ЛитМир - Электронная Библиотека

Джон задумчиво смотрел на шахматную доску, рассеянно поглаживая ладью и обдумывая следующий ход. Наконец, приняв решение, он сделал ход слоном.

— Как поживают мои друзья в Новом Орлеане? Фрэнка его вопрос не удивил. Они с Джоном могли не видеться месяцы и даже годы, но всегда при встрече Джон спрашивал его об одном и том же.

— Хорошо поживают. В прошлом месяце у них родился ребенок, мальчик. А детектив Честейн больше не работает в полиции Нового Орлеана и вообще не ведет расследования.

— А Карен?

— Работает в травматологическом отделении. То есть работала там, пока не родился ребенок. Сейчас она временно уволилась, по крайней мере на год, а может, и больше.

— Уверен, ей не составит труда вернуться к работе, когда все уладится, — мягко заметил Джон, однако Фрэнк, который хорошо его знал, сразу уловил в его тоне просьбу, почти требование. Хотя формально он являлся начальником Джона, тот держал себя весьма независимо.

— Я тоже в этом уверен, — ответил Фрэнк, и эта фраза прозвучала как обещание.

Пару лет назад отец Карен и отец Джона были убиты в результате закулисных интриг: требовалось скрыть от общественности, что сенатор Стефен Лейк нанял убийц, чтобы расквитаться с собственным братом во Вьетнаме. Распутывая это дело, Джон проникся симпатией к отважной Карен и ее несгибаемому мужу. Оставаясь для них незримым благодетелем, он не раз помогал им избежать трудностей.

— А миссис Бердок?

И этот вопрос легко было предугадать.

— У Ниемы все хорошо. Она разработала новый прибор для ведения наблюдения, который практически невозможно обнаружить.

Специалисты из Агентства национальной безопасности пригласили ее участвовать в ряде проектов.

Джона это заинтересовало.

— Скрытое подслушивающее устройство? А когда его можно получить?

— Скоро. Этот прибор подсоединяется к сети, но не вызывает скачков напряжения. Электронные детекторы не способны его засечь.

— Как ей это удалось? — Джон передвинул пешку еще на одну клетку вперед.

Фрэнк нахмурился, задумчиво глядя на доску. На первый взгляд незначительный ход полностью изменил соотношение сил.

— Ее метод основан на модуляции частоты. Ну и задал ты мне работку!..

Джон рассмеялся. Он был удивительно дружелюбным и открытым человеком в те редкие минуты, когда находился в обществе людей, которым безоговорочно доверял. Настоящих друзей у него было не много, но они всегда могли на него положиться. Ему приходилось постоянно скрываться, подвергаться опасности, менять имена, внешность, место жительства. Это научило его ценить то, что представлялось ему реальным и незыблемым.

— Она снова вышла замуж?

— Ниема? Нет. — Фрэнка беспокоила позиция вражеской пешки, и он продолжал задумчиво хмуриться, рассеянно отвечая на вопросы. — У нее никого нет — так, иногда встречается то с одним, то с другим.

— Но ведь прошло уже пять лет.

Что-то в тоне Джона насторожило Фрэнка. Он вскинул голову и увидел, что его приятель слегка нахмурился, как будто ему не понравилось то, что Ниема Бердок до сих пор не замужем.

— Она счастлива?

— Счастлива? — Фрэнк откинулся на спинку стула, забыв про игру. Вопрос Джона застал его врасплох. — У нее ни минутки свободной. Она любит свою работу, ей хорошо платят, у нее прелестный домик, а недавно появилась и новая машина. Обо всем этом я позаботился, а ее чувства мне неподвластны.

Джон для многих был незримым ангелом-хранителем, но Ниему Бердок он особенно опекал. С тех пор как он вывез ее из Ирана после гибели мужа, он принимал самое деятельное участие в ее судьбе.

И тут Фрэнку Винею все стало ясно — догадка молнией сверкнула в его мозгу.

— Ты сам хочешь на ней жениться. — Он редко вот так, сгоряча, выпаливал правду, однако в данном случае нисколько не сомневался, что попал в точку. Ему стало даже немного неловко, что он так глубоко заглянул в чужую душу.

