ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я его засуну в лифчик, — отрезала она. Пистолет весил около фунта, а в длину имел шесть с половиной дюймов. Пока оружие не очутилось в ее руках, она как-то не думала о рискованности предприятия, но теперь внутри ее словно ослабла натянутая струна. Ей еще ни разу не приходилось носить с собой пистолет, даже в Иране, поскольку это могло бы ее выдать; и когда она успела так привыкнуть к оружию?

Джон негромко рассмеялся.

— Молодец, девочка, моя школа, — с одобрением заметил он и похлопал ее по бедру. — Увидимся через несколько часов. Что будешь делать утром? Во сколько ты встаешь?

— Буду спать как можно дольше. — Поскольку она еще не сомкнула глаз, то решила как следует выспаться. — А больше у меня никаких планов нет.

— Тогда увидимся на ленче.

— Где?

— У бассейна в час.

— А почему именно у бассейна? — спросила она, памятуя о том, что Джон ничего не делает просто так.

— Увидеться с тобой, поплавать в бассейне и предоставить Ронсару возможность полюбоваться шрамом на моем плече — это его окончательно убедит.

— У тебя нет шрама на плече, — возразила Ниема и тут же пожалела о своих словах: ведь это говорит о том, что она внимательно разглядывала его, когда он снял футболку во время тренировки.

— У меня нет, а у Джозефа Темпла есть.

Итак, у него даже шрам поддельный. Ниема вспомнила, что он выглядел немного по-другому, когда Ронсар их познакомил, но никак не могла понять, в чем именно разница.

— А что ты еще с собой сделал? Ты поменял имидж.

— Да, я изменил прическу, сделал брови чуть прямее, засунул за щеку два ватных шарика, чтобы изменить форму лица.

— И сколько времени у тебя ушло на создание Джозефа Темпла?

— Годы. Поначалу он был только именем в файле, но я постепенно вывел его на арену, добавив некоторые детали к его описанию и якобы случайную фотографию.

К счастью, этого оказалось достаточно, чтобы Ронсар сравнил некоторые мои приметы с фото.

— Но теперь-то у него наверняка появится твоя фотография, — заметила она. — Он не упустит возможность завести на тебя досье.

— Это не имеет значения, — возразил Джон, вставал. — После завершения нашей миссии Темпл пере станет существовать.

«Интересно, — думала Ниема, — как можно менять обличья, словно одежду? Может, с каждой новой маской он теряет частичку себя? А может, он уже и» не» помни! какой он на самом деле?»

Он подошел к балконной двери, и Ниема неожидан но спросила:

— А как ты поднялся сюда?

— Я не поднялся. Я спустился. С крыши. — С этим словами он скользнул в балконную дверь и растворился в темноте.

Ниема встала с постели, закрыла балкон и снова легла в кровать. Она страшно устала, но, несмотря на это была почти уверена, что всю ночь не сомкнет глаз. Следующие двадцать четыре часа будут решающими, от них зависит успех всего предприятия. Надо сосредоточиться на работе и на время отбросить мысли о Джоне. Скоро все будет позади, она вернется домой, и он исчезнет из ее жизни. Вот тогда она позволит себе думать о нем всласть, потому что его уже рядом не будет.

Каре Смит нравились домашние праздники Луи. Она обожала наряжаться, обожала блеск и роскошь балов вечеринок. Все как в сказочном королевстве: мужчины черных смокингах кружатся с нарядно одетыми дамой по сверкающему паркету бального зала. Из-за своего высокого роста Кара почти никогда не носила туфли на каблуках, однако на вечеринки все же надевала трехдюймовые каблуки, становясь на голову выше окружающих и одного роста с самим Луи. Ее и без того длинные ноги казались еще длиннее, что подчеркивали платья с боковыми разрезами до бедра, открывающими при ходьбе узкую длинную полоску тела.

