ЛитМир - Электронная Библиотека

Ванная была обставлена с такой же роскошью, как и все помещения на яхте. Шкафчики встроены в стены для экономии пространства, стеклянная кабинка душевой, позолоченная сантехника. На стене за дверью висит белоснежный махровый халат, а сверкающий пол покрывает коврик с густым длинным ворсом.

Она просмотрела содержимое шкафчиков и нашла все необходимое, как и предсказывал Джон: мыло, шампунь, кондиционер, зубную пасту, новенькую зубную щетку, увлажняющий крем. В другом шкафчике лежали фен и набор щеток и расчесок.

Ниема так устала, что думала только о том, как бы плюхнуться в постель и проспать остаток дня. Они в безопасности, задание выполнено. Она сделала все, что должна была сделать.

Ей следует чувствовать удовлетворение от выполненной миссии или по меньшей мере облегчение. Но глухая боль, зародившаяся в ее сердце, распространилась по всему телу. Все кончено. Кончено. Джон. Задание. Все.

— Я не могу дать ему уйти, — прошептала Ниема, в отчаянии уронив голову на руки. Она любит его слишком сильно. В течение нескольких недель она пыталась побороть в себе эту страсть; любить такого человека непросто. Она уже любила одного героя, и потеря Далласа чуть не сломала ее. Теперь она рискует даже большим, но отступать некуда.

У их отношений нет будущего. Джон — волк-одиночка. Они работали вместе, как одна команда, но только в рамках этого задания. Такое вряд ли еще повторится. Ему приходится ограничивать общение с людьми, которые знают, кто он на самом деле. Она до сих пор никак не могла понять, почему попала в число этих избранных, что бы он там ни говорил насчет того, что настоящее имя случайно вырвалось у него, когда он ее увидел. Джон Медина никогда не идет на поводу у случайностей: все, что бы он ни делал, имеет определенную цель.

Итак, почему он открыл ей свое настоящее имя? Она для него никто, технический персонал со способностями к электронике. Он вполне мог представиться ей как Такер или придумать какое-нибудь другое имя; наверняка у него имеется целый список вариантов на каждый случай. Зачем ей знать правду?

Нет, она сойдет с ума, если будет продолжать думать о нем, о том, что он сделал и почему. Ни одна нормальная женщина не влюбится в него, но если она что и поняла после всех событий последних недель, так это то, что ее вряд ли можно назвать нормальной. Опасность и риск для нее как наркотик. Целых пять лет она пыталась бороться с самой собой в наказание за смерть Далласа; пыталась устроить свою жизнь, как все. А теперь у нее не остаюсь никаких иллюзий на этот счет. Джону стоит только войти в дверь и поманить ее пальцем, и она отправится за ним хоть на край света.

И это ее злило. Она перед ним беззащитна. Если бы он проявил какую-то слабость, у нее появилась бы надежда. Она ему нравится, понятное дело; когда они целовались, его реакция была несомненной и однозначной. Он наверняка воспользовался ситуацией в офисе Ронсара. Но физическое влечение у мужчины возникает почти машинально, и ей не стоит обольщаться на этот счет. Мужчины, как он сам справедливо заметил, простейшие создания. Все, что им нужно, — это живое теплое тело. И ее тело удовлетворяет этим требованиям.

Она могла бы весь день просидеть в ванной, размышляя надо всем этим в тщетной попытке найти выход из лабиринта, но ответ все равно будет один: у них с Джоном нет и не может быть будущего. Он такой, какой есть. Его жизнь покрыта мраком и ежесекундно рискует оборваться. Он не принадлежит себе. Но она любит его и за это: ведь немногие способны принести в жертву свою жизнь.

Остается только надеяться, что она еще встретится с ним когда-нибудь. Хотя бы раз в пять лет. Пусть он даст ей знать, что жив, и ей этого будет достаточно.

Вздрогнув, она прогнала прочь тревожные мысли и принялась стаскивать с себя драную грязную одежду. Разувшись, встала под горячий душ и стала намыливать тело и голову. Тщательно оттирая темное пятно на бедре, она вдруг поняла, что это огромный синяк.