Джон вскинул на него глаза и забавно пошевелил бровями.

— Конечно, — промолвил он, как будто речь шла именно об этом. — Хотеть можно сколько угодно.

— Что ты имеешь в виду?

— Моя профессия не позволяет мне вступать в серьезные отношения с кем-либо. Мало того, что я пропадаю по несколько месяцев черт знает где, так еще и неизвестно, вернусь ли я после очередной «командировки». — Он произнес это спокойно, бесстрастно. Он прекрасно понимал, что его работа сопряжена с огромным риском, принимал это как данность и, похоже, специально искал приключений.

— То же можно сказать и о других профессиях: военные подразделения специального назначения, строители-высотники. Но тем не менее они женятся, заводят семью. Вот и я был женат.

— У тебя совсем иная ситуация.

Джон намекал на то, что Фрэнк никогда не участвовал в секретных операциях. А Джон являлся специалистом именно по таким миссиям, совершавшимся большей частью под прикрытием темноты и финансировавшимся из фондов, в которых нет ни счетов, ни архивов. Он старался обходиться без помощи правительственных структур, чтобы в случае неудачи все можно было отрицать.

Фрэнк давно уже собирался поговорить с Джоном на эту тему, и сейчас как раз представился подходящий случай.

— Твоя ситуация тоже может измениться.

— Вряд ли.

— Я не имею ни малейшего желания состариться в упряжке и все чаще подумываю о том, не уйти ли мне на пенсию. Ты мог бы занять мое место, ничего не теряя.

— Заместитель директора отдела по особо важным операциям? — Джон покачал головой. — Ты же знаешь, я работаю в полевых условиях.

— Я знаю и то, что ты сам определяешь, где тебе работать. Ты создан для этой работы. Если честно, то ты даже лучше к ней подготовлен, чем я был в свое время. Подумай об этом на досуге. — Зазвонил телефон, и Фрэнк тут же снял трубку: он ждал этого звонка. Переговорив, он обернулся к своему гостю:

— Наш сотрудник сейчас принесет рапорт о ходе расследования.

Шахматы были тут же забыты, поскольку собрались они совсем не за этим. Самолет, рейс 183, потерпел катастрофу неделю назад, и все это время ФБР и спасатели прочесывали отроги Северной Каролины, собирая осколки и пытаясь восстановить подлинную картину происшедшего. Двести шестьдесят три человека погибли, и теперь необходимо установить причину катастрофы. Никаких необычных радиосигналов на землю не поступало; полет проходил нормально вплоть до той секунды, когда самолет взорвался в воздухе. Сотрудниками поисковой службы был найден «черный ящик», и предварительный анализ его данных показал, что никаких отклонений в работе бортовых приборов пилоты не заметили. Все произошло мгновенно, и это подозрительно.

Из достоверных источников Джон узнал, что причина катастрофы — взрывное устройство нового типа, которое не может быть обнаружено при проверке багажа в аэропорту. Это не под силу даже машинам «Си-Ти-Экс — 5000», которые были установлены в аэропорту Атланты. Он сразу же сообщил о своих предположениях Фрэнку, который терпеливо собирал информацию по рейсу 183 у ФБР и спасательных служб.

Работать в зоне крушения было нелегко: гористая местность, покрытая густыми лесами, усложняла поиски. Обломки разбросало на огромной площади. Поисковая бригада обнаруживала человеческие останки и куски металла даже на вершинах деревьев. Сотрудники спецслужб трудились не покладая рук целую неделю. Сначала они собирали человеческие останки и отправляли их на медэкспертизу для опознания (что было почти невозможно), затем занялись поисками малейших частичек самолета. Чем больше обломков им удастся найти, тем полнее будет общая картина катастрофы и тем скорее эксперты определят, что явилось ее причиной.

Четверть часа спустя сотрудник спецслужб постучал в дверь дома Винея, разбудив Кайзера. Джон остался в библиотеке, а Фрэнк вместе с Кайзером отправился за рапортом.

Фрэнк заказал две копии отчета. Вернувшись в библиотеку, он отдал одну из копий Джону, уселся в кресло и, нахмурясь, принялся читать. К сожалению, в отчете не сообщалось ничего утешительного.

8
{"b":"12229","o":1}