ЛитМир - Электронная Библиотека

— Она еще собирается завести собаку, — сообщила тетя Джо. — У моей приятельницы есть собака, которая несколько недель назад ощенилась. Я свяжусь с ней и узнаю, не осталось ли у нее щенков.

Щенок! Дейзи ощутила взрыв восторга. Она-то думала взять достаточно взрослую собаку, но сейчас ей понравилась мысль взять щенка и вырастить его с младенчества.

— Щенок. — Тодд нахмурился. — Не лучше ли приобрести взрослую собаку?

— Я хочу щенка, — объявила Дейзи, уже ощущая в руках теплое вырывающееся тельце. Ладно, возможно, это перенос внутренней потребности в собственном ребенке. Ничего, пока ей хватит и щенка.

Тодд задержался, выждав, когда остальные вышли на порог, и поинтересовался:

— Вы собираетесь завтра вечером на танцы?

Она прикинула, сколько всего ей еще нужно сделать по дому… но потом решила, что и так наработалась за неделю.

Прошлый раз она очень развлеклась в клубе «Баффало», пока не началась потасовка.

— Думаю, что пойду. Мне понравилось танцевать.

— Тогда веселитесь. Но будьте осторожны.

— Спасибо. Буду. — Она улыбнулась, когда он уезжал на машине, и помахала ему на прощание, благодаря свою счастливую звезду, что нашла в Тодде Лоуренсе такого хорошего друга.

Глава 12

Субботние вечер и ночь всегда были в клубе «Баффало» самым занятым временем недели, так что бармен Джимми не мог бы точно сказать, как долго Митчелл был здесь до того, как он его приметил. Тог с кружкой пива в руке склонялся над рыжей девицей с густо наложенной косметикой на лице. Он явно особого впечатления на рыжую не произвел, потому что она все время оборачивалась к подруге, такой же намазанной платиновой блондинке. Они пытались поговорить, а Митчелл старался в их разговор вмешаться.

Джимми не стал вглядываться в них: меньше всего ему хотелось, чтобы Митчелл понял, что его заметили. Поскольку в руке у Митчелла было пиво, он, видимо, приказал официантке принести ему кружку, а не взял в баре, как делал обычно. Джимми поднял трубку расположенного под стойкой бара телефона, набрал номер и коротко сказал:

— Он здесь.

— Черт побери, — огорченно произнес на другом конце провода Сайкс. — Мне нужно с ним поговорить, но я сейчас не могу приехать. Ладно, придется в другой раз.

— Конечно, — отозвался Джимми и повесил трубку. Сайкс, кончив разговор, тут же позвонил двум знакомым парням и сказал:

— Встречайте меня у клуба «Баффало» через сорок минут. Приезжайте готовыми.

Затем Сайкс подготовился сам: надел на голову бейсболку, чтобы скрыть волосы, сапоги, чтобы казаться выше ростом, и засунул под рубашку небольшую подушку, При ярком свете этот камуфляж был бы очевидным, но в сумерках при слабом освещении этих мелочей было достаточно, чтобы его не смогли опознать, если в клубе что-то пойдет не так. Сайкс не собирался предпринимать что-либо прямо в клубе. Он хотел забрать Митчелла и отвезти его куда-нибудь, где не будет двух сотен свидетелей. Однако всегда что-то может не сложиться. Поэтому он не стал брать собственную машину, но позаимствовал чужую и сменил у нее номера на номер автомобиля из Джорджии.

Если не произойдет ничего непредвиденного — вроде очередной потасовки, — небольшая проблема с Митчеллом будет разрешена нынче же ночью.

Дейзи обнаружила, что отправиться в клуб, где она стала невольной виновницей драки, не так-то легко. Конечно, в клубе не могло быть много людей, кто знал причину происшедшего, то есть ее. Шеф Рассо, возможно, еще тот тип, которому она отдавила гениталии, и один-два самых сообразительных посетителя, из тех, кто любит наблюдать за окружающими. Всего не больше пятерых. Словом, шанс, что они окажутся в клубе сегодня, невелик. Она будет в полной безопасности, никто не ткнет в нее пальцем, едва она войдет в дверь, с криком: «Это она!»

Так подсказывала логика. Однако та же логика убедила ее, что купить кондомы проще простого. Нет, ее способность к мышлению явно не была безупречной.

