ЛитМир - Электронная Библиотека

Дейзи растерялась: этот мужчина опасался ее. Она моргнула, потом попыталась его успокоить.

— Не бойтесь, — произнесла она самым примирительным тоном. — Я не причиню вам вреда. Я просто хотела извиниться.

Теперь заморгал он и замер, больше не стремясь пятиться.

— Извиниться?

— Мне очень жаль, что я сделала вам больно. Это было не намеренно. Я всего-навсего пыталась встать с ваших колен и не туда положила руку. Я, правда, не хотела раздавить ваши… — Господи, ну не могла она произнести вслух «яйца», хотя это был вроде бы общепринятый термин, и не смела назвать их причиндалами, потому что старалась выглядеть опытной в этих делах и современной, — ваши гениталии, — завершила она фразу с гораздо большим ударением на этом слове, чем собиралась.

Он дернулся, словно она его ударила, и Дейзи поняла, что произнесла последнее слово слишком громко, и, несмотря на шум оркестра, люди, стоявшие поблизости, его услышали и повернули головы в ее сторону.

Лицо ее собеседника побагровело еще больше.

— Извинение принято, — пробормотал он. — Только уходите.

Дейзи сочла, что он мог бы быть полюбезнее, если учесть, что весь эпизод был результатом его вины: если бы он не схватил ее, будто имел право сажать посторонних женщин к себе на колени, ничего плохого с ним не случилось бы. Слегка возмутившись, она открыла рот, чтобы сказать ему об этом, но в этот миг рядом материализовалась высокая фигура и знакомый низкий голос произнес:

— Я придержу ее подальше от вас.

А затем, хотела она того или нет, шеф Рассо подхватил ее на руки, как в прошлый раз, и унес. Правда, не на улицу, а на танцплощадку.

— Вы похожи на сыпь от жары… на потницу, — с досадой проговорила она, когда он поставил ее на пол.

Он вопросительно выгнул бровь:

— Я вас раздражаю? — И, взяв за правую руку, он положил ее левую себе на плечо и обнял за талию. — Потанцуем.

— Вы возникаете всюду. — Она машинально задвигалась в такт с медленным ритмом другой песни Элвиса. Сегодня оркестр играл только Элвиса, хотя, может быть, это был не тот оркестр, что был неделю назад.

— Кто-то же должен беречь вас от неприятностей.

— От неприятностей? — Она запрокинула голову и яростно сверкнула на него глазами. Даже будучи на каблуках, ей приходилось смотреть на него снизу вверх. Как справедливо заметил Тодд, шеф Рассо был здоровенным громилой. — Спасибо зато, что вытащили меня отсюда в прошлый раз, но, за исключением этого, именно вы стали причиной всех моих неудач.

— Не надо меня винить. Не я купил годовой запас презервативов. Уже удалось использовать сколько-нибудь?

Она лишилась дара речи. Точнее, не могла подыскать приличных слов для ответа. Было несколько избранных, которыми она могла бы его наградить, но боялась, если произнесет их вслух, Бог покарает ее на месте.

Он ухмыльнулся:

— Видели бы вы сейчас свое лицо… — Его рука крепче сжалась на ее талии, и он резко крутанул ее, заставив теснее прижаться к его плечу. Как-то получилось, что она оказалась ближе к нему, чем раньше, и вообще танцевала с ним ближе, чем с другими партнерами. Ее груди терлись о его рубашку, она ощущала, как скользит по ее бедру его бедро, и ноги их двигались, касаясь друг друга. Они были так… — Господи, его нога оказалась между ее ног.

Жаркая волна накрыла ее внезапно и застигла врасплох. Она почувствовала, что тает внутри, размягчается, кости утратили жесткость, а мышцы — напряженность. Это было какое-то странное необычное ощущение, но еще и самое манящее.

— Шеф…

— Джек, — настойчиво поправил ее он, притягивая Дейзи к себе еще теснее.

— Джек. — Она действительно млела и только что не лежала на нем. Ноги ее еще продолжали двигаться, подчиняясь ему, но теперь он не столько вел, сколько поддерживал ее на ногах, принимая на себя ее вес. — Вы держите меня слишком близко.

Он нагнул голову, так что его дыхание защекотало ее ухо, и прошептал:

— По-моему, я держу вас очень правильно.

