ЛитМир - Электронная Библиотека

А теперь получается, что его партнеры решили пожертвовать будущей прибылью ради сиюминутной наживы. Он вздохнул. Да пошли они к черту! Он разошлет покупателям предупреждение, что взрывчатка еще нестабильна. Надо защитить свой бизнес, если источник сболтнул лишнее.

— А когда он желает его получить? — спросил он, потирая переносицу.

— Он не сказал. Он хочет поговорить об этом с вами.

— Он оставил номер?

— Да, и добавил, что вы сможете дозвониться по нему в течение сорока пяти минут.

Такие предосторожности широко практиковались среди террористических организаций: они часто переезжали, и контактировать с ними удавалось в течение коротких промежутков времени. Подобная тактика не позволяла обнаружить их местонахождение.

Ронсар записал номер, который ему сообщила Кара, и, окончив с ней разговор, попытался соединиться. Номер был лондонский. В трубке послышались гудки, потом чей-то голос произнес:

— Булочная.

Ронсар назвал себя. Последовала минутная пауза, затем в трубке раздался голос Морреля:

— Слушаю тебя, мой друг. — Моррель, грузный, широкоплечий мужчина, обладал на удивление слабым голосом. Чтобы компенсировать этот недостаток, он всегда говорил быстро, как бы выплевывая слова.

Нет, другом Морреля Ронсар никогда не был и не будет.

— Насколько я понял, у тебя есть заказ.

— Я тут прослышал про одно весьма интересное средство. Хотел бы приобрести тысячу килограммов.

Тысячу килограммов! Брови Ронсара от удивления поползли вверх. Да этого количества взрывчатки хватит, чтобы сровнять с землей весь Лондон! Впрочем, вряд ли Моррель ограничится одной целью. Скорее всего он попытается нанести урон всему индустриальному миру или станет перепродавать циклонит.

— Такая партия товара будет стоить очень дорого.

— Есть вещи, которые стоят того, чтобы за них заплатить.

— А до тебя дошли слухи о том, что средство требует доработки?

— Доработки? Но в чем?

— Результаты тестов показали, что оно нестабильно.

— Вот как. — Наступило молчание — Моррель обдумывал его слова. Ни один нормальный человек не станет иметь дело с нестабильным соединением, которое может взорваться еще во время транспортировки. Впрочем, эпитет «нормальный» не имеет ничего общего с той публикой, с которой ему приходится работать, мрачно заключил Ронсар.

— А что может привести к катастрофе?

— Неосторожное обращение. К примеру, если товар случайно уронят.

— Вот как, — повторил Моррель.

Если использовать «Ар-Ди-Экс»в самолете, то взрывчатка должна находиться вместе с ручной кладью — только самоубийца может согласиться ее нести. Или же ее придется подсовывать ничего не подозревающему пассажиру, как в случае с самолетом компании «Дельта», рейс — Кому-то придется мириться с риском, — наконец сказал Моррель, подразумевая, что сам он взрывчатку не понесет.

— Есть еще одна проблема.

— Что-то их многовато! — Моррель напоминал сейчас капризного ребенка, у которого сломалась любимая игрушка.

— Товар надлежит употребить в течение определенного промежутка времени, иначе… он поведет себя непредсказуемо. Расчет должен быть точным.

— Я знаю об этом, друг мой, я знаю! Да уж больно хороший товар.

— Тысяча килограммов — значительное количество.

— Надо всего лишь быть порасторопнее, и все получится. Так когда начнутся поставки?

Из этого Ронсар заключил, что Моррель уже наметил потенциальные объекты и они будут взорваны одновременно. Правда, в его организации не хватит людей, чтобы провернуть всю эту операцию. Но он может объединиться с другими организациями, если они имеют общего врага.

Вслух же он произнес:

— Точно не знаю. Уж очень большое количество ты заказал; у производителя может столько не оказаться. — «Наверняка не окажется», — добавил про себя Ронсар.

— Я заплачу большие деньги, если товар будет готов к отправке через две недели.

— Я передам изготовителю твой заказ.

— Это замечательно! Я перезвоню тебе завтра. Ронсар повесил трубку. Он был страшно зол; выводя «Ар-Ди-Экс» на рынок, производитель рисковал не только своей репутацией, но и репутацией самого Ронсара. Такой риск должен быть компенсирован. И компенсация будет достаточно высокой.

