ЛитМир - Электронная Библиотека

Она все еще колебалась.

— А как же вы?

— Я помогу им разобраться с делами.

Все верно: ему не нужно было бояться ареста. Она открыла было рот, чтобы попросить его молчать о ее присутствии здесь, но тут же сообразила, что имеет такое же право посещать ночной клуб, как и он. И вообще, может быть, ей хотелось, чтобы люди знали, что она была в клубе «Баффало». Это, конечно же, заставит всех воспринимать ее иначе. Ей было нужно, чтобы мужчины думали о ней как о женщине доступной, к которой можно приблизиться, а только нового облика для этого было недостаточно.

— Мне нужно будет давать показания? — поинтересовалась она.

— Нет, если не станете здесь торчать, — с досадой рявкнул он. — А теперь катись со своей задницей отсюда, пока можешь.

Ну и ладно! Не говоря больше ни слова, Дейзи нажала на газ и рванула с места, так что гравий разлетелся из-под колес и взвыли шины. Она вылетела с парковки и в ужасе вцепилась в руль, пока не сообразила убрать ногу с газа. Сцепившись с дорожным покрытием, шины перестали выть, и она гораздо более солидно покатила по шоссе. Никогда в жизни она не заставляла шины своих автомобилей выть. О Господи! Что, если она гравием ранила шефа? Она чуть не повернула обратно, чтобы извиниться, но в зеркале заднего вида засверкали огни полицейских машин, и она сочла за лучшее убраться отсюда подобру-поздорову, как он ей велел.

Глава 9

Не каждый смог бы повеселиться вечерок, натанцеваться до упаду, заварить драку и попасть домой к девяти вечера. Именно это твердила себе Дейзи на другое утро. Ну и пусть ее выходной вечер не совсем удался. Первая его половина была очень даже веселой и увлекательной. Более того, она хорошо повеселилась и собиралась не откладывая повторить удовольствие. Разумеется, не драку — по крайней мере она на это надеялась, — но танцы и внимание мужчин к ней…

После церкви, где она выдержала откровенно любопытные взгляды всех знакомых прихожан — людей, которые, казалось, могли быть лучше воспитаны и не рассматривать ее так, Дейзи быстренько проглотила ленч, надела новые джинсы и собралась проехать на Ласситер-авеню, чтобы посмотреть, как продвинулся Бак Лейтем с покраской ее дома. Теперь, когда она решительно и бесповоротно встала на новый путь, ей хотелось поскорее переехать в собственное жилище. Однако когда она вышла за порог с сумочкой и ключами от машины в руках, к бордюру тротуара возле дома парковалась белая «корона-виктория».

У нее упало сердце при виде шефа Рассо, который медленно выпростал длинные ноги из кабины. Она весьма сдержанно обрисовала матери события вчерашнего вечера, пропустив эпизод с уроном, который нанесла гениталиям некоего мужчины. Теперь она подозревала, что шеф Рассо явился сюда, дабы вывести все на свет Божий и прочесть ей мораль, а также пригрозить возможными последствиями в случае повторения подобного. Хотя какое у него было на это право? Ведь и сам он находился в клубе «Баффало» вовсе не по долгу службы! Он развлекался, как и она… У нее же были самые честные намерения.

Он тоже был одет в джинсы и черную футболку, облегавшую его широкие покатые плечи. Вообще, подумала она, фыркнув, он больше, чем когда-либо, напоминал тяжелоатлета. Вспоминая, как легко вчера он нес ее одной рукой, она решила, что, видимо, недалека от истины.

— Собрались куда-то? — поинтересовался он, остановившись на короткой, окаймленной цветами дорожке и глядя на нее.

— Да, — храбро объявила Дейзи. Хорошие манеры требовали, чтобы она воскликнула что-то вроде: «О, я хотела забежать на минутку в супермаркет, но это подождет. Почему бы вам не зайти и не выпить кофе?» Но она ограничила ответ одним словом. Было в Рассо нечто такое, заставлявшее ее забывать о хорошем воспитании.

— Разве вы не собираетесь пригласить меня в дом? — полюбопытствовал он, и глаза его блеснули, показав, что он скорее забавляется ситуацией, чем досадует.

— Нет.

Он мотнул головой в сторону своего автомобиля:

— Тогда я приглашаю вас проехаться со мной. Не думаю, что вы хотите, чтобы мы обсуждали эти дела на улице, где наш разговор могут услышать все соседи.

