначала Иван никак не реагировал на крики и тряску, но потом слабо застонал и глаза его обрели хоть и сонное, но осмысленное выражение.

– Ты чего дерешься? – вялым голосом поинтересовался он, – уже и отдохнуть нельзя рабочему человеку?

– Тут тыщща человек таких отдыхающих! И, похоже, отдыхать им уже долго… Давай-ка, дорогой товарищ, отсюда сваливать побыстрей!

Серега почти волоком потащил Ивана по кридору. Тот вяло оправдывался:

– Представляешь, ни с того ни с сего вдруг как на аркане потянуло в этот чертов дом! И такой сон навалился, что уже и не помню как в кровать попал… И снилась мне вся моя жизнь, как будто фильм на ускоренной перемотке проматывали…

– Будет еще время жизнь вспомнить – а пока давай-ка когти рвать. Очень мне тут не нравится…

Приятели выскочили из дверей здания и направились к машине. Однако едва они к ней приблизились, ворота стали со скрипом открываться. Оглядевшись, они увидели в будке давешнего лысого в капюшоне. Очевидно, воротами командовал как раз он. Ворота приоткрылись ровно настолько, чтобы человеку пройти, но машине не проехать. Похоже, дальше пропускали пешим порядком. Одетый в черное привратник вышел из будки и уставился на Серегу пронизывающим взором своих глаз.

– Сергей Демидов, проходите – неожиданно проскрипел он, негромко, но отчетливо.

Сергей рефлекторно шагнул вперед и заглянул в ворота. Там тянулась дорога – серый асфальт, серое небо, бурый лес по обочинам… Только одно яркое пятно нарушало пейзаж – за воротами стоял ярко-желтый «Фольксваген» с приглашающе раскрытой дверью. Посмотрев на свою мечту, Сергей замер как вкопанный – в его голове с отчетливым щелчком все стало на свои места. Резко оттолкнувшись от створки ворот, он кинулся назад, к своей «Газели». Втолкнув стоявшего раскрыв рот Ивана в кабину, он резво запрыгнул на водительское место. Скрипение привратника: «Иван Елецкий, проходите…» заглушил взревевший двигатель. Пока машина разворачивалась, маневрируя среди припаркованных автомобилей, человек в черном внимательно смотрел на них, но никак не препятствовал. Его лицо было совершенно бесстрастно.

– Ты чего? – изумленно спросил пришедший наконец в себя Иван

– Ты так и не понял, дурило… Это ж конец всего. А я жить хочу! Пусть свой «Фольксваген» себе в жопу засунут!

– Какой «Фольксваген»? Ты о чем? – Иван смотрел на водителя с серьезным подозрением.

– Ни о чем. Не бери в голову. Сматываться надо.

Истошно сигналя сам не зная зачем, Сергей изо всех сил выруливал назад к мосту. Привратник уже стоял у шлагбаума, неведомым образом оказавшись здесь раньше «Газели», но останавливаться Сергей не собирался. Наподдав бампером полосатую балку, под хруст дерева машина вырвалась на свободу и устремилась назад по лесной дороге. Посмотрев в зеркало, он уже без всякого удивления увидел пересекающие мост машины, которые пристраивались в хвост его «Газели».

– Хэдлайнеры так хэдлайнеры! С непонятной злостью сказал он. Получайте!

Машина летела на предельной скорости, гремя и сотрясаясь всеми своими железками, и вдруг серый свет вокруг как бы моргнул и превратился в обычные вечерние сумерки. Сергей глянул в зеркала – дорога сзади была пуста. Приемник зашипел и выдал неожиданно отчетливо: «…конец света не состоялся, по причине неявки участников…». После этого китайская магнитола потухла окончательно, не реагируя больше ни на какие кнопки. Обалдевший Сергей еле разминулся с летящей навстречу фурой – ее водитель злобно просигналил вслед. Этот гудок вызвал резкое как запах нашатыря чувство узнавания…

– Ну, Серега, ты даешь! – проснувшийся экспедитор потирал голову, пришедшую в резкое соприкосновение с боковым стеклом, – шишка же будет!

