ЛитМир - Электронная Библиотека

Она поежилась, потому что с детства комплексовала из-за своих разномастных глаз и старалась быть незаметной, чтобы никто не обратил на них внимания.

— Ради всего святого, — продолжал Тодд, — подчеркните их… Обыграйте. Они разные, необыкновенные. Притом ведь не то чтобы у вас был один глаз голубой, а другой карий — это в самом деле выглядело бы жутковато, хотя не уверен, что такое генетически возможно. Вы никогда не будете сногсшибательной красавицей, но можете стать очень и очень привлекательной.

— Я, собственно говоря, только этого и хочу, — сказала она. — Не думаю, что смогла бы справиться со сногсшибательностью.

— Да, я слышал, что это тяжкий крест, — улыбнулся Тодд. — Самое лучшее освещение у меня в ванной. Так что пройдем в мой будуар, если осмелитесь, и начнем ваше преображение.

Дейзи вытащила из сумочки небольшой пакетик.

— Я привезла свою косметику.

— Давайте посмотрим, что у вас тут есть. — Он взял у нее из рук пакетик и открыл его. Он не стал укоризненно цокать языком, но у Дейзи возникло ощущение, что он еле удержался от этого. — Что ж, для начала сгодится, — проговорил он с добродушной снисходительностью.

Он провел ее через спальню в ванную комнату, и если у Дейзи были до этого какие-то сомнения насчет его сексуальной ориентации, его спальня их рассеяла. Она была изысканно обставлена чиппендейлом: середину пространства занимала огромная кровать с балдахином и изящными тюлевыми драпировками. По всей комнате были артистично расставлены огромные пышные растения в горшках. Ей сразу захотелось, чтобы ее собственная спальня выглядела хоть вполовину так хорошо.

Господи, даже ванная комната была обставлена. Тодд оформил ее в зеленых с белым тонах, с элементами персикового и серебристо-голубого. Дейзи никогда раньше не бывала в туалетной комнате мужчины и теперь была несколько разочарована при виде обычного унитаза. Хотя, разумеется, ему не было никакого резона вешать здесь писсуар на стенку. Да и к остальному декору это не подошло бы.

— Простите, но у меня нет туалетного столика, — извиняющимся тоном произнес он и улыбнулся. — Мужчины не садятся перед зеркалом, чтобы побриться.

Хотя она никогда об этом не задумывалась, но сразу поняла, что он прав. Бритье — такое занятие, которому мужчины предаются стоя.

— Ладно, для начала уберем ваши волосы от лица. У вас есть косынка или что-нибудь в этом роде?

Она покачала головой.

— Тогда заложите их за уши и зачешите назад со лба. Она сделала, как было велено. Ужасное чувство смущения вернулось, и пальцы снова неуклюже не могли справиться с простой задачей — аккуратно убрать волосы за уши. Дейзи подозревала, что если бы ей сейчас пришлось встать и пройтись, у нее и ноги заплетались бы и она непременно споткнулась бы. Он открыл ящичек во встроенном туалетном столике и вынул оттуда шкатулку, шириной примерно десять дюймов и толщиной в пять. Щелкнув замком, он откинул крышку. Там оказались подносики, заполненные всевозможными кисточками, щеточками, помадами, подводкой для глаз всех цветов и румянами разных оттенков. Все они были в маленьких коробочках.

— Господи Боже! — вырвалось у нее. — У вас больше косметики, чем в универмаге.

— Не совсем, — рассмеялся он. — Но эта шкатулка воскрешает воспоминания. Я некоторое время работал на Бродвее, а там, чтобы не выглядеть привидением под лучами сценических прожекторов, нужно накладывать косметику жирными слоями.

— Это звучит весело. Я никогда не была в Нью-Йорке. Я вообще много чего не делала.

— Да, это было весело.

— Так почему же вы вернулись сюда?

— Это не было домом, — просто ответил он. — Кроме того, матушке нужен был кто-то, чтобы заботиться о ней. Так устроена жизнь: сначала, когда вы молоды, они опекают вас, а потом они стареют и вы ухаживаете за ними.

— Семья, — понимающе кивнула она, потому что ее собственная была такой же сплоченной.

— Вот именно. А теперь, — энергично произнес он, — приступим.

