ЛитМир - Электронная Библиотека

Он повернул голову и посмотрел на «фруктовые» кондомы, грудой лежавшие на полу.

— Нет, второй раз лиловый я не хочу. Как насчет желтого? Он, наверное, будет со вкусом банана. Как думаешь?

Дейзи поморщилась:

— Фу-У, желтый! Только не это.

— Зачем же ты накупила разноцветных, если тебе ни один цвет не нравится? — с досадой воскликнул он.

— Ну я же не собиралась ими пользоваться, — ответила она, хлопая ресницами. — Они же, знаешь, были только для вида. Чтобы миссис Клуд рассказала друзьям, что я их купила, а они своим друзьям… и тогда какие-нибудь одинокие мужчины в городе должны будут услышать и заинтересоваться достаточно, чтобы пригласить меня на свидание. А ты все загубил, создав у нее впечатление, что у нас роман.

Выражение его лица было ей непонятно. Он кашлянул, подавился ответом, потом выдавил из себя:

— Хитроумно… Ничего не скажешь.

— Я тоже так считаю. Это не сработало бы, если бы я покупала их в «Уол-марте» или в сетевой аптеке. Барбара Клуд — самая большая сплетница в городе, и она всегда всем рассказывает, кто у нее что купил. Ты, например, знал, что мистер Макгиннис принимает виагру?

Джек снова закашлялся, представив себе зычного и жизнерадостного члена городского совета.

— Нет, не знал.

— Миссис Клуд всем об этом рассказала. Так что я была уверена, что она поведает всему городу и о моих кондомах.

Джек уткнулся носом в ее плечо и сделал глубокий вдох. Его слегка трясло, и Дейзи плотнее прижалась к нему.

— Ну-ну. Это же маленький городок. Ты привыкнешь.

Он поднял голову и увидел, что в глазах ее прыгают чертики, после чего дал волю раздиравшему его смеху.

— Если мне когда-нибудь потребуется виагра, напомни мне не покупать ее в аптеке Клуда.

Она прикинула степень твердости, прижимавшейся к внутренней стороне ее бедра.

— Не думаю, что тебе она скоро понадобится. Я не предполагала, что ты сможешь так быстро вновь… отвердеть. Во всех прочитанных мною статьях…

Он поцеловал ее, и она замолкла, наслаждаясь вкусом меда. Когда он поднял голову, веки его отяжелели и полузакрылись.

— Может быть, меня что-то вдохновило. Или спровоцировало.

Дейзи возмутилась:

— Если кто-то и вел себя провокационно, так это ты…

— Я не покупал семьдесят два презерватива.

Она на мгновение притихла, переваривая эту мысль, потом довольная улыбка расплылась по ее лицу.

— Значит, мой план сработал? В некотором роде.

— Сработал, — грубоватым тоном откликнулся Джек. — Я все думаю о кондоме со вкусом «бабл-гама».

Зазвонил телефон, прерывая их беседу. Дейзи насупилась: ей было не до телефонных разговоров, она хотела развлекаться с Джеком. Она так долго медлила снять трубку, что он сказал:

— Ответь. Может, это твоя мама. Мы же не хотим, чтобы они явились сюда проверять, все ли с тобой в порядке.

Она вздохнула и, вытянувшись под ним, взяла трубку и поднесла к уху.

— Дейзи Майнор слушает.

— Привет, дорогуша. Как вчера вечером прошла охота? Это был Тодд. Обычно она любила с ним поболтать, но не сейчас.

— Снова была драка, и я рано уехала оттуда. Думаю, что в следующий раз отправлюсь в какое-нибудь другое место. — Ох, она не собиралась говорить это в присутствии Джека. Теперь она намеренно не смотрела в его сторону.

— Я поспрашиваю вокруг и выясню, какие места лучше и безопаснее. Так что, никаких перспектив не обнаружилось?

— Пока нет. Я успела потанцевать только три раза. — Она чуть отвернулась от трубки и произнесла, словно разговаривая с кем-то в комнате: — Я скоро. Начинайте без меня.

— Простите, дорогуша. Я не хотел врываться, когда у вас собралась компания, — мгновенно промолвил Тодд. — Я перезвоню позднее.

— О нет, все в порядке, — поторопилась сказать Дейзи, чувствуя себя виноватой из-за этого маленького обмана, но все же не желая вести долгий разговор, когда могла заниматься любовью.

— Наслаждайтесь своей компанией, — мягко произнес он. — Пока.

— Пока, — отозвалась она и положила трубку на место.

— Притворяешься, что у тебя гости, — укорил ее Джек, опершись на локоть, чтобы удобнее было смотреть ей в глаза. — Ловка, ничего не скажешь.

