ЛитМир - Электронная Библиотека

Ей хотелось спросить его, как долго ей придется здесь оставаться, но она понимала, что это глупый вопрос: он об этом не имел представления. Возможно, Моррисон быстро отыщет Леммонса и Кельвина, хотя они могли уже покинуть город. Не исключено, что полиции удастся установить местонахождение Сайкса… а может, и нет. Свидетельство Дженнифер Нолан, по всей вероятности, достоверно, но в городе знали, что она алкоголичка. Если она пила сегодня утром, это поставит ее показания под сомнение. Все висело в воздухе.

Джек был ее опорой. Как скала. Дейзи знала, что без него не справилась бы. Как замечательно иметь его рядом: он планировал, что им делать, заботился о ее семье, даже занимал Мидаса, пока она перебирала эту гору фотографий преступников.

Джек уселся около нее и, обняв, притянул к себе.

— С тобой все в порядке?

— Я все еще как оглушенная, — призналась она. — Это все так… нереально. Я видела, как умер человек, и даже не поняла этого.

— Ты ведь не ожидала увидеть убийство. Если нет выстрела или большой драки, большинство людей и не заметят такое. Это вне их жизненного опыта. — Он приподнял ее подбородок, крепко поцеловал в губы и пробормотал: — Я рад, что в твой жизненный опыт это не входило.

Пока он ее не поцеловал, Дейзи не сознавала, как ей это нужно, как она хочет его вкуса, прикосновения, жаркого мужского запаха. Она обвила его шею руками и прошептала:

— Погоди, не уезжай сразу.

— Мне нужно ехать, — сказал он, но не встал с кровати. Вместо этого рука его крепче сжалась у нее на талии, а другая скользнула по груди и, погладив ее, стала расстегивать блузку. Дейзи закрыла глаза в приливе нарастающего… распускающегося в ней, как цветок, блаженства. Оно было еще сильнее от того, что подчеркивало напряжение дня. На какое-то малое время, пока Джек ласкал ее, Дейзи могла забыться и расслабиться.

Она высвободила его футболку из джинсов и просунула под нее руки, положила ладони на мощные мускулы его спины.

— Ладно, ты меня убедила, — произнес он, скидывая через голову футболку и вставая, чтобы расстегнуть пояс. Джинсы, трусы, носки и ботинки слетели кувырком, и, оставив их кучей на полу, он повалился на роскошную кровать, увлекая ее за собой. Упали на ковер ее сандалии. Он освободил ее от блузки и лифчика, зашвырнул их через всю комнату в сторону шкафа.

Покрывая поцелуями ее живот, он расстегнул молнию на ее джинсовой юбке и, как кожуру фрукта, стащил ее вниз. Потом он прошелся поцелуями по ее груди и приник к ее соскам, посасывая их, пока они не стали твердыми и алыми, как две ягодки. У Дейзи закружилась голова, но она хотела еще, никак не могла им насытиться, не в силах была удовлетворить жажду его прикосновений, каждая его ласка заставляла ее желать большего.

— Теперь моя очередь, — промолвила она, толкая его в плечи. Он послушно перекатился на спину и закрыл глаза рукой, бормоча:

— Это меня убьет.

— А может, и нет.

В восторге от представившейся возможности, она взяла в ладони его яички, наслаждаясь их весом и твердой нежностью внутри. Уткнувшись в него лицом, она вдохнула крепкий мускусный запах его тела и быстро лизнула кожу, пробуя ее на вкус. Его член дернулся под ее щекой, заманивая к продолжению, она повернула голову и взяла его в рот.

Джек застонал, пальцы сжались в кулак, комкая покрывало.

Она не дала ему пощады, да он ее и не просил. Она лизала. Гладила. Вкушала, пока его мощное тело не выгнулось над постелью дугой, как лук. Тогда она приостановилась, откинулась назад и сказала:

— Думаю, этого хватит.

Почти нечеловеческий звук пророкотал в его груди, он сложился как нож, схватил ее, повернул и лег сверху. Она хохотала, когда он поспешно сдирал с нее трусики, раздвигал ей ноги, устраивался между них и одним сильным выпадом вошел в нее. Тогда ее смех сменился блаженным стоном. Она подняла колени и обхватила ими его бедра, стремясь сохранить и глубину его ласкающих ударов, и самозабвенность своего отклика.

Она жаждала наслаждаться каждым мигом, не торопить, не нырять головой в оргазм… но уже ощущала нарастающее напряжение.

