ЛитМир - Электронная Библиотека

Дейзи изнемогала от усталости. Мать позвонила ей в три часа дня и утомленно объявила:

— Мы с Джо везем щенка к тебе домой. Там хоть есть огороженный дворик, и он сможет побегать. Мы побудем с ним, пока ты не приедешь домой.

— О Боже! — Это звучало зловеще. — Что он натворил?

— Чего только этот дьяволенок не натворил! Мы с ног сбились, стараясь за ним угнаться. В общем, увидимся через два часа.

Когда Дейзи добралась до дома, в десять минут шестого, обе, и мать, и тетя Джо, дремали в гостиной, а щенок спал, приткнувшись у ног матери. Он выглядел таким милым, лежа на брюшке с вытянутыми задними лапками, в точности как маленькая медвежья шкура. Сердце Дейзи растаяло.

— Привет, любимый, — проворковала она. Одно тяжелое веко приподнялось, и крохотный хвостик завилял. Затем щенок вновь погрузился в сон.

Проснулась тетя Джо.

— Слава Богу, ты дома. Удачи тебе. С этим дьяволенком она тебе очень понадобится. Просыпайся, Эвелин, едем домой, пока все тихо.

Эвелин села прямее и жалостно посмотрела на щенка у своих ног.

— Мы позвонили Майли Парк и спросили: может быть, с ним что-нибудь не так? Но она только рассмеялась и сказала, что, вероятно, он возбужден из-за того, что оказался на новом месте. А вообще-то щенки золотистого ретривера — одна безостановочная проказа, пока им не исполнится четыре месяца. Хотя, конечно, он спокоен, когда спит.

— У него только две скорости, — сообщила тетя Джо. — Он либо бегает сломя голову, либо спит. Так-то вот. Словом, развлекайся. Пошли, Эвелин.

— Думаю, нам нужно заехать в «Уол-март» и купить детские загородки, тогда мы сможем закрыть его в одной комнате. Хочешь, чтобы мы взяли несколько и для тебя?

— Мы купим все, что есть в продаже, — пообещала тетя Джо. — Эвелин, поехали.

— О Боже, неужели он такой ужасный? — спросила расстроенная Дейзи. Сейчас, спящий, он выглядел просто ангелочком.

— Вообще-то он немного приучен к порядку, — ответила мать. — Но ему необходимо на улицу каждые два часа как штык. Он писает на щенячьи прокладки…

— Если не успеет разорвать их в клочья, — прервала ее тетя Джо. — Эвелин, ну пошли же.

— Еще он любит набивные игрушки…

— Он любит все, включая свою поилку. Эвелин, если ты не пойдешь немедленно, я уеду без тебя. Он может проснуться в любую минуту.

Щеночек поднял голову и зевнул, показав розовый язычок. В течение десяти секунд ее мать и тетя Джо схватили сумочки и выскочили за дверь. Дейзи уперла руки в бока и посмотрела на пушистый комок.

— Ладно, мистер. Так что же все-таки ты натворил?

Он перекатился на спинку и сладко потянулся. Дейзи не смогла удержаться, чтобы не погладить теплое пузико, что он принял за приглашение облизать ее всюду, куда дотягивался его ретивый розовый язычок. Она взяла его на руки и стала баюкать, наслаждаясь теплом маленького пушистого тельца. Его большие мягкие лапки барабанили по ней, он извивался, сигнализируя, что хочет наземь. Дейзи спустила его на пол и тут же вынуждена была броситься вдогонку, когда он помчался на кухню.

Оказалось, что он всего лишь хотел напиться. Он быстро полакал воду, а потом набросился на миску и залез в нее передними лапами, расплескав остаток.

Дейзи достала половую тряпку, чтобы вытереть воду, а он решил, что это такая чудная игра, и стал набрасываться на нее. Затем Дейзи его покормила и выпустила во дворик, чтобы он сделал свои дела. Он присел, едва его лапы коснулись травы… а немного погодя атаковал куст. Побоявшись, что листья могут стать ему ядом или вызвать расстройство желудка, она оттащила его от куста и через шланг наполнила водой детский бассейн, который купила специально для него.

Щенок был слишком мал, чтобы перелезть через бортик, поэтому она помогла ему туда забраться и наблюдала, как он бегал и скользил в двух дюймах воды, пока не промок насквозь. Она тоже вся промокла и держалась за бока, заболевшие от смеха. Подняв его из бассейна, Дейзи завернула его в полотенце и занесла в дом, надеясь, что он поспит, а она тем временем поест.