Помывшись, она почувствовала себя гораздо лучше, хотя из зеркала на нее смотрело бледное осунувшееся лицо с темными кругами под глазами. Она постаралась сполна воспользоваться предосташтенной ей возможностью привести себя в божеский вид и почистила зубы, намазалась увлажняющим лосьоном для тела и высушила волосы феном. В шкафчике оказался даже тюбик с медицинской мазью, которой она намазала стертые ноги.

Ритуал омовения произвел на нее успокаивающее действие и значительно ослабил нервное напряжение. Теперь она сможет уснуть, подумала Ниема и даже улыбнулась самой себе. В том, что она уснет, нет никаких сомнений! Она намеревалась провести в горизонтальном положении никак не менее десяти часов.

Позже она разберется и со своими лохмотьями, решила Ниема и завернулась в махровый халат. А сейчас спать.

Она открыла дверь ванной и застыла как вкопанная. На пороге стоял Джон. На нем не было ничего, кроме полотенца, обвязанного вокруг талии. Он уже успел принять душ: капельки воды сверкали в густой поросли у него на груди. Ниема сунула руки в карманы халата, чтобы не поддаться искушению и не дотронуться до него. До чего же ей хотелось провести ладонями по его мускулистым плечам и груди и почувствовать, как бьется его сердце под ее пальцами!

— Ты уже все? — удивилась она.

— Вся процедура заняла у меня не более двух минут. Загрузил программу, подключился к спутниковой связи и переслал файлы. Полный порядок.

— Отлично. Ты, наверное, здорово устал, как и я. Он загородил рукой выход и взглянул на нее сверху вниз. В его голубых глазах ничего нельзя было прочесть.

— Ниема… — промолвил он и умолк.

— Что? — спросила она.

Он протянул ей руку ладонью вверх.

— Ты будешь спать со мной?

У нее екнуло сердце, и слабость разлилась по телу. Она смотрела на него и пыталась угадать, что скрывается за этим непроницаемым взглядом голубых глаз, и вдруг поняла, что это не имеет значения. Важно только то, что они будут вместе. Она подала ему руку и ответила:

— Да.

Едва она произнесла это слово, как он подхватил ее на руки и впился в ее губы горячим, жадным поцелуем. Ниема ощутила вкус пасты, которой сама всегда пользовалась. Его язык скользнул ей в рот, и она, обвив его шею руками, почувствовала радостное возбуждение.

Он отбросил полотенце, а она потеряла халат где-то по пути к ближайшей каюте. Непонятно, как он умудрился раздеть ее, но он это сделал. Они упали на постель. Не успела она перевести дух, как он улегся на нее сверху и раздвинул ей ноги коленом.

Проникновение Джона было внезапным и решительным. Она вскрикнула, изогнулась и впилась ногтями ему в плечи. Его плоть, горячая и твердая, вошла в ее неподготовленное тело. Он горел от нетерпения, продвигаясь в нее все глубже и глубже. Его губы прижались к ее губам, ловя ее стоны наслаждения. Это уже не часть плана, не притворство. Он хочет ее со всей страстью.

Войдя в нее, он склонился головой к ее плечу, и его мощное тело затрепетало, как будто он не мог больше ни секунды выдержать без нее.

Это не тот хладнокровный Джон Медина, которого она знала. Он всегда был такой спокойный и сдержанный, но теперь от его былой сдержанности не осталось и следа.

Она погладила его ладонями по спине и пробормотала:

— Я хочу кое-что напомнить тебе. Существует такое понятие, как предварительные ласки.

Он поднял голову и ухмыльнулся. Опершись на локти и устроившись поудобнее над ней и в ней, он обхватил ее лицо руками и поцеловал ее в губы.

— Я совсем потерял разум. Каждый раз, когда ты позволяешь мне коснуться себя, я стремлюсь войти в тебя как можно скорее, пока ты не передумала.

Его слова ошеломили ее. Она не ожидала, что он тоже испытывает неуверенность и страсть.

Он толкнулся в нее, и это движение отозвалось в ней волной блаженства. Она охнула и обхватила ногами его бедра.

— А почему я должна передумать? — вымолвила она.

— Между нами не все было… гладко.

Между ними и сейчас не все гладко. Они испытывают и напряжение, и боль, и неуверенность в завтрашнем дне, и чувственное влечение, и даже враждебность, как следствие столкновения двух сильных личностей. В их отношениях нет умиротворенного спокойствия и никогда не будет.

54
{"b":"12229","o":1}