ЛитМир - Электронная Библиотека

Больше ничего интересного там не нашлось. Он разгладил листок. Это оказалась страничка из блокнота с печатным заголовком «Темпл Нолан», блокнот, из которого он был вырван, сейчас лежал у мэра на столе. Отсюда следовало, что мэр находился у себя в кабинете, когда кто-то позвонил ему и попросил пробить номер машины, чтобы узнать владельца.

Торопливый обыск стола ничего не дал. Джек осмотрел кабинет, но там не было шкафов с файлами, стояла просто мебель. Все файлы находились у Надин в приемной. Но на столе у Темпла было два телефона. Один — официальный офисный, рядом с ним был список служебных номеров, а вот другой, личный, принадлежал его частной линии, так что Темпл мог звонить и принимать звонки, минуя Надин.

Это был дальний выстрел, но Джек вынул из кармана маленький магнитофон, нажал на личном телефоне мэра кнопку «Повтор вызова», а затем, приложив магнитофон к наушнику трубки, записал тона набора и быстро отключился. У него был приятель, который мог, слушая тона набора, определить номер вызываемого телефона. Затем он нажал нужную кнопку и записал номер компьютерного провайдера. Он был не местным, так что последний звонок Темплу был не от жены, выясняющей, будет ли он дома к ужину. Джек вырвал еще несколько листков из настольного блокнота, чтобы проверить, не осталось ли там отпечатков ранних записей, скомкал еще несколько и уронил их в мусорную корзинку. Она будет опустошена до прихода Нолана на работу. Хотя маловероятно, что он станет проверять собственный мусор, поскольку ничего компрометирующего, кроме номера машины Дейзи, не было, а его Джек бросил обратно.

Это было все, что он мог сделать сегодня. Вытащив носовой платок, он тщательно протер все поверхности, которых касался, затем вернулся через комнату Надин, спустился в подвальный туннель, прошел в свой кабинет, где собрал разбросанные на столе бумаги в аккуратные стопки, чтобы Ева Фэй не догадалась, что он был тут без нее. Потушив свет, он запер дверь и оставил все, как было.

Из здания он вышел также, как вошел, через заднюю дверь. Народу в участке поприбавилось: патрульный привел пьяного бродягу, шести с половиной футов роста и весившего не меньше ста килограммов. Когда Джек появился в дверях, оба, сержант Уайли и патрульный, посмотрели в его сторону, их внимание на миг рассеялось. Бродяга, решив воспользоваться моментом для побега, ударил патрульного плечом, отчего тот полетел кубарем, а затем ринулся вперед на Уайли.

Давненько Джеку не приходилось применять физическую силу, так что с радостным воплем он вмешался в потасовку.

Понадобились усилия всех троих, чтобы скрутить великана, прибегнув к некоторым весьма грубым приемам, прежде чем они смогли его одолеть. Хорошо еще, что бродяга был в наручниках, иначе кто-нибудь непременно пострадал бы. И то, когда драчуна связали и поместили в камеру, сержант Уайли скривился, ощупывая ребра.

— Что-нибудь сломано? — поинтересовался Джек, вытирая текущую из носа кровь.

— Не думаю. Скорее всего просто ушиб, — отвечал Уайли, продолжая морщиться.

— Пойди и проверься, а я здесь подежурю.

У патрульного Энока Стэнфилда распухла губа и быстро затекал глаз. Он слегка дрожал от спада адреналина, но довольно ловко смочил водой платок и приложил холодный компресс к глазнице.

— Господи, как же я люблю эту работенку! — в изнеможении произнес он. — Нигде больше не будет у меня такой отличной возможности, чтобы каждый день меня мутузила всякая шваль. — Он посмотрел на Джека: — А вы, кажется, позабавились, шеф.

Джек опустил взгляд на здоровенного пьянчугу, который заснул почти тотчас после того, как они его скрутили. Громовой храп вырывался из его рта.

— Ради таких дней я и живу, — отозвался Джек, внезапно ощутив изнеможение, хотя его не трясло, как Стэнфилда.

