ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ничего, — сердито буркнула она. Ронсар похлопал ее по плечу.

— Так я и думал.

— Тогда зачем было везти сюда этот компьютер?

— Я хотел проверить мистера Темпла. Если бы он беспечно оставил информацию в машине, я бы не стал иметь с ним дела. А так… — Ронсар помолчал, и тонкая улыбка заиграла у него на губах. — Теперь я знаю, что он почти так же осторожен, как и я сам.

— Почти?

— Ну да, — ответил Ронсар. — Ведь это он рвется ко мне, а не я к нему.

Глава 12

— Тебя зовут Ниема Джемисон, — произнес Медина, протягивая ей паспорт, водительские права и страховой полис.

Она просмотрела документы с удивлением и некоторым недоверием.

— Ниема? — переспросила она.

— У тебя необычное имя, поэтому ты бы не сразу привыкла откликаться на другое. Так что лучше оставить все, как было, кроме фамилии.

— Да неужели, мистер Даррелл Такер? — пробормотала она.

Он слегка улыбнулся, показывая, что понял намек.

— У меня было уже столько имен, что для меня это больше не имеет значения.

Ниема раскрыла паспорт. Фотография и печати, все на месте. Согласно записям в паспорте, за прошедший год она дважды побывала в Великобритании, один раз в Италии, в Швейцарии и в Австрии. Эта Ниема Джемисон настоящая путешественница.

Водительские права тоже выглядели вполне правдоподобно. А живет Ниема Прайс Джемисон в Нью-Гемпшире.

— Мое второе имя Прайс? — удивленно спросила она.

— Это твоя девичья фамилия. Твоя семья давно дружит с семьей супруги посла.

— Я замужем?

— Ты вдова. — Он смотрел ей прямо в лицо, словно ожидая, что она сейчас же откажется от легенды, столь близкой к реальным событиям ее жизни. — Твой муж Крейг погиб в результате кораблекрушения два года назад. Супруга посла (кстати, ее зовут Элеонора) приглашает тебя приехать к ним в Париж и провести вместе с ними отпуск.

Ниема молчала. Ну конечно, все эти совпадения не случайны: так ей будет легче запомнить свою легенду.

— А если Ронсар пригласит меня к себе на виллу и проверит мои данные… что тогда?

— Тогда он узнает, что ты и есть та, за кого себя выдаешь. Твое имя упоминается в материалах светской хроники. Ему наверняка попадется статья о трагической гибели Крейга Джемисона, в которой также говорится о его безутешной вдове Ниеме. Не беспокойся: твое прикрытие устоит перед самой тщательной проверкой.

— А как же посол и его жена? Они-то наверняка знают, что я вовсе не друг семьи.

— Да, но они привыкли к вымышленным именам и биографиям. Ты же знаешь, как много в посольствах сотрудников ЦРУ. Так что тут все нормально.

— Тогда почему бы Ронсару не заподозрить меня в принадлежности к ЦРУ?

— Потому, что ты не являешься агентом. Поверь мне, все они имеют четкое представление о том, как должен выглядеть агент ЦРУ.

Она перевела дух.

— Когда я отбываю в Европу?

Он вытащил билет из внутреннего кармана пиджака.

— Завтра, на «конкорде».

— Здорово! — воскликнула она, глаза ее загорелись: ей всегда хотелось хоть раз очутиться на борту сверхзвукового реактивного пассажирского лайнера. — А когда ты сам прилетишь?

— Мы с тобой увидимся только на вилле Ронсара. Если он не пригласит тебя… — Джон умолк и пожал плечами.

— То мы с тобой больше не увидимся. — Она постаралась произнести это небрежным тоном, но внутри у нее все сжалось. За прошедшие несколько дней он сумел раскрасить ее жизнь всеми цветами радуги. Впрочем, она с самого начала знала, как все может обернуться, знала, что он исчезнет так же внезапно, как и появился.

— Я этого не сказал.

— Не сказал, но мне уже приходилось работать с тобой вместе, помнишь? Как только работа завершена, ты исчезаешь. И теперь, когда я знаю, кто ты на самом деле, я понимаю, почему ты так поступаешь.

— Ниема… — Он сунул руки в карманы. Вид у него был крайне взволнованный, что случалось не часто. Медина всегда держал свои эмоции под контролем, и поэтому выражение его лица показалось ей странным. — Я вернусь. Это все, что я могу сейчас обещать.