Спустя час Дейзи зачарованно смотрела в зеркало. Рот ее раскрылся в изумлении. О, сногсшибательной красоткой она не стала, но женщина в зеркале, безусловно, была привлекательной… а еще уверенной в себе и… оживленной. Она больше не сливалась с обоями. И самое главное, мужчины наверняка обратят на нее внимание!

Процесс преображения не был безболезненным. Сначала по настоянию Тодда она выщипала себе брови.

— Вы же не хотите, дорогая, чтобы у вас были брови, как у Джоан Кроуфорд. У нее один волосок из бровей вырос до трех дюймов, и она назвала его Оскар или что-то в этом роде. — К счастью, он не заставил ее делать брови как у Бетт Дэвис, она выщипала лишь несколько волосков.

Затем он познакомил ее со всеми этапами наложения макияжа, которые, как оказалось, не так уж и сложны. Главным было не накладывать слишком много краски и всегда иметь под рукой бумажные салфетки и ватные тампончики, чтобы тут же исправить ошибку и убрать избыток косметики. Даже наносить тушь оказалось легко, после того как она применила салфетку для удаления лишнего со щеточки.

— Варвары, — пробормотала она, разглядывая в зеркале свои чудесные темные ресницы. Никаких мохнатых пауков не было и в помине.

— Простите?

— Те, кто придумал тушь для ресниц. Они варвары. Ну почему не написать, что, прежде чем краситься, нужно снять со щеточки избыток краски?!

— Милая, у них достаточно хлопот с предупреждениями не тыкать щеточку в глаз или не облизывать ее. Полагаю, они считают, что если уж вы хотите накрасить ресницы, то постараетесь узнать, как это делается. Что ж, она захотела и узнала.

— Я это сделала! — растерянно произнесла она, глядя на свое отражение. Лицо ее утратило бледность, цвет его был ровным и живым, щеки цвели нежным румянцем, глаза стати больше и таинственнее, губы — сочными и влажными. Все оказалось совсем нетрудным.

— Ну конечно, милая. Это проще простого. Практика, и не переборщить с косметикой. Теперь давайте подумаем о стиле. К чему вы стремитесь? Выглядеть простой девушкой, стильной особой в стиле «олд мани»[3] или сексуальным котенком?

Тодд стоял в дверях и жизнерадостно махал рукой, прощаясь с Дейзи. Он не мог не улыбаться. Сегодня он первый раз провел с ней какое-то время, хотя, разумеется, знал, кто она, и относился к ней по-доброму. Она оказалась удивительно наивной для своего возраста, но чистой, сообразительной и прямодушной. И еще в ней вовсе не было пресыщенности. Она не имела ни малейшего представления, как себя подать, как хорошо выглядеть, но, слава Богу, он это умел. Когда он закончит свою работу, она станет потрясающей.

Он решительно направился к телефону и набрал нужный номер. Едва на другом конце сняли трубку, он произнес:

— У меня есть кандидатура. Ее зовут Дейзи Майнор.

Глава 7

Гленн Сайкс был профессионалом. Он работал тщательно и осторожно, обращал внимание на детали и не позволял эмоциям втягивать его глубоко в человеческие обстоятельства, то есть не принимал ничего близко к сердцу. Он ни дня не провел в тюрьме. Его даже ни разу не штрафовали за превышение скорости. Вообще-то штрафной талон он заработал, но водительские права у него были на другое имя, так сказать, на альтернативную личность, которую он благоразумно создал для себя примерно пятнадцать лет назад.

Одной из причин его жизненных успехов было то, что он не привлекал к себе внимания. Он говорил негромко, напивался нечасто — и никогда во время работы, только когда был один и свободен. Он всегда был аккуратным и чистоплотным, потому что считал, что законопослушные граждане скорее обратят внимание на грязного и неряшливого прохожего, словно грязь каким-то особым образом превращала его в нарушителя. Любой, кто видел Сайкса, автоматически причислял его к типу «среднего американца», с женой и парочкой детишек и домиком на три спальни в старом районе. Он не носил серьгу в ухе или цепей, у него не было татуировок — словом, никаких мелочей, которые люди легко замечают. Он довольно коротко стриг свои песочно-шатенистые волосы, носил обычные часы за тридцать долларов, хотя мог позволить себе гораздо более дорогие, и следил за зубами. Он мог пройти куда угодно, и проходил, не привлекая внимания.

вернуться

3

«Олд мани» — старые деньги (англ.).

17
{"b":"12227","o":1}