ЛитМир - Электронная Библиотека

Ближе к вечеру он вновь получил сообщение от сотрудника с побережья. Ронсар, похоже, отозвал своих людей, хотя наблюдение за аэропортами все еще сохраняется.

— Ну вот, теперь можно заняться осмотром достопримечательностей, — сказал Джон.

Ниема подумала, что он делает ей одолжение, и спросила:

— Ты уже раньше бывал в Ницце?

Он пожал плечами:

— Я много где бывал.

— А как ты отдыхаешь?

Он задумался, потом ответил:

— Прячусь на яхте и занимаюсь с тобой любовью.

— Ты хочешь сказать… что никогда не ездил по окрестностям просто так, чтобы развеяться? Никогда не снимал домик в горах, не ходил на рыбалку, не наслаждался природой и тишиной? — Ниема пришла в ужас: как можно жить, испытывая постоянный стресс?

— Как обычный человек? Никогда.

Мистер Медина, это мы исправим, решила она. Когда у него выдастся перерыв в работе, ей придется позаботиться о том, чтобы он как следует отдохнул в безопасном месте, где ему не придется постоянно быть начеку и играть роль. Это единственный способ время от времени бывать вместе — заехать в какую-нибудь глушь, где не ступала нога человека.

Джон сообщил по радио, что они отправляются на берег.

— Вам нужна охрана?

Он уже думал об этом.

— А сколько человек вы можете дать?

— Нам надо вести наблюдение за яхтой или же охранять вас, иначе у нас не хватит людей.

Ниема поняла, что они рискуют, отправляясь на берег. То, что людей Ронсара не засекли поблизости, еще ни о чем не говорит. Но Джон привык рисковать, да и она знакома с опасностью не понаслышке. Так и должно быть: она сама выбрала такую жизнь.

— Отпустите одного из людей присматривать за нами, — наконец произнес Джон.

— Будет сделано.

Джон засунул пистолет за пояс джинсов и накинул сверху легкую куртку. Ниема нашла в салоне соломенную сумку и положила в нее свой пистолет.

На яхте имелась собственная моторная шлюпка, в которой они и отправились на берег. Солнце уже клонилось к закату, тени становились все длиннее. Джон и Ниема погуляли по набережной в толпе туристов. Остановившись в маленьком кафе, выпили по чашечке кофе.

Ниема зашла в один из магазинчиков и хотела было купить себе небесно-голубой шарфик длиной шесть футов, как вдруг обнаружила, что у нее нет денег.

— Я банкрот, — сказала она Джону и, смеясь, вытащила его из магазина.

Он оглянулся.

— Я тебе и так достану этот шарф.

— Я не хочу, чтобы ты его доставал. Я хочу, чтобы ты раздобыл мне денег.

— Дерзкая шалунья, — отпарировал он и вернулся в магазин.

Она ждала его на тротуаре, скрестив руки на груди и нетерпеливо постукивая ногой о мостовую. Наконец он вышел, держа в руке пакет с шарфом. Бросив невесомый пакет в сумку, он чмокнул ее в нос.

— Это от меня. Что касается наличности, то завтра я и это улажу.

— Спасибо. — Обернувшись, она заметила человека, который пристально наблюдал за ними. Неизвестный тут же отвернулся и нырнул в ближайший магазин. Ниема спросила:

— Ты знаешь, как выглядит сотрудник ЦРУ, который нас охраняет?

— Я видел его, когда мы покидали порт. Брюки цвета хаки и белая рубашка.

— Мужчина в черных брюках, белой рубашке и коричневой куртке только что наблюдал за нами. Заметив, что я его увидела, он скрылся в магазине.

Джон тут же обнял ее за талию и решительно, но без видимой спешки повел в ближайший магазинчик. Войдя внутрь, они быстро прошли его насквозь, не обращая внимания на хозяйку, щебетавшую им вслед, и выскользнули через заднюю дверь, очутившись на узкой Затененной улочке, мощенной булыжником. Джон свернул направо, и они двинулись к магазину, в который вошел неизвестный наблюдатель.

Если этот человек проследовал за ними в магазин и тоже вышел через черный ход, он машинально повернет налево — в сторону, противоположную той, откуда он появился. Если им удастся покинуть аллею прежде, чем он поймет, что его засекли, и бросится за ними в погоню, они его застанут врасплох.

Так и случилось. Неизвестный выскочил в переулок, когда они были неподалеку от выхода. Хозяйка магазина кричала ему вслед, возмущаясь тем, что туристы используют ее магазин как кратчайший путь в аллею. Он отмахнулся от нее как от назойливой мухи, оттолкнул ее и вытащил пистолет из кобуры, спрятанной под курткой.