— Но у меня и вправду гость. Ты.

— Однако ты явно не хочешь, чтобы я начинал без тебя.

— Безусловно, нет.

— Значит, кто-то еще в курсе твоих планов охоты на мужа. Кто именно?

— Тодд Лоуренс, — ответила она, гладя его руки от кистей к плечам. — Он помог мне с прической, макияжем и одеждой.

Джек поднял брови:

— Тодд?

Если она правильно поняла, в голосе Джека прозвучала легкая ревность. Дейзи это порадовано, но она поспешила уточнить:

— Он гей.

— Нет. Это не так, — удивил ее Джек. Она растерянно заморгала.

— Разумеется, гей.

— Если это Тодд Лоуренс, которого я знаю, что живет в большом викторианском доме и владеет антикварным магазином в Хантсвилле, он точно не гей.

— Тот самый Тодд, — нахмурилась Дейзи, — но он гей.

— Он определенно не гей.

— Откуда ты знаешь?

— Поверь, знаю. И мне плевать, если он прошел твой тест на пюсовый цвет.

— Он прекрасно умеет делать покупки, — настаивала она, защищая свое мнение.

— Черт побери, я тоже отлично умею делать покупки, если ты станешь покупать автомобиль или пистолет… или что-нибудь вроде этого.

— А он замечательно выбирает и покупает одежду. А еще знает, как подобрать аксессуары, — на торжествующей ноте закончила она.

— Тут ты меня подловила, — признался он. — Но все равно он не гей.

— Нет, гей! Почему ты считаешь, что нет? Джек пожал плечами:

— Я видел его с женщиной.

Дейзи на миг растерялась, но тут же нашлась:

— Может быть, он занимался с ней покупками. Я тоже женщина, а он потратил на меня целый день.

— Он целовал ее, глубоко и страстно. Дейзи открыла рот:

— Но… но зачем ему притворяться геем, если это не так?

— Понятия не имею. Он может изображать марсианина… если вздумает.

Дейзи недоуменно покачала головой:

— Он даже любит Барбру Стрейзанд. Я видела у него диск с ней.

— Гетеросексуалы тоже могут любить Стрейзанд.

— Неужели? А какую музыку любишь ты?

— «Криденс». «Чикаго». Всякую классику.

Она уткнулась носом ему в плечо и засмеялась. Он улыбнулся: ему понравился ее смех.

— Я, знаешь ли, любитель «Голден олдиз». А как насчет тебя? Нет, дай мне догадаться. Ты любишь старую классику.

— Нечестно. Ты видел мою музыкальную коллекцию на полках в гостиной.

— Я был там — сколько времени? — какую-то минуту, пока ты звонила матери. И я не изучал в это время твою коллекцию.

— Ты полицейский. У тебя глаз натренирован все замечать.

— Да побойся Бога! Я думал лишь о том, как спустить с тебя трусики.

— Какого цвета мой диван?

— Голубой, с крупными цветами. Думаешь, я не заметил бы? Мы на нем голыми барахтались.

— Знаю, — блаженно промолвила Дейзи.

— Но насчет одного ты права. Я коп и потому очень наблюдателен. Например, в какой клуб ты собираешься пойти в следующий раз?

Черт бы его побрал! Он заметил.

— Не знаю, — невнятно пробормотала она. — Я еще не решила.

— Ладно, когда решишь, надеюсь, дашь мне знать. — В голосе его прозвучала твердость, которой раньше она не слышала. — Я говорю серьезно, Дейзи. Если ты собираешься идти куда-нибудь одна, я хочу знать, где ты будешь.

Она покусала нижнюю губку. А что, если он будет появляться всюду, куда бы она ни пошла, и распугивать тех, кто пригласит ее на танец? Но он прав насчет безопасности. Ей надо мыслить здраво на этот счет. Кроме того, она находилась в трудном положении… буквально: голая, на спине, пригвожденная его телом.

— Обещай мне, — настаивал он.

— Обещаю.

Он не стал уточнять, собирается ли она выполнять свое обещание: знал, что станет. Прижавшись лбом к ее лбу, он прошепталГ

— Я хочу, чтобы с тобой ничего не случилось. — И поцеловал ее.

Как и раньше, один поцелуй повлек за собой другой, и вскоре она вновь льнула к нему и голова ее кружилась от возбуждения. Она обхватила ногами его бедра, и он со стоном погрузился в нее, сделал несколько выпадов, но вдруг с проклятием отодвинулся и стал на ощупь искать кондом, хрипло прошептав:

40
{"b":"12227","o":1}