ЛитМир - Электронная Библиотека

Бет, не обращая внимания на шефа, растерянно осматривала Дейзи. Вид у нее был ошеломленный.

— Ты — блондинка, — слабым голосом проговорила она. — Мама сказала, что ты осветлила волосы, но… но ты — блондинка!

— Красивая, — промолвил десятилетний Уайтт почти обвинительным тоном. Он пребывал в том возрасте, когда девчонок не любят, и превращение любимой тети в красотку стало неприятной неожиданностью.

— Прости, — извинилась Дейзи, — я постараюсь исправиться.

— А мне нравится, — объявил одиннадцатилетний Уильям, бросая ей лукавую усмешку, которая через несколько лет будет сражать женские сердца наповал.

— И на тебе джинсы! — почти прорыдала Бет. На ней самой были шикарные шорты с гармонирующим топиком, но Дейзи знала, что сестра редко носит слаксы, а джинсы и вовсе исключила из своего гардероба.

— Я ходила за покупками, — ответила Дейзи, чувствуя себя очень неуютно под обстрелом всех глаз: все присутствующие, шеф Рассо в том числе, смерили ее взглядами с ног до головы. — Я и уши проколола, — продолжала она и указала на маленькие золотые обручи в мочках, стремясь перевести их внимание повыше.

— По-моему, ты отлично выглядишь, — улыбнулся ей Натан. Она любила зятя, но сейчас ей хотелось, чтобы тот более чутко отнесся к настроению Бет, которая явно была потрясена преображением сестры.

Бет не была эгоисткой. Она выдавила из себя улыбку, потом встала из-за стола и обняла Дейзи.

— Ты выглядишь великолепно, — сказала она.

В эту минуту вернулась с кухни Эвелин с двумя чашками нежного белого мороженого горкой.

— Да, она такая, — поддержала ее Эвелин, улыбаясь обеим дочерям и передавая чашки Дейзи и Рассо.

— Итак, — решительно произнесла тетя Джо, — как давно вы встречаетесь?

— Мы вовсе не… — начала Дейзи. но ее прервал звучный бас.

— Что-то около недели, — ответил шеф Рассо.

Глава 10

Отъезжая от дома Майноров, Джек громко смеялся: подшучивать над мисс Дейзи стало для него особым удовольствием. Она откликалась на малейшую провокацию так, словно он дотрагивался до нее электрическим бодилом для скота. Когда он объявил, что они встречаются около недели, что, в сущности, было истинной правдой, она подскочила на месте и воззрилась на него с нескрываемым ужасом, а потом выпалила:

— Мы не встречаемся. — И проговорила это таким потрясенным тоном, что он чуть не отправился посмотреть на себя в зеркало: не вырос ли раздвоенный хвост или рога. За исключением бывшей жены никто из женщин раньше на него не жаловался, так что реакция Дейзи его несколько раздосадовала. И даже его бывшая никогда не высказывала недовольства по поводу их постельных отношений. Так в чем была проблема с мисс Дейзи?

Затем лицо ее покрылось свекольным румянцем, и она попыталась объяснить, как обстоит дело.

— Мы просто друзья… ну, я имею в виду не совсем друзья, он ведь янки. Он был со мной в клубе прошлым вечером… ну, не со мной, а просто в то же самое время… так что, когда началась драка…

— Драка?! — раздался хор голосов. Ее мать и тетя пришли в ужас, сестра была потрясена, а зять встревожился, зато двое племянников смотрели с огромным интересом.

— Я ее не начинала, — торопливо продолжала Дейзи. — Ну, не совсем. Я была в этом не виновата. Но шеф…

— Джек, — поправил он.

— Джек. — Она мельком посмотрела на него. — Джек вынес меня на руках, а сегодня приехал рассказать мне насчет наркотиков изнасилования и… ох, Боже мой! — заключила она, и ее разноцветные глаза расширились при виде того, как завороженно впитывают каждое ее слово племянники.

— Наркотики… — промолвила ее мать, бледнея. Чашка с мороженым затряслась в ее руках.

Дейзи глубоко вздохнула и попыталась ее успокоить:

— Я ничего такого не видела. И я буду осторожна.

— А что, собственно, плохого в том, чтобы быть янки? — потребовал объяснения Джек. Глаза его сверкали восторгом, который он постарался скрыть.

Она снова стала заикаться, осознав, что публично сказала грубость, это для нее было явным и вопиющим нарушением приличий.

— Ничего особенного… за исключением… я хочу сказать: вы не совсем… — Она окончательно запуталась и замолчала.