Джек замер, но его мышцы подрагивали наготове.

— Черт, — произнес он сквозь стиснутые зубы. — У меня нет кондома.

Их глаза встретились, его — сощуренные в свирепой власти, которую он пытался сохранить над своим телом, ее — широко распахнутые в мгновенном осознании.

Его бедра раскачивались, словно он больше не может ни секунды оставаться недвижимым.

— Хочешь, чтобы я прекратил?

Лицо его было мрачным от усилия, которого стоил ему этот вопрос. Лоб и плечи блестели от пота, несмотря на то что ветерок из кондиционера дул прямо на постель.

Здравый смысл подсказывал: «Да». Вся ее жизнь, полная ответственных решений, твердила: «Да». Им не следует рисковать, у них уже был один раз незащищенный секс. Но какой-то глубинный примитивный инстинкт жаждал, требовал ощутить его внутри ее тела, и губы Дейзи шевельнулись, шепча: «Нет».

Его самоконтроль дрогнул и сломался, он начал вторгаться в нее сильно, жестко и глубоко, снова и снова, и то, что началось как простое удовольствие, преобразилось в нечто большее, сокрушительное и мощное. Дейзи льнула к нему, потому что ей больше ничего не оставалось делать, одним своим словом она потребовала от него все, что он может дать, и не могла не ответить тем же. Она выгнулась в оргазме, ее пятки вдавились ему в бедра, неукротимая дрожь началась где-то глубоко внутри и судорожными волнами стала расходиться по всему телу. На долгую минуту она перестала дышать, прекратила думать, захваченная в плен ощущениями, такими острыми, что весь мир вокруг стал размытым и неясным. Затем все ушло, и она медленно обмякла, расслабились мускул за мускулом, руки и ноги раскинулись, отпуская его на волю в быстром и мощном оргазм.

Тяжесть его тела вдавила ее в матрас, но она не могла найти в себе силы или волю протестовать. Он лежал расслабленный, только гулкие удары его сердца бились о клетку ребер, лишь дыхание прерывисто рвалось из вздымающихся легких. Видимо, они задремали, потому что время куда-то пропало.

Немного погодя, постанывая от усилия, он отодвинулся и свалился с нее, чтобы вытянуться на боку, плотно прижав ее к себе. Дейзи уткнулась лицом ему в шею, остро ощущая влажность между ногами. Это могло стать бедой. Но никакого предчувствия беды не было… это казалось чем-то… естественным.

Джек нежно гладил ее. Она попыталась сообразить, что следует сказать, но говорить вроде было нечего… Все, что нужно было сказать или сделать, — это прийти к внутреннему согласию с тем, что произошло между ними: внезапное осознание того, что это нечто большее, чем проходной романчик.

Но этого же не могло быть! Или все-таки могло?

— Господи! Мне же надо вернуться в участок, — пробормотал он. — Не могу поверить, что позволил себе так отвлечься.

— Я уверена, что пять минут туда или сюда большой разницы не составят, — утешительным тоном проговорила Дейзи.

Он открыл один глаз и свирепо взглянул на нее:

— Пять минут? Простите, пожалуйста! Меня с шестнадцати лет хватало больше чем на пять минут.

Она повернулась, чтобы посмотреть на часы у кровати. Она понятия не имела, в котором часу они задремали и на какой срок. Поэтому решила истолковать сомнение в его пользу.

— Ну тогда час туда или сюда…

— Час? О черт!

Он пулей вылетел из постели и бегом бросился в ванную. Она услышала шум льющейся воды, затем звук спускаемого унитаза. Вернувшись, он подошел к кровати, посмотрел вниз и оцепенел.

Испуганная выражением его лица, Дейзи приподнялась на локте. Он поднял глаза и очень сдержанно произнес:

— Твой пес съел мои шорты.

Она искренне попыталась сохранить серьезность. Ей удалось продержаться целую секунду, но потом смех сотряс ее как землетрясение. А раз начавшись, остановиться он не мог и вскоре перешел в хохот, от которого она перекатывалась с боку на бок, держась за живот…

Он нагнулся и поднял щенка на уровень глаз. Отрицать вину Мидаса не было никакой возможности, потому что клочья темно-зеленых трусов свисали из его рта. Он, казалось, был очень счастлив этим, и щенячий его хвостик бурно вилял, а он радостно перебирал лапками, стараясь подобраться поближе, чтобы лизнуть в подбородок этого чудесного друга.

57
{"b":"12227","o":1}