ЛитМир - Электронная Библиотека

Он делал свое дело отчасти потому, что должен ведь кто-то заниматься грязной работой во имя безопасности собственной страны, но главным образом потому, что ему нравилось ходить по острию ножа, рисковать жизнью и полагаться только на свое мастерство и свои мозги. Ниема нисколько от него не отличается. Она хотела бы стать другой, но у нее ничего не выходит.

— А вам известно о разгуле терроризма? — спросил он, чтобы поддержать разговор. — И не где-то, а в нашей стране. Рейс 183 всего лишь один из последних эпизодов в этой эпопее. В тысяча девятьсот семидесятом году террористы грозили взорвать аэропорт Орландо во Флориде, если им не передадут миллион долларов. В тысяча девятьсот семьдесят седьмом мусульманские террористы захватили в заложники служащих городского совета в округе Колумбия. В тысяча девятьсот восемьдесят пятом сотрудники ФБР задержали трех сикхов, присланных к нам из Индии с целью уничтожения некоторых видных политических деятелей. Черт подери, да я могу вам представить список длиной три фута.

Она склонила голову, но слушала его со вниманием.

— Нам удается обнаружить взрывчатку благодаря детонатору. Если в руки этих подонков попадет взрывчатое вещество, которое поначалу является стабильным соединением, а затем распадается и взрывается, у нас будут большие проблемы. Мосты, дамбы, а в особенности самолеты становятся как никогда уязвимыми. Итак, мне необходимо узнать, где производят эту взрывчатку, и я делаю ставку в первую очередь на Ронсара. Я могу узнать это и по другим каналам, но вот вопрос, сколько человеческих жизней будет принесено в жертву.

Ниема по-прежнему молчала. Он быстро добавил, как будто она уже дала свое согласие:

— Я появлюсь там под другим именем — использую прикрытие, которое я начал разрабатывать. Я бы взял вас с собой в качестве коллеги или подруги, но Ронсар не дает приглашений на гостей и их спутников. Так что придется вам самой добывать приглашение.

— Нет, я этого делать не стану.

— Как только мы очутимся на вилле, я попрошу Ронсара познакомить нас, притворюсь, что ваша красота сразила меня наповал. Этот спектакль даст нам возможность встречаться.

Она покачала головой:

— Я не стану с вами работать.

— Вы должны согласиться. Я и так рассказал вам слишком много.

— И теперь вам придется убить меня?

Он сунул руки в карманы, в голубых глазах блеснул лукавый огонек.

— Я и не помышлял ни о чем подобном. На такое способен разве что Джеймс Бонд.

— Да вся эта история — словно очередная серия про Джеймса Бонда. Подыщите себе напарницу в плаще и с кинжалом, а меня оставьте в покое.

— У вас будет время поупражняться в стрельбе. Это все, что вам потребуется. Впрочем, если наш план удастся, вам не понадобится никого убивать. Мы проникнем на виллу, вы подсоедините свой аппарат к сети, я зайду в его файлы и скопирую информацию, и мы тронемся в обратный путь. Вот и все.

— Вас послушать, так это проще простого — как зубы почистить. Если дело не стоит выеденного яйца, почему вы до сих пор не справились с ним самостоятельно? У этого… как бишь его? Ронсар? У Ронсара, наверное, надежная система безопасности.

— Плюс к тому у него целая армия охранников, — нехотя сознался Джон.

— Значит, дело гораздо опаснее, чем вы стараетесь представить.

— Если все пойдет по плану, никакой опасности нет.

— А если не по плану?

Он пожал плечами и усмехнулся:

— Фейерверк.

Ниема колебалась. Он видел это, чувствовал, как она борется с искушением. Но вот она снова покачала головой:

— Поищите другую кандидатуру.

— Мне не найти другого профессионала с вашим опытом. То, что вы пять лет не участвовали в секретных операциях, нам только на руку: вас не знают. Среди тех, кто работает в секретных службах, информация распространяется быстро. Я состряпаю вам такую легенду, что Ронсару ни за что не удастся узнать, кто вы на самом деле.

— А как же вы сами? Вы-то не бездействовали эти пять лет.

— Да, но я каждый раз прикладываю массу усилий к тому, чтобы меня не вычислили, меняю внешность и прикрытие. Поверьте, порой я и сам не знаю, кто я такой.