У нее екнуло сердце.

— О Господи, неужели вы хотите забрать меня в участок? — Она поспешила спуститься по ступенькам крыльца. Тут ее осенила ужасная мысль. — Этот мужчина… прошлым вечером… скажите, он не умер? Это ведь был несчастный случай! А если умер, убийство совершено в целях самозащиты… ведь так?

Он сильно провел ладонью по лицу сверху вниз, и Дейзи подозрительно воззрилась на него. Было похоже, что так он прячет усмешку. Господи! Это было вовсе не смешно!

— Насколько мне известно, ваш приятель в порядке. Возможно, испытывает боль и ходит забавной походкой, но, безусловно, жив.

Она облегченно вздохнула:

— Ну, слава Богу. Тогда почему же вы хотите забрать меня в город?

Он повторил свой жест, снова проведя ладонью по лицу. Сомнений не было: он над ней смеялся. Ну и ну!

Протянув мощную руку, он ухватил ее за запястье. Рука была теплая, и держал он ее слишком крепко, словно привык удерживать нарушителей, не желавших идти за ним.

Не обижайтесь на меня, мисс Дейзи, — сказал он, подавляя рвущийся наружу смешок. — Просто… в Хилсборо «город» означает совсем не то, что в Нью-Йорке.

Ну, в общем, верно, если учесть, что они и так были практически в центре города, всего в нескольких кварталах от полицейского участка и делового центра. Но все-таки шеф Рассо мог держаться полюбезнее.

Когда он, распахнув переднюю дверцу, усаживал ее в свою машину, дверь дома растворилась и оттуда вышла Эвелин.

— Шеф Рассо! Куда это вы забираете Дейзи?

— Всего лишь прокатиться, мэм. Мы вернемся через час, обещаю.

Эвелин помедлила, потом улыбнулась:

— Желаю хорошо провести время.

— Да, мэм, — на полном серьезе произнес шеф полиции.

— Замечательно! — пробормотала Дейзи, когда он усаживался за руль. — Теперь она решит, что мы встречаемся друг с другом.

— Мы можем вернуться и поправить ее ошибку. Рассказать ей, что происходит на самом деле, — предложил он, отъезжая от тротуара и не дожидаясь ее ответа. Было просто возмутительно, что, хотя она вовсе не хотела объяснений, он прекрасно понимал это, делая такое предложение. Подумаешь, какой умный!

— У меня точно такое же право бывать в клубе, как и у вас, — объявила она, скрещивая руки на груди и задирая нос повыше.

— Согласен.

Она опустила нос и удивленно посмотрела на него:

— Тогда почему вы меня допрашиваете? Я не сделала ничего плохого. И вчерашняя потасовка случилась не по моей вине… я вовсе не хотела раздавить этому мужчине гениталии.

— Знаю. — Он снова ухмылялся. — Черт бы его побрал!

— Тогда что не так?

— Все так. И я вас вовсе не допрашиваю. Я попросил вас проехаться со мной… А это совсем не то же самое, что пригласить вас в комнату для допросов и несколько часов выжимать из вас ответы.

Несколько успокоенная, Дейзи сделала глубокий выдох и, расслабившись, уселась было поудобнее. Но тут же снова выпрямилась.

— Вы не пригласили меня, а велели ехать с вами. Что я должна была при этом подумать? «Давайте проедемся». Копы в кино всегда говорят так, и это означает, что они забирают вас в участок, чтобы задержать.

— Значит, сценаристам нужно обновить свое знание предмета и писать другие диалоги.

В тот же момент ей в голову пришла другая, ужасающая, мысль. Господи Боже! Неужели шеф полиции решил поухаживать за ней? Их встречи всегда были… колючими, но вчерашний вечер доказал ей, что новый облик изменил поведение мужчин с нею. У нее засосало под ложечкой: она абсолютно не имела понятия, как отшить мужчину, который ее не интересовал. Но ведь он не может вдруг заинтересоваться ею… не так ли? Или может? Не настолько уж она лучше выглядит, чем раньше. Как бы не так, подумала она. Она торопливо опустила солнцезащитный щиток и посмотрелась в прикрепленное с обратной стороны зеркало. Затем так же поспешно подняла его назад. О Боже!

23
{"b":"12227","o":1}