ЛитМир - Электронная Библиотека

Она не может так любить. Она и жить так не может. — Автомобиль, — сказал он, нарушив течение ее невеселых мыслей, схватил ее за руку и потащил к обочине. — Ложись. — Огни передних фар приближались к ним на большой скорости.

Ниема уткнулась лицом в траву, укрывшись палантином. Джон лег рядом между ней и дорогой. Машина пронеслась мимо.

Они осторожно поднялись и сели на обочине. Пока они бежали, Ниема не замечала, как болят ее ступни и голени. Она потерла голени руками.

— Босиком, наверное, и то лучше, чем в этих босоножках.

— По земле — да, но не по асфальту.

Она немного ослабила тоненькие ремешки, которые натерли ей ступни.

— Что делать, ума не приложу.

Он подсел к ней.

— Мозоли?

— Пока нет, но скоро появятся.

— Хорошо, бежать больше не будем. Сегодня ночью надо обязательно раздобыть транспорт, иначе днем нас быстро заметят, если мы будем идти пешком. Я хотел угнать машину, когда мы удалимся на достаточное расстояние, но делать нечего.

— А какая разница?

— Если автомобиль будет угнан неподалеку от виллы Ронсара, он непременно об этом узнает и поймет, кто похитители. Ему будет известно, какую именно машину мы угнали, и он установит за нами слежку.

Она вздохнула:

— Тогда пойдем пешком.

Он легонько похлопал ее по ноге.

— Думаю, это не выход. Вскоре мы набредем на какую-нибудь ферму или деревню, и я угоню то, что там окажется, пусть даже это будет тележка.

— А пока пойдем пешком, — заключила она, поднимаясь на ноги.

Глава 24

Ронсар был в ярости. Но злился он большей частью на себя самого. Раз приходится иметь дело с преступным миром, следует опасаться предательства. Признаться, он не ожидал, что его так ловко обведут вокруг пальца. И он никак не думал, что его вышколенная охрана окажется не в состоянии задержать один-единственный автомобиль. Они, конечно, профессионалы, но действовали как дилетанты.

Один из его людей мертв, второй, Хоссам, получил сотрясение мозга. Хоссама нашли на цементном полу гаража полуголым и без сознания. Правильно угадав, что Темпл попытается угнать один из автомобилей, он бросился в гараж и там получил удар сзади. Почему Хоссам был в одних брюках, в то время как по графику он должен был охранять виллу, оставалось загадкой. Правда, вскоре он заметил, что Кары нигде не видно, и послал за ней. Ее нашли в комнате голой, привязанной к кровати. Она была в бешенстве. Выслушав ее гневные обвинения. Ронсар решил, что Хоссам применил к ней силу. Впрочем, известие о том, что Хоссам получил сотрясение мозга, ее сильно опечалило. Это убедило Ронсара в одном: то, что случилось в ее комнате, произошло с обоюдного согласия двух сторон.

Гости Ронсара были потрясены событиями прошлой ночи. После погрома на вилле многие из них уехали домой, осознав наконец, кто их хозяин и какую жизнь ведет. Конечно, многим из них нравилось заигрывать с опасностью и хвастаться друзьям, что они-де были в гостях у знаменитого Луи Ронсара на его роскошной вилле, снабжать его секретной информацией и от этого преисполняться ощущением собственной значимости, но реальность оказалась гораздо грубее и суровее, чем они ожидали.

Пожалуй, никому из них не приходилось видеть труп с простреленной головой. А потом поднялась ужасная суматоха, когда Темпл бросился к выходу. На лужайке развернулась настоящая война с пальбой и автоматными очередями. Вслед за тем автомобиль протаранил железные ворота, и охранники бросились врассыпную, когда по ним открыли огонь из пистолета. Этот случай поставил под угрозу не только безопасность Ронсара, но и безопасность его гостей. У них не осталось никаких иллюзий на этот счет. Большинство гостей покинули виллу рано утром.

Как хозяин праздника он потерпел фиаско. Как бизнесмен он потерпел настоящий провал.