И тут ему в голову пришла забавная мысль. Производство взрывчатки еще не поставлено на поток. Заказ на тысячу килограммов будет выполнить нелегко, тем более что он еще не знает, сколько килограммов запросит Темпл. А что, если предоставить Темплу и Моррелю решить между собой, кто и сколько берет циклонита? Так сказать, раскрыть карты, как говорят в вестернах. Да, забавно будет посмотреть, чья возьмет.

Глава 16

— Через три дня я собираюсь устроить вечеринку, — сказал Ронсар Ниеме несколько дней спустя во время прогулки по маленькому тихому парку. — В моем доме к югу от Лиона. Природа там потрясающая, а домик весьма уютный. Мне бы очень хотелось, чтобы вы приехали на праздник.

Она молчала, опустив голову и шагая рядом с ним по аллее. Пышные кроны деревьев укрывали их от жарких солнечных лучей, в ветвях чирикали птицы. Народу в парке было немного: юные мамы и няни не сводили глаз с детей, с гомоном и визгом носившихся по траве. Любители бега трусили по тенистым дорожкам в одиночку и парами. Влюбленные гуляли, взявшись за руки, и то и дело останавливались и целовались. Старики сидели на скамеечках; одни играли в шахматы, другие просто наблюдали, как кипит и бурлит вокруг них молодая жизнь. В теплом воздухе витал аромат цветов, легкий, как дыхание пробуждающейся любви.

— Вы ничего не ответили мне, — произнес он немного погодя. — Боитесь неодобрения мадам Терио?

— Да. А кроме того, хоть вы и утверждаете, что не ждете от меня ничего, кроме дружбы, не думаю, что вы оставили надежду… убедить меня пересмотреть свое решение.

— Ну конечно, я продолжаю надеяться, — спокойно согласился он. — Я мужчина и француз. Роман с вами доставил бы мне ни с чем не сравнимое удовольствие. Но мне приятно и просто быть подле вас. Вам ничего от меня не нужно, вы не заритесь на мои деньги. В моей жизни не часто встречаются подобные люди.

— Каждый из нас сам делает свою жизнь. — Она посмотрела ему в лицо. — И мне вас совсем не жаль.

Улыбаясь, он взял ее за руку.

— Вот это я и имел в виду. Вы всегда говорите то, что думаете.

— Не всегда, — возразила Ниема. — Для этого я слишком хорошо воспитана.

Он усмехнулся:

— Очередной камешек в мой огород?

— Безусловно. Вам известно, как я отношусь к вашей… профессии.

В его глазах промелькнуло странное выражение, которое она не смогла разобрать.

— Всем нам приходится делать то, что мы должны делать.

— Не всем. Некоторые делают то, что могут делать.

— А в чем разница между «должен»и «могу»?

— Разница очевидна. Люди говорят: «Я делаю то, что должен сделать», когда собираются причинить кому-нибудь зло. Тот, кто делает все, что может, как правило, стремится помочь ближнему.

— Это семантика. — Он пожал плечами. — Но в чем-то вы правы. Я сделал свой выбор еще в молодости, и теперь поздно отступать. Вероятно, были и другие пути, но в то время и в том возрасте я не видел иного выхода. И если бы мне снова представился случай выбирать, я выбрал бы то же самое.

Ронсар произнес это без тени сожаления, холодно констатируя факт. Он принимает себя таким, каков он есть, его не терзают муки совести. Он встал на этот путь и идет вперед. Не оглядываясь назад.

Ей захотелось спросить его, почему он сделал этот выбор, но ответ был и так очевиден: деньги. Ему были нужны деньги, и он решил добывать их именно таким способом. Вопрос «почему» здесь неуместен; он сам преступил черту, отделяющую законное от незаконного. Она невольно прониклась к нему уважением, однако ни разу не упрекнула себя за свое вынужденное притворство. Ронсар — опасный противник, каким бы дружелюбным и любезным он ни казался.

— Оставим в покое мою работу. Я все же хотел бы получить ответ на свое приглашение.

33
{"b":"12229","o":1}