Ниема усмехнулась, и Джон понял, что она сдалась.

— Ну хорошо, — сказала она. — Я знаю, что горько пожалею о своем решении, но… я согласна.

— Джон, — осторожно начал Фрэнк Виней, — ты хоть соображаешь, что делаешь?

— Наверное, нет. А все равно делаю.

— Ронсара не так-то легко одурачить.

Джон удобно расположился в огромном кожаном кресле в библиотеке Фрэнка. Опершись подбородком на сплетенные пальцы, он задумчиво смотрел на шахматную доску. Они возобновили прерванную партию, начатую два дня назад.

— Ты первый ее в это втянул, — возразил он. Фрэнк побагровел.

— Я совершенно напрасно вмешался! — прорычал он.

— Хотел обхитрить меня? Думал, я скорее соглашусь занять твое место, если у меня будет стимул отойти от дел? — Джон сделал ход конем. — Шах.

— Вот сукин сын! — Фрэнк с минуту пристально смотрел на доску, затем взглянул на Джона. — Рано или поздно тебе все равно придется отойти отдел, и, по-моему, наилучшее применение своему опыту ты найдешь только в моем офисе.

— Рано или поздно — это еще не сейчас. Пока меня не скомпрометировали, я принесу больше пользы, участвуя в секретных операциях.

— Если ты собираешься вовлечь в свои игры Ниему Бердок, тебе придется уйти на покой скорее рано, чем поздно. Во-первых, ей известно твое настоящее имя. А во-вторых, — Фрэнк бросил на него проницательный взгляд, — сможешь ли ты пожертвовать ею в случае необходимости?

Глаза Джона стали холодными и пустыми.

— Я поступлю так, как сочту нужным. — И как только Фрэнк может его об этом спрашивать после истории с Венецией? — А Ниема к тому же лучше всех подходит на эту роль. В противном случае я не стал бы ее использовать. На вилле мне потребуется помощник, а она наверняка получит приглашение от Ронсара.

— А что, если он не клюнет на приманку? Что, если он ее не пригласит?

— Тогда я сделаю все, что в моих силах, но риск возрастет. С ней я мог бы свободно разгуливать по вилле, не вызывая подозрений.

— Хорошо. Я позабочусь о ее отправке в Европу. — Фрэнк заслонил короля слоном.

— На это я и рассчитывал, — сказал Джон и передвинул пешку. — Шах и мат.

— Вот сукин сын, — снова буркнул Фрэнк.

— Я сошла с ума, — пробормотала Ниема, спуская ноги с кровати.

Светало. Позевывая, она натянула спортивные штаны и футболку, носки и кроссовки. — Определенно спятила.

И как она могла согласиться помогать Медине? Она, которая поклялась никогда больше не участвовать в рискованных предприятиях? Неужели трагическая гибель Далласа ничему ее не научила?

Но Медина совершенно прав насчет терроризма. Он прав, когда говорит о применении новой взрывчатки, следствием которого может стать гибель тысяч ни в чем не повинных людей. Он прав, черт бы его побрал. Итак, она должна помочь.

Ниема прошла в ванную комнату, умылась, почистила зубы и расчесала волосы. Из зеркала на нее глянуло чуть опухшее от сна лицо, горевшее лихорадочным румянцем. Глаза ее блестели. Увидев эту картину, Ниема почти возненавидела себя. Да она, кажется, только о том и мечтает, чтобы вернуться к жизни, полной приключений! Даллас погиб, а она так и не извлекла урока из этой трагедии.

— Ниема! Поторапливайся!

Она словно приросла к месту. Не веря своим ушам, она приоткрыла дверь ванной и осторожно заглянула в спальню. Там никого не было. Тогда она потихоньку подкралась к двери, ведущей в холл. Со стороны ярко освещенной кухни доносился аппетитный запах свежесваренного кофе.

— Что, черт подери, вы делаете в моем доме? — воскликнула она, решительно врываясь на кухню. — И как вы сюда проникли?

Медина сидел за стойкой с чашкой кофе, одетый в черные спортивные брюки и черную футболку. Вид у него был бодрый и подтянутый, словно на часах не полпятого утра, а девять.

— Я уже говорил, что тебе надо сменить замок на двери черного хода.

16
{"b":"12229","o":1}