Его неожиданное заявление заинтриговало и встревожило Ниему. Может, он собирается уговорить ее на следующий контракт?

И все же благоразумие оказалось сильнее страсти ко всякого рода авантюрам.

— Медина, я согласилась работать с тобой первый и последний раз. И не пытайся втянуть меня еще в какую-нибудь историю. Случайные заработки меня не интересуют.

— Вот это напрасно.

Она подозрительно прищурилась.

— Что ты имеешь в виду?

— То, что ты получишь за свои труды кругленькую сумму.

— Здорово, нечего сказать! Да каждый, кто посмотрит в платежную ведомость, узнает…

— Ничего подобного. Это же секретная миссия, разве ты забыла? И перестань обращаться ко мне по фамилии. Зови меня Джоном. Джон — обычное имя, а вот если ты будешь продолжать называть меня Мединой, то каждый в этом городе сразу навострит уши.

— Джон так Джон, — неохотно пробурчала она. Ей было проще обращаться к нему по фамилии, поскольку таким образом она держала его на расстоянии, по крайней мере мысленно. Ниема и так прилагала все усилия, чтобы не попасть под обаяние его мужских чар. — Как я уже говорила, мы с тобой работаем вместе первый и последний раз. Так должно быть и так будет.

Он прошелся по кухне и рассеянно потрогал пальцем крючки и петельки на окне. Два дня подряд он был вынужден по утрам протискиваться в чертовски узкое окошко ванной. Она так гордилась своим изобретением, что у него не хватило духу сказать ей, что он нашел способ открыть щеколды снаружи. Обыкновенный взломщик не стал бы ломать над этим голову: если кому-то понадобится проникнуть в дом, он просто высадит стекло. Среднестатистический горожанин вряд ли сможет позволить себе дорогостоящую систему безопасности, да ему это и не нужно.

— Не надейся, что тебе удастся игнорировать меня, — пригрозила она.

Он отвернулся от окна и широко улыбнулся:

— Я на это никогда не надеялся.

Его улыбка и двусмысленная фраза смутили ее. Ниема решила сменить опасную тему и перевела дух.

— Вернемся к нашему плану. Что, если я… если Ронсар не пригласит меня к себе на виллу? И что мне делать, если тебя там не окажется?

— Я уже приглашен. Через десять дней Ронсар устраивает у себя вечеринку. Такие сборища он проводит ежегодно: это своего рода поощрительный приз для всех, кто поддерживал его в трудные времена. Охрана начеку — в доме полно людей. В такой обстановке он чувствует себя в безопасности для встречи со мной. Если он тебя пригласит принять участие в вечеринке на вилле, не отказывайся. Если пригласит к себе домой, не соглашайся. Это лишь подогреет его интерес.

— Мои познания в области флирта, прямо скажем, ничтожны, — пробормотала она.

Он ухмыльнулся:

— Не волнуйся, природа-матушка об этом уже позаботилась. Мы, мужчины, примитивные создания. Женщина дышит, и этого достаточно, чтобы пробудить в нас интерес.

Она хотела было прикинуться глубоко оскорбленной, но не выдержала и рассмеялась.

— Только и всего?

— По сравнению с женщинами мы просто амебы. Наш одноклеточный мозг работает лишь в одном направлении, правда, работает исправно.

И это говорит самый загадочный из всех мужчин, каких ей приходилось встречать! Она покачала головой:

— По-моему, пора вернуться к делам, а то твоя единственная клетка собьется с правильного направления. Что у нас на сегодня?

— Ничего, — ответил он. — Отдыхай, собирайся в дорогу, повтори французский. Я зашел только передать тебе документы.

Ниема уже успела привыкнуть к их каждодневным совместным тренировкам. Без них предстоящий день казался ей теперь пустым и скучным.

— Ну вот и все. Если я не получу приглашения, то больше тебя не увижу.

Он помедлил в нерешительности, потом легонько коснулся рукой ее щеки, хотел что-то сказать, но передумал. В глубине его голубых глаз мелькнуло что-то похожее на сожаление. Он молча повернулся и вышел через дверь черного хода бесшумно, как тень.

26
{"b":"12229","o":1}