Но это для вечера, а днем она по-прежнему работала в офисе Луи — разбирала его корреспонденцию и оплачивала счета (удивительно, и тем не менее миллиардеры обязаны платить по счетам, как простые смертные). Кроме того, в ее обязанности входило отвечать на телефонные звонки и информировать Луи о новых заказах и проблемах, требующих немедленного решения. Но в такие дни ее рабочее время значительно сокращалось, и она большей частью отдыхала и развлекалась вместе с гостями: плавала, играла в теннис и бильярд и слушала сплетни. Диву даешься, с какой легкостью люди выбалтывают интимные подробности и правительственные секреты на таких сборищах, особенно если их собеседница — высокая длинноногая блондинка, как будто у той совершенно нет мозгов в голове (именно поэтому Луи и позволял ей так много времени проводить с гостями). Она узнавала массу интересного из бесед с приглашенными знаменитостями.

Этот Темпл ее прямо очаровал. Немногие мужчины могли сравниться с Луи по элегантности и обаянию. Но Темпл ни в чем ему не уступал. И он выглядел таким спокойным, уравновешенным, невозмутимым. Его скупые жесты только усиливали это впечатление. Должно быть, в постели он может заниматься любовью не один час подряд. Она представила себя на месте его партнерши, и по телу ее пробежала сладострастная дрожь.

Впрочем, Кара сразу же понимала, понравилась ли она мужчине или нет. Темпл явно не принадлежал к числу ее обожателей. Как-то раз она вместе с Луи наблюдала сиену в саду, когда он проявил недвусмысленный интерес к этой Джемисон. Кара еще подумала: как-то Луи это перенесет? Он ведь тоже имел виды на миссис Джемисон и оказывал ей больше внимания, чем всем другим женщинам. Но Луи — это Луи, и женщина значит для него не так уж много. Кара знала наверное, что сегодняшнюю ночь он провел не один, в то время как миссис Джемисон рано покинула праздник и спряталась в своей комнате. Господи, да будь Кара на месте миссис Джемисон, она бы ни за что не упустила такую возможность. Она бы сгребла в охапку этого красавца и потащила в постель.

Но Кара выбрала себе нового кавалера в качестве утешительного приза. Он был богат, недурен собой и работал во французском министерстве обороны. У него было что порассказать. Заметив, что жена не отпускает его от себя ни на шаг, Кара решила, что его интересы не ограничиваются работой. Она видела, как он пожирал глазами ее длинные ноги, и небезосновательно предположила, что он найдет способ улизнуть от своей бдительной супруги.

Кара буквально сгорала от нетерпения. У нее не было секса уже… м-да, довольно давно. Черт бы побрал Хоссама с его ревностью! Она пыталась осторожно, постепенно отдалить его от себя и свести их отношения на нет, однако он никак не хотел смириться со своей отставкой. Она не спала с ним, но не спала и ни с кем другим, чтобы избежать скандала. Ей не хотелось сеять раздор среди охранников Ронсара — Луи вряд ли ее за это похвалит.

В девять часов утра Кара явилась на теннисный корт. Вскоре подошел и господин из министерства обороны — без жены. Кара флиртовала с ним напропалую, пока не заметила высокого усатого мужчину в костюме и темных очках, наблюдающего за ними со стороны патио. Проклятие! Если она попытается увести своего кавалера к себе в комнату, Хоссам непременно устроит ей сцену. Луи придет в ярость, когда узнает, что один из его охранников пристрелил гостя.

Вне себя от злости, она закончила игру, извинилась и решительно направилась через широкую лужайку к патио, сердито размахивая ракеткой (хорошо было бы сейчас огреть этой ракеткой Хоссама по его дубовой голове!). Теперь он вздумал за ней шпионить! А она-то старалась быть с ним деликатной! Надо было просто сказать, что он надоел ей до чертиков. Да, настал подходящий момент для серьезного разговора.

Он стоял, скрестив руки на груди, и с самым невозмутимым видом смотрел, как она несется к нему на всех парах. Ростом он был футов шесть; ей нравился его рост, но сейчас она мысленно пожелала, чтобы он стал коротышкой и она могла дать ему пинка под зад.

— Прекрати сейчас же! — прошипела она, свирепо уставившись в темные стекла его очков. — Между нами все кончено. Ты понял? Кончено! Ко-нец. Капут. Финиш. Я бы повторила и на египетском, но ни черта не знаю на этом языке. Мне было хорошо с тобой, а теперь я ухожу…

41
{"b":"12229","o":1}