Темпл и Ниема были у него в офисе. Что там делала Ниема, он понятия не имел. Возможно, она сообщница Ронсара, возможно, нет. По словам свидетелей перестрелки в коридоре, Темпл грубо тащил ее за собой к выходу. С другой стороны, Темпл сидел за рулем автомобиля; кто же в таком случае стрелял по охранникам, если не Ниема? Впрочем, вполне вероятно, что Темпл одной рукой крутил руль, а другой стрелял, — он ведь хорошо тренированный убийца.

Но что же, черт возьми, они делали в его офисе?

Замок не работал. Но в последний раз, когда Ронсар покидал офис, замок был в полной исправности, поскольку он машинально, по многолетней привычке, подергал ручку двери, прежде чем уйти.

Он стоял в офисе и осматривался, пытаясь представить, что могло заинтересовать Темпла. На что бы обратил внимание он сам? На компьютеры, конечно. Но в компьютере Кары не содержалось никакой важной информации, а его собственный компьютер был защищен паролем.

Пароль. Он подошел к столу и внимательно осмотрел его. Все вещи лежали так, как и всегда: роман Диккенса на месте.

И все же…

И все же инстинкт самосохранения, который еще ни разу не обманул его в прошлом, твердил ему, что Темплу все-таки удалось сломать систему его файловой защиты, так же как и кодовый замок. Иного Ронсар и не предполагал. Никогда нельзя недооценивать противника, тем более человека, который имеет доступ к государственным документам еще до того, как они получают огласку. Такой человек либо располагает мощным прикрытием, либо сам обладает неограниченной властью.

Их необходимо найти. Позвонив в Лион, он приказал вести наблюдение за аэропортом. Затем, когда один из его людей обнаружил то место, где машина Темпла свернула в лес, и вскоре нашел и сам автомобиль, Ронсар отдал приказ наблюдать и за пунктами проката машин.

Теперь они пытаются уйти пешком, если только Темпл уже не угнал еще один автомобиль. Ронсар устроил так, чтобы ему немедленно сообщали обо всех угонах.

Он сел и забарабанил пальцами по столу. Лион — ближайший город. Впрочем, Темпл может пойти и в противоположном направлении именно потому, что Лион — первое, что приходит в голову, когда речь идет о том, чтобы оторваться от погони. Делай то, чего от тебя не ожидают. Держи своего противника в напряжении. Пусть гадает.

Это напоминает игру в шахматы — наступление и ответные ходы противника. Победа готовится заранее, ходы противника продумываются загодя.

Марсель лежит к югу отсюда, и он больше Лиона. К тому же это огромный порт. Он находится гораздо дальше, но если они доберутся до него, их шансы незаметно ускользнуть от погони значительно возрастут.

Порт. Вот ключ к успеху. Темпл непременно попытается скрыться водным путем.

В маленькой деревеньке было не более пятнадцати домов, разбросанных вдоль дороги. Джон выбрал старую модель «рено», припаркованную у подъезда коттеджа, поскольку старые машины проще завести без ключа. Ниема стояла рядом и смотрела, как он отпер дверцу и нащупал провода, ведущие к блоку зажигания. В салоне горели лампочки — у Джона не было фонарика. Оставалось только надеяться, что свет не привлечет внимания хозяев автомобиля. Ножичком он зачистил провода.

Через три дома от этого коттеджа вдруг залаял пес, очнувшийся от сна, и почти сразу же умолк. Никто не поднялся на шум.

— Залезай, — прошептал Джон и посторонился, чтобы она пролезла первой: ему не хотелось производить дополнительный шум, открывая дверцу со стороны пассажира. Ниема пожалела, что ей не четыре года — «рено» оказался крошечным. Она оперлась коленом о коробку передач, головой ударилась о лампочку на дверце, локтем задела руль. Ругаясь про себя на чем свет стоит, она наконец угнездилась на пассажирском сиденье.

Джон не засмеялся, лишь молча ухмыльнулся. В тусклом свете салона она впервые хорошенько его разглядела с того момента, как они покинули виллу. Сердце замерло у нее в груди. Вся правая сторона лица Джона была покрыта запекшейся кровью, несмотря на все его попытки ее остановить. Когда-то белоснежная рубашка вся в грязи и крови, волосы взъерошены, на подбородке пробивается щетина. С черной шелковой повязкой на голове он выглядел как пират, облаченный в смокинг от Армани.

51
{"b":"12229","o":1}