Что ж, это было так, если ему нравились тающие женщины. Но возможно, ее возражение было формальным, а не искренним, ведь она не делала никакой попытки отодвинуться. Ей было так приятно льнуть к нему, чувствуя, как ее податливое тело прилегает к жестким контурам тела Рассо. Ее груди слегка расплющились о его грудь, и Дейзи это нравилось. Очень. К своему удивлению, она обнаружила, что наслаждается, ощутая под пальцами его твердое плечо и тепло его руки у себя на талии. Тепло… Господи Боже, он был таким теплым! Его жар и мускусный запах обволакивали ее, вызывая желание потереться об него носом.

Шок, вызванный этой мыслью, дал ей силу поднять голову. Он наблюдал за ней со странно напряженным выражением лица, не суровым, но и не улыбающимся.

— Что-то не так? — спросила она непонятно низким голосом. Он покачал головой:

— Все так.

— Но у вас вид…

— Дейзи, заткнитесь и танцуйте.

Она замолчала и продолжала танцевать. Не отвлекаясь на разговор, она поняла, что снова льнет к нему. Ему, казалось, это было все равно. Более того, он притянул ее к себе еще ближе, так тесно, что пряжка его ремня впилась ей в живот.

Но она почувствовала не только пряжку.

Она еще не пришла в себя от мысли, что ощущает давление пениса шефа полиции, как медленный танец кончился и оркестр заиграл бойкую песенку о Баббе, стрелявшем по автопроигрывателю. Джек скривился и повел ее с танцплощадки, по-прежнему продолжая тесно прижимать к себе. Так они протиснулись к задней стене, к месту почти за оркестром, где, видимо, поэтому было два свободных стула. Он буквально свалил ее на один из них, оглянулся на снующих в толпе официанток и сказал:

— Оставайтесь здесь. Я добуду вам чего-нибудь попить. Что вы хотите?

— Имбирный напиток с лимоном. Пожалуйста.

Он ухмыльнулся, покачал головой и, оставив ее, стал пробираться сквозь толпу к бару.

Дейзи, пребывающая в состоянии легкого шока, осталась недвижимо сидеть. Возможно, она была еще более наивна, чем подозревала, потому что он вел себя так, словно не было ничего необычного втом, чтобы партнерша ощутила во время танца его член. Может, люди поэтому танцуют парами. Однако с другими партнерами она ничего подобного не замечала. Только с Джеком.

Она больше никогда не сможет воспринимать его как шефа полиции…

Она понятия не имела, как долго он отсутствовал, потому что целиком погрузилась в свои мысли. К счастью, никто не пытался пригласить ее на танец, пока она не заметила приближавшегося Джека. В одной руке у него было пиво, в другой — сверкающий имбирный эль.

— Хотите потанцевать?

Вопрос пришел от мужчины, стоявшего слева от нее. На нем была футболка с надписью «Душа тусовки», так что она все равно отказала бы ему, но сделать этого не успела. Джек поставил напиток перед ней на столик и заявил:

— Она со мной.

— О’кей. — Парень тут же повернулся к другой женщине: — Хотите потанцевать?

Джек уселся на соседний стул и поднес пиво к губам. Она смотрела, как заработали при глотке сильные мышцы его горла, и почувствовала, что ей снова становится жарко. Она немедленно схватила свой стакан холодного напитка.

Спустя минуту она обратила внимание на то, что взгляд его постоянно скользит по толпе, временами задерживаясь на ком-то, а потом вновь двигаясь дальше. Она снова ощутила легкий шок понимания, но совсем иного рода.

— Вы сейчас работаете. Ведь так?

Он быстро взглянул на нее. Его серо-зеленые глаза пронзительно сверкнули.

— Моя юрисдикция не распространяется за пределы Хилсборо.

— Знаю, но вы все же наблюдаете за толпой.

— Привычка, — пожал он плечами.

— Неужели вы никогда не расслабляетесь? — Ее представление о сотрудниках правоохранительных органов претерпело мгновенную перемену. Неужели они всегда настороже, вечно напряжены… постоянно бдят? Неужели непроходящая бдительность, даже вне рабочего времени, входит в цену, которую они платят за свою работу?

— Почему же, расслабляюсь, — ответил он, откидываясь на спинку стула и кладя правую лодыжку на левое колено. — Когда я дома.

33
{"b":"12227","o":1}