Сергей не отвечал – он смотрел вперед, где в сгущавшихся сумерках проглядывали огни приближающегося города…

Начальник

Еще когда я устраивался на работу, он показался мне странным. Бледное лицо, постоянные темные очки – в любое время суток, перчатки на руках… В его кабинете всегда задернуты темные, плотные шторы. Я не придал этому значения – мне нужна была эта работа. В конце концов, мало ли, какие у людей бывают странности? Я получил вожделенную должность. Рад ли я этому? Теперь, после всего?

Отчего я его заподозрил? Из-за сущего пустяка. Однажды, сидя в его кабинете и выслушивая инструкции – о, этот его голос… Тихий, вкрадчивый, но исполненный непонятной, непреодолимой психической силы. Ему невозможно противостоять. Он никогда не кричит, не распекает подчиненных, не устраивает разносов и выговоров, но когда он недоволен, в желудке образуется ледяная пустота, по спине текут струйки пота и хочется стать маленьким и забиться под стол – такая сила исходит от этого голоса. Так вот, сидя за столом напротив него, я обратил внимание на его перстень. Массивный, из какого-то темно-красного камня, с печаткой в виде пронзенного дракона. Эта эмблема показалась мне знакомой – но я не смог вспомнить, откуда. Он заметил, что я отвлекся, и спросил, в чем дело. Недовольство в его голосе пригвоздило меня к стулу, и всякие посторонние мысли моментально вылетели из головы. Его невозможно не слушаться.

Однако вечером, придя домой, я вспомнил этот перстень. Терпеть не могу, когда какая-то загадка вертится в моей голове, а я не могу найти ответа. Такой вот я дотошный человек – как большинство бухгалтеров со стажем, я привык обращать внимание на мелочи. Так вот, эмблема на перстне очевидно была мне знакома. Но откуда? В раздражении я стал напрягать память. Логотип какой-нибудь фирмы? Герб государства или города? Заставка компьютерной игры? Не, все не то… Я вспоминал источники информации, надеясь, что ассоциации выведут меня на верный путь. Начав что-то обдумывать, я никогда не отступаюсь, пока не доберусь до истины. Телевизор? Нет, эмблема не ассоциировалась с телеэкраном. Газета? Нет, на газетной странице это изображение тоже не смотрелось. Книга? Да, уже теплее. Определенно, перед моей зрительной памятью всплывает этот знак, изображенный на книжной странице небольшого формата. Что же это была за книга?

У меня не слишком большая библиотека – в основном, специальная литература по бухгалтерии и законодательству. Весь день напрягая глаза над бумагами, я не понимаю чтение как вид отдыха. Да и откуда взять время на пустое чтиво человеку, который так много работает? В моих книгах такой картинки очевидно нет. Где еще я мог ее увидеть? И тут в памяти всплыл эпизод двухгодичной давности. Тогда меня пригласил в гости бывший однокурсник – мы встретились с ним случайно, его фирма прощупывала возможность сотрудничества с нашей. Эти рекламщики бывают так навязчивы! Я не сразу его узнал – прошло довольно много лет, но он немедленно ударился в воспоминания и тут же стал приглашать меня в гости, да так настойчиво, что отказаться было невозможно. Я не люблю ходить в гости и не нуждаюсь в приятелях, но ничего не смог противопоставить его напору – пришлось пойти. Не скажу, что это был очень приятный визит. У нас не слишком много общих тем для разговора – я бухгалтер, человек серьезный, а он то, что называется модным словом «криэйтор» – на мой взгляд, это хитрые жулики, которые пытаются продать вам ваши же собственные идеи. Реклама… Кроме того, мне почти сразу стало ясно, что он пытается через меня, уповая на наше былое знакомство, найти подход к руководству нашей фирмы, чтобы протащить свое подозрительное коммерческое предложение. Так что я откланялся при первой возможности, как только позволили правила вежливости. Из той же вежливости, мне пришлось повосхищаться библиотекой хозяина, которой он необычайно гордился. На мой взгляд, все эти книги – не более чем пыльный хлам. Кому нужна беллетристика? Однако в гостях положено вести себя определенным образом, поэтому я раскрыл пару книг, которые он просто совал мне в руки – очевидно, они вызывали его наибольшую гордость, и, пролистав несколько страниц, постарался выразить всем своим видом горячее одобрение вкусам хозяина и некоторую даже зависть, что у меня нет таких редких и замечательных книг. К счастью, этого оказалось достаточно – он оставил меня в покое.

39
{"b":"122269","o":1}