Однако он вновь набросился на миску с водой. Пока она вытирала лужу, он гонялся за тряпкой. Затем он ухватил кухонное полотенце и помчался с ним наутек. Она перехватила его, когда он собрался нырнуть под кровать, и вытащила обратно. Ее усилия отобрать у него полотенце совершенно очевидно убедили шенка, что она хочет поиграть в «перетягушки», и он стал изо всех сил тянуть его на себя. При этом он издавал детское рычание, и все его тельце дрожало от напряжения.

Она отвлекла его мягкой уточкой. Он перекинул утку через голову, а затем накинулся и сумел затолкать под диван так далеко, что не мог достать. Он стоял и жалобно вякал, пока она не встала на четвереньки и не вытащила игрушку назад. Он тут же снова загнал ее под диван.

Затем она попробовала использовать в качестве отвлечения резиновую игрушку, которая предназначена для жевания, когда режутся зубки. Это сработало на десять минут. Щенок лег на брюшко, зажав игрушку между передними лапками, и принялся сосредоточенно ее грызть. Дейзи использовала это время, чтобы переодеться, сменить деловую одежду на домашнюю и сделать себе сандвич. Но тут она услышала грохот из гостиной и, босая, кинулась туда. Она обнаружила, что он каким-то образом ухитрился уронить телевизионный пульт со столика и теперь старательно пытался его «убить». Она забрала у него пульт и положила в безопасное место. Щенку очень понравились ее алые ногти на ногах. Он стал напрыгивать на босые ноги Дейзи, а заодно старался захватить в рот пальцы рук. Она ошеломленно отдернула руку, но острые щенячьи зубки больно ее прикусили. В конце концов она, не пытаясь высвободиться, просто оставила ее висеть вдоль тела, не поднимая, и спустя какое-то время, попробовав ее пальцы на вкус, щенок удовлетворенно ее отпустил.

Наконец он стал засыпать. Остановился почти на бегу, свалился на брюшко и, глубоко вздохнув, закрыл глаза.

— Думаю, песик, для тебя это был долгий и трудный день, — пробормотала Дейзи. — Ты скучал по маме, по своим братьям и сестрам. Ведь так? Тебе всегда было с кем играть. Правда? А теперь ты оказался сам по себе.

Было уже больше семи вечера, и она зверски проголодалась. Она закончила готовить сандвич и съела его, стоя так, чтобы не упускать щенка из виду. Он выглядел таким милым и крохотным, когда спал, но едва его глаза откроются, он снова начнет носиться по дому.

Пока же он спал с полной самозабвенностью ребенка. Она решила, что успеет принять быстрый душ, но оставила дверь в ванную открытой, чтобы он мог туда войти, когда проснется. Раздевшись, она оставила одежду на полу и встала в ванну, намылилась… и услышала какой-то шорох. Раздвинув банную занавеску, она увидела, что белый пушистый комок мчится в прихожую, сжимая в зубах ее трусики.

Дейзи, как была, выскочила из ванны и, голая, рванулась в погоню. Он как-то сумел забиться со своей добычей за диван. Чтобы спасти трусики, ей пришлось отодвинуть диван от стены. Разумеется, в них оказалась дыра. Щеночек весело вилял хвостом.

— Ты просто дьяволенок, — промолвила она, беря его на руки и забирая с собой в ванную комнату. Она закрыла дверь, положила одежду на туалет, чтобы он не смог до нее добраться, и снова залезла под душ. Щенок все время, пока она мылась, повизгивал и, стоя на задних лапках, пытался забраться к ней в ванну.

Из эпизода с половой тряпкой она сделала вывод и, вместо того чтобы ступить на коврик и вытираться там, осталась стоять в ванне. Присев на задние лапки, он жадно смотрел на полотенце и снова выглядел ангелочком.

У него такая счастливая мордашка, подумала Дейзи, и ротик открыт в неизменной ухмылке. А карие глазки обведены черной полоской, словно кто-то подвел ему глаза углем, что выглядело очень экзотично на фоне его бледного меха и белокурых ресниц. Он был полон любопытства и ко всему относился с необычайным энтузиазмом, так что хвостик мотался беспрерывно, как стрелка метронома.

— Ну и что, что ты дьяволенок, — промолвила Дейзи. — Ты мой дьяволенок, и я в тебя влюбилась в ту же секунду, когда ты забрался ко мне на колени.

48
{"b":"12227","o":1}