Чтобы оттащить пьяного в камеру, им пришлось призвать на помощь еще одного полицейского. Кроме того, Джек вызвал медика, чтобы удостовериться, что у пьяного нет инсулиновой комы или чего-то в этом роде, хотя анализатор дыхания показал, что тот впал в бесчувствие от того, что перепил. Meдик с прибором согласился. На глаз Стэнфилду положили пузырь со льдом и наложили шов на губу, Джеку также приложили лед к начавшей опухать левой руке. Он понятия не имел, когда успел ее повредить, но в драках так бывает всегда: бросаешься в схватку не раздумывая, а ущерб оцениваешь потом. К тому времени, когда он все организовал, включая замену Уайли на остаток смены, было почти десять тридцать. Третья смена пришла принять дежурство. В участке оставались вся вторая смена, кроме Уайли, и парочка людей из первой смены, услышавших по сканерам, что происходит какое-то волнение, и пришедших взглянуть на происходящее. В конце концов, не каждый день сам шеф принимает участие в приведении в порядок пьяного безобразника.

— Теперь точно не скроешь этого от Евы Фэй, — мрачно произнес он, вызвав взрыв общего смеха.

— Она задаст вам перцу, что явились на работу в ее отсутствие, — поддразнил его Маркем, ветеран полиции с двадцатилетним стажем.

Джек понял, что все вокруг получают от ситуации искреннее удовольствие. Не часто рядовые полицейские видят такое зрелище: взъерошенного и грязного шефа. В отношении к нему у них все время проскальзывала некоторая нотка сдержанности, причем не только из-за разницы в статусе. Сильнее всего на это влияло то, что он чужак. Его участие в усмирении пьяного дало им почувствовать, что он свой… один из них, то есть обычный коп, невзирая на звание.

В довершение всего ему пришлось добираться до дому пешком. Конечно, он мог попросить кого-нибудь из патрульных подбросить его до дома, но тогда нужно было бы объяснить, почему он прибыл в участок не на машине, а этого ему делать не хотелось.

Дом был таким, каким он его оставил. Все было на месте, все в порядке. Он сразу направился к телефону и позвонил в справочную, чтобы узнать, можно ли таким образом выяснить номер личного телефона мэра в ратуше. Но этот номер оказался незарегистрированным, что его не удивило. Затем он позвонил Тодду Лоуренсу, который откликнулся лишь на третий звонок сонным «алло».

— Я изменил ее адрес в системе, — сообщил Джек. — И еще я нажал «повтор» на личном телефоне мэра, чтобы узнать, кто последний ему звонил, а также включил «повтор» и записал сигнал набора его собственного последнего звонка.

— Вы времени не теряли, — прозвучал гораздо более бодрый голос Тодда.

— Это дает нам два номера для проверки. Нет ли у вас возможности узнать личный телефон мэра и выяснить список его звонков?

— Сейчас? Вы хотите, чтобы я получил перечень его телефонных звонков по трем номерам. — Это был не вопрос, а констатация.

— А иначе зачем нужны друзья-федералы?

— Вам нужно, чтобы другу-федералу дали под зад коленом?

— Я полагаю, что мой федеральный друг в долгу перед Дейзи.

— Вы правы, — вздохнул Тодд. — Ладно. Посмотрю, что можно сделать. Может, использую свои связи. Хотя это все будет без протокола.

Следующий звонок Джека был Дейзи, хотя быстрый взгляд на будильник сказал ему, что пошел двенадцатый час. Она, наверное, легла в постель ровно в десять, но после всех его нынешних трудов ради ее блага он считал, что заслуживает хотя бы краткой беседы.

— Хэлло. — Голос ее звучал устало, но совсем не сонно.

— Ты уже в постели?

— Еще нет. День был… с приключениями.

— Почему? Что случилось? — мгновенно насторожился Джек.

— Я не могу повернуться к нему спиной даже на секунду. Иначе он тут же что-нибудь раздерет в клочья.

— Он? — Пес. Ну, если пес… Джек вздохнул свободно.

— Он, кажется, не слишком обученный.

— Он вовсе не обучен. Киллер, не смей! Положи на место! Мне нужно идти, — торопливо добавила она.

— Я сейчас приеду, — успел сказать он, перед тем как она положила трубку, но так и не понял, услышала она его или нет.

Впрочем, ему это было все равно. Он схватил ключи, погасил всюду свет и поспешил к двери.

47
{"b":"12227","o":1}