Поэтому она сидела в машине на темной парковке, наблюдала за парочками, группками и одиночками, входившими в клуб «Баффало». Каждый раз, когда дверь открывалась, оттуда доносилась музыка и Дейзи всем телом ощущала тяжкий ритм ударов большого барабана, сотрясавшего стены. Она была возбуждена, но храбрости встать и войти туда у нее не хватало.

Впрочем, постепенно она собиралась с духом, и каждый раз, уговаривая себя, приближалась к решимости открыть дверцу. Сегодня она была в красном, первом красном платье в своей жизни, и знала, что оно ей идет. Ее белокурые волосы по-прежнему колыхались в простой, но изысканной стрижке, косметика на лице была неброской, но привлекательной, а красное платье выставляло все эти облегающие топики просто дешевкой. Платье напоминало фасоном те сарафаны, которые носила в 1960-х Сандра Ди: на бретельках двухдюймовой ширины, с вырезом лодочкой, но не слишком низким, сильно приталенное и с пышной юбкой чуть выше колен, которая волновалась при каждом шаге. Она снова надела туфли на каблуках, а на щиколотке посверкивал золотой браслет. Он и сережки были единственными ее украшениями, так что она смотрелась шикарно и сдержанно.

Она выглядела не просто хорошо, а великолепно, но если немедленно не вылезет из машины и не войдет внутрь, никто, за исключением ее самой, об этом не будет знать.

Однако возможно, ей лучше и подождать, пока клуб достаточно заполнится, чтобы уменьшить шанс, что ее кто-то узнает.

Она сидела и барабанила пальцами по рулю. Музыка зазывала ее на танцплощадку. Она любила это время вечера, ощущение ритма движения, когда тело знает, что все делает правильно, что полученные в колледже уроки не прошли даром, и она еще помнила все шаги… а мужчинам явно нравилось танцевать с кем-то умеющим не только дергаться и топтаться на одном месте. В сельском ночном клубе немного дергались: тут предпочитали медленное кружение, покачивание или выплясывание без партнера под музыку кантри…

— Я тяну время, — произнесла она вслух. — Более того, я очень в этом преуспела. — Она ведь всегда умела наметить сроки и строго им следовать. — Еще десять минут, — промолвила она, поворачивая ключ зажигания, чтобы разглядеть часы на приборной панели. — Через десять минут я пойду внутрь.

Она снова выключила зажигание и проверила содержимое своей крохотной сумочки. Водительские права, помада, бумажные платки и банкнота в двадцать долларов. Инвентаризация эта заняла не более пяти секунд.

Трое мужчин вышли из клуба, свет покачивающегося над парковкой знака на миг выхватил из темноты их лица. Тот, что был посередине, показался ей знакомым, но имя его не всплыло в памяти. Она наблюдала, как они прошли через заполненную автомобилями и грузовиками стоянку, медленно пробираясь между ними. Какой-то мужчина вылез из машины, к которой они приблизились, и они вчетвером направились к грузовичку-пикапу, стоявшему под деревом.

Еще один автомобиль заехал на парковку, и свет его фар полоснул по четверке мужчин около пикапа. Трое из них посмотрели в сторону новоприбывшего, а четвертый отвернулся, чтобы посмотреть на что-то в кузове пикапа.

Из автомобиля вышли мужчина и женщина и вошли в клуб. Музыка коротко взревела, когда отворилась дверь, и снова стихла до приглушенного ритма, едва та закрылась. За исключением четырех мужчин под деревом и ее, на парковке никого не осталось.

Дейзи снова повернула ключ зажигания, чтобы взглянуть на часы. Ей осталось еще четыре минуты. Ну и отлично, ей не хотелось вылезать из машины и одной шагать через пустынную стоянку… с какими-то четырьмя мужчинами в отдалении. Может быть, они скоро уйдут. Она выключила зажигание и подняла глаза.

Один из мужчин, видимо, был сильно пьян, потому что двое других теперь поддерживали его с боков и у нее на глазах закинули его в кузов пикапа, поддерживая при этом его голову. Это было правильно: не стоило ему в таком состоянии садиться за руль и пытаться ехать домой, хотя, судя по всему, он уже отключился. Когда они вышли из клуба, то вроде бы все трое шли нормально, но она слышала, что иногда люди идут и разговаривают вплоть до последней секунды, когда вдруг вырубаются. Она всегда считала это пустой болтовней, но сейчас своими глазами увидела доказательство того, что такое возможно.

31
{"b":"12227","o":1}