Женщина взвизгнула в ужасе и нырнула обратно в свой магазин. Джон втолкнул Ниему в приоткрытую дверь, выхватил пистолет и бросился на мостовую. Первый выстрел ударил в металлическую урну для мусора. Второй выстрел сделал Джон, но нападавший снова исчез в магазине.

— Беги! — сказал Джон и выстрелил по закрытой двери. — Я его задержу.

Ниема полезла было в сумку за пистолетом, но, услышав его команду, бросилась бежать со всех ног, понимая, что малейшая задержка с ее стороны явится только помехой. Впереди нее бежали гуляющие, оглашая воздух криками ужаса и ища укрытие.

Ниема достигла конца аллеи, завернула за угол и прижалась к стене, оглядываясь по сторонам. Джон следовал тем же путем, отстреливаясь из пистолета. Добежав до угла, он схватил ее за руку, и они понеслись по улице, расталкивая испуганных пешеходов.

— Мы бежим в порт? — выдохнула она, переходя на шаг.

— Нет. Надо сперва запутать их окончательно. Я не хочу, чтобы они обнаружили яхту.

Итак, яхта перестала быть для них надежным убежищем. На ее борту секретные агенты, да и сама она, вероятно, засекречена.

Ниема на бегу сорвала с плеча сумку и принялась лихорадочно в ней шарить.

— Что ты делаешь? — спросил он, оборачиваясь. — Направо!

Она повернула направо.

— Пытаюсь достать пистолет, чтобы был под рукой, — огрызнулась Ниема, запихнув пистолет за пояс джинсов, как это сделал Джон, и прикрывая его футболкой.

Вслед им неслись крики и вопли. К несчастью, на улицах все еще было полно туристов, которые оборачивались и провожали их недоуменными взглядами и восклицаниями. Тем, кто гнался за ними, надо было только смотреть, где в толпе возникает волнение и суматоха, чтобы их обнаружить.

— Налево, — сказал Джон, и они повернули одновременно, словно были связаны одной нитью. — Направо. — Если зеваки станут оборачиваться в разные стороны, это вызовет путаницу и им удастся ускользнуть.

Они влетели в маленький переулок. На балкончиках повсюду виднелись горшки с цветами, двери были ярко расписаны, а дети играли на тротуаре в последних лучах солнца. Джон прибавил ходу: надо скорее миновать этот переулок, чтобы увести погоню подальше от детей.

Они свернули направо в узкую аллею, в которую никогда не попадал луч света, им пришлось бежать друг за другом. Улица впереди них погрузилась в тень и была полна гуляющих. Кое-где зажглись фонари.

Кто-то толкнул Джона, как только он выбежал из аллеи в уличную толпу. Ниема сначала решила, что это случайность, но тут ее сзади обхватили чьи-то руки, и она отреагировала машинально, ударив нападавшего локтем в солнечное сплетение. Противник захрипел, и она ловко вывернулась из его рук и ткнула его во впадинку у края глаза. Ей не удалось сделать это под правильным углом, и тем не менее он свалился как подкошенный, корчась и изрыгая рвоту.

Джон схватил ее за руку и потянул за собой. Она обернулась и увидела, что ее противник неподвижно лежит на земле. Тот, кто напал на Джона, полусидел, прислонясь к стене, и тоже не двигался.

— Не оборачивайся, — приказал Джон, не отпуская ее руку. Он бежал вперед так быстро, что она еле поспевала за ним. — Беги, не останавливайся.

Ниема похолодела.

— Я не хотела…

— А он хотел, — коротко бросил Джон на бегу. Они свернули в очередной переулок и оказались в той части города, где улочки вьются и пересекаются, словно спагетти. Впереди показались трое мужчин с оружием наготове. Один из них заметил Джона и Ниему и указал рукой в их сторону. Джон потащил ее в соседний переулок.

— Сколько их? — спросила она, задыхаясь от быстрого бега.

— Много, — мрачно ответил он и двинулся в том направлении, откуда вышли эти трое, надеясь выбежать позади них. Они неслись вверх по узкой живописной улочке с цветочными горшочками на окнах. Старушки выставили свои изделия прямо у дверей — кружевные шали и самодельные горшочки с ароматической смесью из сухих лепестков. Одна из женщин заметила в руках Джона пистолет и пронзительно взвизгнула. Они свернули за угол и очутились в тупике. Ниема развернулась и хотела было броситься обратно, но Джон схватил ее за руку и прижал к себе.

57
{"b":"12229","o":1}