— Я-то думал, что мы друзья, — произнес он, прилагая неимоверные усилия, чтобы выглядеть серьезным и даже несколько обиженным. Что он был не совсем? Не совсем в ее вкусе? С этим он готов был смириться: она наивная жеманница, ханжа, а он полицейский. Этим все сказано.

— Вы так думали? — с сомнением переспросила она, глядя, как он уписывает мороженое.

Надо же было ему как-то отвлечься! Прохладное мягкое лакомство таяло на языке, и он чуть не стонал от удовольствия. На свете нет ничего… лучше настоящего домашнего мороженого.

Он проглотил очередную ложку и сказал:

— Конечно. Вы даже испытали меня на серебристо-лиловый гей-тест. Такое проделывают только с друзьями.

Ее семейство слушало их, раскрыв рот. И мать, и тетушка лишь ахнули: «О Боже!»

— И как? Вы его прошли? — слабым голосом поинтересовалась тетушка Джо.

Он потер подбородок, чтобы скрыть усмешку: так вот откуда она это взяла.

— Не знаю. Если смог ответить, означает это, что ты прошел или провалился?

— Ну-у, — протянула тетушка Джо, хлопая глазами, — полагаю, ни то, ни другое. Это просто означает, что вы гей. — Она помолчала. — Так вы гей?

— Тетушка Джо! — простонала Дейзи, прикрывая глаза свободной ладонью.

— Нет, мэм. — Он еще проглотил немного мороженого. — Но это не очень хороший тест, потому что я просто знал, что за цвет серебристо-лиловый.

Тетушка Джо решительно кивнула:

— Я так и думала. А как насчет пюсового?

— Дейзи заставила меня посмотреть это слово в словаре, — проговорил он, не в силах больше скрывать ухмылку. — Я обвинил ее в том, что она его придумала.

Тетя Джо откинулась на спинку стула. На лице ее было написано удовлетворение.

— Я тебе говорила, — кивнула она матери Дейзи, — Эвелин. Бедная Дейзи отняла руку от лица и теперь оглядывалась вокруг, словно отыскивая пути беспрепятственного бегства. Джек предварил ее поступок, ухватив ее за руку и усадив рядом с собой на «диванчик для любовников», диванчик для двоих, который единственный оставался свободным. Это заставляло заподозрить мать Дейзи в том, что она нарочно сделала так, чтобы они сели рядышком. Если и так, его это вполне устраивало.

Он оставался у Майноров еще около часа, болтая о том и о сем, и съел еще одну чашку мороженого, пока Дейзи мешала ложкой свое до полного его таяния. Все это время она продолжала бросать ему настороженные взгляды, стараясь отодвинуться подальше. Очень берегла свое личное пространство… эта мисс Дейзи. Он намеренно вторгался в него, задевая ее бедром, временами наклоняясь так, что его мощные плечи нависали над ней, а иногда клал ладонь на ее обнаженную руку. Она не могла при семье выругать его вслух, как сделала это в библиотеке, и он полностью воспользовался преимуществом, которое давало ему ее воспитание, то, что его тетушка Бесси называла «поведением в обществе».

Ко времени его ухода мисс Дейзи была на грани взрыва.

Ладно, пусть позлится, думал он, направляя машину домой. Значит, он ей не нравится? Она не считает его другом, она в ужасе от мысли, что он может за ней «ухаживать», и просто в шоке от того, что ее семья может счесть, что они встречаются и куда-то вместе «ходят».

Тем хуже для нее, жизнерадостно размышлял он. Он твердо решил — отчасти из-за того, что не мог устоять перед вызовом, а главным образом потому, что она его чертовски забавляла, — что данный пришелец-янки залезет в ее штанишки.

У него создалось впечатление, что когда она даст себе волю, это будет настоящий фейерверк. Дейзи оказалась не холодной, она была непроснувшейся, неопытной. Если она когда-то и занималась сексом, то удовольствия явно от него не получила. Он был намерен изменить эту ситуацию и дать ей повод краснеть не зря.

С момента развода у него не было никаких постоянных отношений с женщинами. Бывал секс, но он не заботился о том, чтобы заводить длительные, постоянные связи. Такие отношения требовали усилий, а он никем не увлекался настолько, чтобы прилагать их. До сих пор. Бойкая на язык Дейзи была одновременно простодушной и сложной, наивной и много знающей, в ней не было ни капли зла и злорадства… чего о многих людях не скажешь. Она влекла его и своими разномастными глазами, и старомодными манерами, и полной открытостью. Дейзи не только не играла в женские игры, она даже не знала, что они существуют. Рядом с ней мужчина всегда знал, как она к нему относится. Сию минуту он находился в ее списке людей неприятных, но собирался это изменить.

26
{"b":"12227","o":1}