ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я хотел убедиться, что у вас все в порядке. Кроме того, я стараюсь никогда не упускать из виду тех, с кем мне доводилось работать. Мне может понадобиться помощь эксперта.

По спине ее пробежал холодок. Лишь сейчас она поняла, почему он вызвался отвезти ее домой; он хотел вернуть ее в тот мир, который она покинула после гибели Далласа. Он, образно говоря, сунул стакан с виски под нос алкоголичке и моментально увлек ее в сторону от проторенного безопасного пути. Ему бы ни за что не удалось ее соблазнить, если бы в глубине ее души не жила страсть к риску и приключениям. Это-то и напугало ее больше всего. Если бы она покончила с прошлым, никакие его доводы не заставили бы ее бросить спокойную, размеренную жизнь, которую она себе создала.

А она-то думала, что изменилась, навсегда избавившись от своей пагубной страсти. Но тогда почему слабый аромат приключений так взволновал ее?

— Не смейте даже просить меня… — начала она.

— Мне нужна ваша помощь, Ниема.

Глава 7

«Черт подери, ну почему она не вышла замуж?»— в отчаянии подумал Джон. Или по крайней мере не завела интрижку с каким-нибудь бюрократом из Агентства.

Он все это время держался от нее в отдалении по многим причинам. Во-первых, его работа не располагала к общению. Да, у него бывали короткие романы без намека на эмоциональную привязанность. Порой он отсутствовал по несколько месяцев, в течение которых от него не было ни слуху ни духу.

Более того, он был уверен, что Ниема не захочет его видеть, и очень удивился, когда узнал, что она не винит его в смерти Далласа. Она не доверяла ему и все равно не стала перекладывать вину за случившееся на его плечи. Так мог поступить только человек, обладающий обостренным чувством справедливости.

Джон давно приучил себя не терзаться по поводу своих решений. Порой делать выбор было невыносимо тяжело, и каждый такой случай оставлял след в его душе. Окружающие были не согласны с таким методом работы, но Джон постепенно перестал обращать на них внимание. Как говорил давний друг его отца Джесс Макферсон, Джон не церемонился с людьми. Он использовал их, втягивал в свою игру, а после предавал их или просто исчезал. Его профессия не позволяла ему давать волю чувствам. Однажды он забыл это правило и впустил в свое сердце женщину и даже женился на ней. И жестоко поплатился за свое легкомыслие. Венеция сделала его несчастным и чуть не погубила его карьеру. Прошло уже четырнадцать лет после той драмы, а он по-прежнему был одинок.

За последние пять лет он не раз пытался убедить себя, что Ниема Бердок его ненавидит. Это сделало бы ее недосягаемой и помогло ему справиться с искушением еще раз ее увидеть. Так было бы гораздо лучше. Он время от времени наводил бы о ней справки, чтобы проверить, все ли в порядке — ведь он обещал Далласу, что будет заботиться о ней, — и не более того.

Он надеялся, что она в конце концов найдет себе кого-нибудь. Ниема еще очень молода, умна и хороша собой. Он искренне хотел, чтобы она нашла замену Далласу, поскольку это разлучило бы их навсегда. Но она этого не сделала, а ему надоело играть в благородство.

Он больше не даст ей ни единого шанса.

Но если просто сделать ей предложение, она в ужасе сбежит от него. Надо попытаться перехитрить ее и осторожно завлечь в свои сети. Она ни в коем случае не должна почувствовать подвоха. Ему поможет в этой игре ее страсть к рискованным приключениям, которую она, похоже, твердо вознамерилась похоронить, и необходимость завершить серьезное задание. На другой чаше весов лежит недоверие, которое она питает к нему, несмотря на все, что он сделал для нее в Иране; она далеко не глупа, и обхитрить ее будет нелегко.

Фрэнк пригласил ее в свой дом под мнимым предлогом и сделал неуклюжую попытку свести их вместе. Что ж, может быть, его попытка удалась, а сам предлог выглядел вполне правдоподобно. Джон лихорадочно соображал, мысленно взвешивая все «за»и «против». И наконец решил перейти в наступление.

— Самолет авиакомпании «Дельта», летевший 183 — м рейсом, стал жертвой диверсии. Сотрудникам ФБР удалось обнаружить следы взрывчатки, но не детонатора. Взрывчатка представляет собой новое самовзрывающееся соединение, основанное, по всей видимости, на «Ар-Ди-Экс»и разработанное в Европе.

