ЛитМир - Электронная Библиотека

— И вот это, — произнесла тетя Джоэлла, подталкивая к ней вторую коробку. — Поспеши, а то оладьи остынут.

— Спасибо, мама, — проговорила Дейзи, послушно открывая коробку и заглядывая внутрь. Здесь тоже не было никакого жатого ситца. Она бережно, одним пальцем, коснулась прохладной шелковистой ткани.

— Настоящий шелк, — гордо промолвила тетя Джоэлла, когда Дейзи вынула длинную комбинацию. — Я видела такую на Мэрилин Монро в каком-то фильме.

Комбинация словно явилась из 1940-х годов, скромная и сексуальная одновременно. Такую дерзкие девицы могли тогда надеть вместо платья на вечеринку. Дейзи представила, как сидит перед зеркалом в одной этой элегантной комбинации и расчесывает волосы, а сзади подходит высокий мужчина и кладет руку ей на обнаженное плечо. Она запрокидывает голову и улыбается ему, а он медленно передвигает руку вниз под шелк и, касаясь ее груди, наклоняется и целует ее…

— Ну, что ты об этом думаешь? — спросила тетя Джоэлла, вырывая Дейзи из моря фантазии.

— Она прелестна, — сказала Дейзи, и долго удерживаемая слеза скатилась у нее по щеке. — Вы обе такие милые…

— Не настолько уж и милые, — прервала ее тетя Джоэлла и нахмурилась. — Что это ты плачешь?

— Что-то не так? — встревожилась мать, касаясь ее руки. Дейзи глубоко вздохнула:

— Не то чтобы не так. Просто… на меня сошло откровение. Тетя Джоэлла, соображавшая мгновенно, как молния, бросила на нее проницательный взгляд:

— Да уж. Представляю, как тебя тряхануло.

— Джо! — Послав сестре укоризненный взгляд, мать Дейзи взяла руки дочери в свои. — Скажи, дорогая, что не так?

Дейзи сделала глубокий вдох, чтобы набраться храбрости и сдержать слезы.

— Я хочу выйти замуж.

Сестры хором моргнули, посмотрели друг на друга, потом на нее.

— Что ж, это замечательно, — произнесла мать. — А за кого?

— В том-то и проблема, — ответила Дейзи. — Никто не хочет на мне жениться.

Тут она вынуждена была закрыть лицо руками, чтобы спрятать начавшийся слезный потоп.

Настала некоторая пауза. Дейзи знала, что мать и тетка снова переглянулись.

Затем мать откашлялась.

— Я не уверена, что понимаю тебя. Ты имеешь в виду кого-то определенного?

Благослови Господь ее материнское сердце! Она была учительницей английского до мозга костей. Единственным человеком из всех знакомых, кто всегда выражался метко и требовал точности высказываний от других. Впрочем, она сама была такой же. Яблочко упало недалеко от яблоньки. Даже взволнованная, мать отличалась пунктуальностью формулировок.

Покачав головой, Дейзи вытерла слезы, чтобы спокойно посмотреть сестрам в глаза.

— Нет, я не страдаю от неразделенной любви. Но я хочу выйти замуж и завести детей, до того как состарюсь. А чтобы это осуществилось, мне нужно сильно измениться.

— В какую сторону? — настороженно поинтересовалась тетя Джоэлла.

— Посмотрите на меня! — Дейзи провела рукой вдоль себя. — Я похожа на неприметную мышку. Кому захочется посмотреть на меня дважды? Даже несчастному Уолли Херндону я неинтересна. Мне нужно кардинально себя изменить. — Она набрала в грудь побольше воздуха. — Нужно заставить мужчин смотреть на меня. Начать ходить в такие места, где можно встретить неженатых мужчин, то есть в ночные клубы и на танцы. — Она сделала еще один глубокий вдох и выпалила самое большое требование: — Мне нужно жить отдельно, в собственной квартире. — И замолчала.

Последовал еще один сестринский обмен взглядами. Повисла пауза, и нервы Дейзи натянулись до предела. Что она станет делать, если они резко воспротивятся? Сможет ли она выстоять против них? Она их любила и хотела, чтобы они жили счастливо. Она вовсе не собиралась их огорчать или вынуждать стыдиться ее.

Но тут они обе обернулись к ней с довольными улыбками на лицах.

— Давно пора, — проговорила тетя Джоэлла.

— Мы поможем, — просияла мать.