Она зажала уши ладонями.

— Не желаю ничего слышать.

Джон обошел кухонную стойку и опустил ее руки, крепко обхватив пальцами запястья.

— В Европе все проходит через дилера по имени Луи Ронсар. Он живет на юге Франции.

— Нет, — твердо сказала она.

— Я хочу, чтобы вы помогли мне забраться в его файлы и разузнать, где производят эту взрывчатку и кто получил первые поставки.

— Нет, — повторила она с отчаянием в голосе, но не сделала попытки высвободиться.

— Ронсар питает слабость к хорошеньким женщинам…

— Боже правый, так вы хотите, чтобы я его соблазнила? — изумленно ахнула она, угрожающе сощурив темные глаза.

— Конечно, нет! — отрезал он. Ни Ронсару, ни кому-либо другому он не позволит и пальцем к ней прикоснуться. — Я хочу, чтобы вы получили приглашение на его виллу и поставили в его кабинете подслушивающее устройство.

— Эту работу могут сделать тысячи таких, как я. Вам не обязательно прибегать к моим услугам.

— Но мне нужны именно вы. Из этих тысяч много ли наберется женщин? Видите ли, вряд ли внимание Ронсара привлечет симпатичный паренек — уж это я вам гарантирую. Так сколько? Двадцать? Скажем, сто. Ронсару тридцать пять; из этих ста скольким около тридцати? А среди этих оставшихся есть ли такие же хорошенькие, как вы?

Она попыталась отдернуть руки. Джон удержал ее. Она была так близко от него, что он почти ощущал бархатистую нежность ее кожи.

— Вы говорите по-французски…

— Я совсем его забыла.

— Так вспомните. Словом, мне нужна молодая, хорошенькая профессионалка, владеющая французским. Вы мне подходите.

— Найдите кого-нибудь другого! — яростно выпалила она. — И не рассказывайте мне сказки — все равно не поверю, что вы не сможете подобрать агента, удовлетворяющего вашим критериям. Будет еще лучше, если ему незнакомо ваше настоящее имя. Послушать вас, так я получаюсь какая-то Мата Хари! К вашему сведению, я никогда не работала секретным агентом. Еще, чего доброго, провалю задание…

— Этого не случится. Вы участвовали в других операциях…

— Пять лет назад. Но я занималась технической поддержкой, а не актерством. — Она холодно добавила:

— Маскарад — это по вашей части.

Он пропустил эту колкость мимо ушей. Она все равно права.

— Вы мне нужны, — повторил он. — Только для одного задания.

— Да, до тех пор, пока вы снова не решите, что нуждаетесь в моей помощи.

— Ниема… — Джон слегка погладил подушечками пальцев нежную кожу на внутренней стороне ее запястий, затем отпустил ее и потянулся за чашкой с остывшим кофе. Он уже достаточно надавил на Ниему; теперь пришло время отступить и дать ей собраться с мыслями. Пусть не думает, что он угрожает. — Я видел, как вы работаете. Быстро, споро, профессионально. Вы способны собрать радиопередатчик из чего угодно. Для этой миссии вы подходите идеально.

— Моя предыдущая миссия обернулась для меня трагедией. Горе сломило меня.

— Вы слышали, как погиб ваш муж. — Он не стал смягчать фразу, и Ниема невольно вздрогнула, как от удара. — У вас было шоковое состояние, но держались молодцом: нам ведь не пришлось нести вас на себе.

Она отвернулась, рассеянно потирая запястья.

— Прошу вас. Пожалуйста.

Она не ожидала, что он станет ее просить, почти умолять.

— Не подлизывайтесь.

— И в мыслях не было, — пробормотал он.

— Какой же вы все-таки проныра! Я это сразу поняла, как только вас увидела. Вы хитрый манипулятор, вы… — Ниема перевела дух и резко обернулась к нему. Она нервно сглотнула, ее огромные черные глаза горели огнем. — Черт бы вас побрал, — прошептала она.

Он молчал — пусть проглотит приманку. Опасность действует посильнее наркотиков. Пожарные, полицейские, сотрудники спецслужб, оперативники и даже персонал «скорой помощи»— всем им знакомо пьянящее чувство, когда все нервы напряжены, кровь быстрее бежит по жилам, а сердце гулко стучит в груди. Любителей острых ощущений вполне можно приравнять к наркоманам. Да он и сам такой. И Ниема.

15
{"b":"12229","o":1}