Глава 2

Дейзи ехала на работу в прекрасном настроении, радость била ключом. К счастью, ей не нужно было беспокоиться о каких-либо знаках дорожного движения: явное преимущество маленьких городков. Она жила всего в пяти кварталах от библиотеки и ради собственного здоровья и охраны окружающей среды часто ходила на работу пешком, если погода была хорошей. Но дождь продолжал лить, да и летняя жара заставляла ее пренебречь своими привычками.

Голова ее шла кругом от множества планов, так что, не успев убрать сумку в нижний ящик стола, она схватила лист бумаги, на котором набросала первоочередные задачи, чтобы обдумать их заново. Мать и тетя Джо, захлебываясь от возбуждения, добавили к ним несколько своих идей, но после тщательного размышления согласились, что сначала следует позаботиться о самых крупных и дорогостоящих пунктах. У нее на счету в банке была приличная сумма, потому что она жила с матерью и тетей Джо и делила с ними все расходы. На еду и бытовые мелочи тратилось не так-то уж и много, да и за старый их дом давно было все выплачено. У нее был восьмилетний «форд», и за него ей уже пять лет не надо было платить. Жалованье библиотекаря в маленьком городке было небольшим, хотя она и числилась директором, но титул этот был скорее почетным, так как администрация мэра сохраняла за собой право принимать на работу и увольнять сотрудников. На ее долю оставалось выбирать, какие книги библиотека может покупать на свой более чем скромный бюджет, вот и все. Но если откладывать каждый год половину такого невпечатляющего жалованья, постепенно кое-что набирается. Она даже начала кое-что инвестировать в ценные бумаги, предварительно скрупулезно обследовав избранные компании по Интернету… И у нее неплохо получалось. Она могла гордиться накопленным ею запасом на черный день.

Она собрала достаточно на аренду жилища. Однако в Хилсборо, штат Алабама, не так-то много было подобных предложений. Разумеется, она всегда могла переехать в город покрупнее, вроде Скоттсборо или Форт-Пейна, но ей не хотелось уезжать далеко. Ее сестра уже перебралась в Хантсвилл, и хотя это тоже было довольно близко — всего какой-то час езды на автомобиле, — это все же было не то, что жить в одном городе. Кроме того, у мэра, Темпла Нолана, был пунктик — нанимать на муниципальную службу только жителей Хилсборо, и Дейзи была с этой его политикой согласна. Так что вряд ли она могла попросить его сделать для нее исключение. Значит, ей оставалось только одно: найти новое место обитания в пределах городка.

В Хилсборо была всего одна еженедельная газетка, выходившая по пятницам, но последний номер еще лежал у нее на столе. Она открыла ее на разделе «Объявления» — всего одна страница — и быстро просмотрела все колонки. Обратила внимание, что кто-то подобрал на Вайн-стрит пеструю кошку, а миссис Уошберн ищет кого-нибудь, кто помогал бы ухаживать за девяностовосьмилетним свекром, любимой привычкой которого стало в непредсказуемое время, особенно когда кто-то появлялся рядом, стаскивать с себя всю одежду. Аренда… аренда… Наконец она нашла этот маленький раздел и торопливо просмотрела его. Предложений было восемь… гораздо больше, чем она ожидала.

Один адрес был ей знаком, и она тут же его отбросила. Это была комната на верхнем этаже дома Бьюлы Уилсон, а каждый в городке знал, что Бьюла врывалась к своим жильцам когда хотела и обыскивала их комнаты, словно полицейская собака, натасканная на кокаин, рыщет в поисках тонны наркотика. После она сплетничала с приятельницами обо всем, что успела обнаружить. Именно таким образом в городке узнали, что мисс Мейвис Диксон держит дома полный ящик журналов «Плейгерл». Впрочем, мисс Мейвис была такой мерзкой, и ее все настолько терпеть не могли, что единодушно согласились: это ее единственный шанс в жизни увидеть вблизи мужские гениталии.

Нет, Дейзи никогда не станет жить в доме Бьюлы Уилсон.

Оставалось еще семь возможностей.

— Вайн-стрит, — пробормотала она, переходя к следующему объявлению. Это, наверное, маленькая квартирка над гаражом у Симмонсов. Совсем неплохо, так как гараж расположен в некотором отдалении от дома, и арендная плата разумная, и соседство хорошее, и уединение никто нарушать не будет, потому что Эдит Симмонс была вдовой, страдавшей жестоким артрозом коленей. Она не сможет взбираться по ступенькам, чтобы подглядывать и вынюхивать. Все знали, что ей приходится нанимать кого-нибудь для уборки дома, потому что она не могла нагибаться.

5
{"b":"12227","o":1}