ЛитМир - Электронная Библиотека

Принюхавшись, она учуяла запах кролика и почти сразу же заметила шустрого зверька, который скакал в зарослях папоротника. У Листвички даже лапы зачесались, так захотелось ей сцапать его, но она помнила о приказе Огнезвезда и ужасной смерти Рябинки.

— Просто зло берет, правда? — прошептала Медуница, сердито взмахнув хвостом. — Готова поклясться, что этот дурень насмехается над нами!

Листвичка кивнула и проглотила голодную слюну. Интересно, сколько времени пройдет, прежде чем они все обезумеют от голода, как Рябинка, и начнут охотиться на отравленных кроликов?

Внезапно Медуница припала к земле и изготовилась к прыжку. Осторожно, чтобы не помешать подруге, Листвичка обогнула ее и забежала вперед, чтобы увидеть, что за дичь она выслеживает. Это оказалась белка, неторопливо бежавшая прямо по земле. «Да! — возликовала Листвичка. — Эту дичь можно есть, ее можно отнести в лагерь, ею можно накормить Тростинку с Белоснежкой…»

Медуница прыгнула. Она не произвела ни звука, но белка в мгновение ока шмыгнула прочь, и передние лапы охотницы ударились о землю. Медуница разочарованно взвыла и бросилась к ближайшему дереву вдогонку за удирающей добычей.

— Стой, Медуница! — закричала Листвичка, когда поняла, что это дерево находится по другую сторону границы.

Но Медуница, ослепленная голодом, даже не слышала. Подбежав к дереву, она подпрыгнула и ухватила белку когтями за хвост, но зверушка вырвалась и понеслась вверх по стволу. Медуница со злобным шипением шлепнулась на землю.

— Вернись! — закричала Листвичка. — Ты на территории Речного племени!

Медуница встала и принялась выкусывать траву из шерсти.

— Лисье дерьмо! — прорычала она. — Я чуть ее не сцапала.

Листвичка хотела снова позвать ее, тут знакомый запах заставил ее оцепенеть на месте. За деревом что-то мелькнуло и, не успела Медуница обернуться, как тяжелая лапа опрокинула ее и крепко прижала к земле.

— Что я вижу? — прорычал Коршун. — Коты из Грозового племени нарушают наши границы?!

Глава XXI

Медуница злобно уставилась на Коршуна. Извиваясь под его лапой, она попробовала впиться ему в заднюю ногу, но силы ее были подорваны многодневным голодом. Огромный воин, не моргнув, полоснул свою жертву лапой по уху.

— Ты отправишься со мной к Пятнистой Звезде, — прорычал он. — Пусть она решит, что с тобой делать. Грозовое племя не имеет права нарушать наши границы.

— Отпусти ее! — закричала Листвичка. — Она всего на пару шагов заступила на вашу территорию.

Коршун холодно обернулся к ней. — А, это опять ты.

— Да, это опять я! — Листвичка вытянулась в струнку и, призвав на помощь всю свою храбрость, выдержала ледяной взгляд Коршуна. — Мне казалось, ты не возражал, когда я оказалась поблизости во время несчастного случая с Камышонком, — как можно спокойнее напомнила она и уверенно добавила: — Вы в долгу у Грозового племени. Пожалуйста, отпусти Медуницу.

Губы Коршуна разъехались в усмешке, обнажая острые зубы.

— Племена не бывают в долгу друг у друга. Воинский закон учит нас уважать границы, которые она, — он брезгливо махнул хвостом на Медуницу, — только что нарушила.

Листвичка почувствовала, как от злости у нее поднимается шерсть и напрягаются мышцы. Вместе с Медуницей они, может быть, сумеют справиться с ним… Но она заставила себя оставаться спокойной и не тронулась с места. Страшно представить, что скажет Огнезвезд, если узнает, что она напала на воина из соседнего племени на его же собственной территории!

Как ни тяжело было терпеть поведение этого наглого кота, Листвичка решила предпринять еще одну попытку.

— Пожалуйста, отпусти ее. Медуница не сделала ничего плохого.

Холодные глаза Коршуна превратились в осколки синего льда.

— Она воровала нашу дичь.

— Она ничего не воровала! — возмущенно вытаращила глаза Листвичка. — Это была белка с территории Грозового племени!

И тут Медуница, которая все это время неподвижно лежала под лапой Коршуна, внезапно вырвалась на свободу. Коршун злобно завизжал, когда она впилась зубами ему в ногу. Несколько мгновений они в ярости катались по траве, но разве храбрость Медуницы могла соперничать с силой огромного Коршуна? Листвичка даже опомниться не успела, как задыхающаяся подруга снова оказалась распростертой под лапой черного кота.

— Ладно, веди меня к Пятнистой Звезде! — прохрипела она. — Но учти, что я с места не тронусь без борьбы!

Коршун скучающе посмотрел на нее.

— Как скажешь. Борись.

Листвичка в отчаянии огляделась по сторонам. Были бы здесь Огнезвезд с Пепелицей, они наверняка сумели бы как-то уговорить Коршуна. По ее сторону границы по-прежнему не было видно ни одного кота, зато чей-то золотистый мех вдруг мелькнул в камышах на другом берегу реки, и вскоре Листвичка увидела несущуюся по мосту Мотылинку. Она даже удивиться не успела, как ученица целителя уже взлетела по склону и остановилась рядом с братом.

— Что тут происходит?

— Сама видишь, — процедил Коршун, махнув хвостом на Медуницу. — Я поймал нарушительницу границы. Сейчас поведу ее к Пятнистой Звезде.

— Она не нарочно! — взмолилась Листвичка, слегка приободрившись в присутствии Мотылинки. — Она погналась за белкой — нашей белкой! — и сама не заметила, как переступила границу!

Мотылинка перевела взгляд с брата на Листвичку и обратно.

— Отпусти ее, — проговорила она. — Это все пустяки. Она никого не поймала. Если ты отведешь ее к Пятнистой Звезде, это может привести к войне.

Холодный голубой взгляд Коршуна остановился на сестре.

— Что в этом плохого? Все знают, что грозовые коты едва таскают лапы с голодухи. Подворачивается отличный шанс разбить их и отобрать их территорию.

Листвичка даже поперхнулась от такой неслыханной наглости. Так вот чего добивается Коршун?!

Мотылинка спокойно выдержала ледяной взгляд брата.

— Не будь мышеголовым, — так же холодно усмехнулась она. — Ты забыл, что Пятнистая Звезда в долгу перед Огнезвездом? Разве не он вернул ей власть над племенем, которую пытался отобрать Звездоцап? Она никогда не начнет войну с Грозовым племенем.

— Начнет, если найдется хороший повод, — возразил Коршун и с силой ткнул лапой Медуницу. — При чем тут старые долги, когда речь идет о нарушении воинского закона? Границы между племенами священны, ясно? — теперь он почти орал, голос его возбужденно взлетел и сорвался, так что пришлось сделать вдох, чтобы продолжить: — Попридержи язычок, сестренка. Не забывай, что разговариваешь с будущим глашатаем. Что? — не выдержала Листвичка. — А как же Невидимка?

— Невидимка оказалась недостойной, — рявкнул Коршун. — Она испугалась перемен, происходящих в лесу, и сбежала.

— Вот уже целый день, как она исчезла, — встревожено пояснила Мотылинка. — Она отправилась проверить границы возле Четырех Деревьев, и не вернулась. Никто не знает, что с ней случилось.

— Даже если она вернется, ей больше не быть глашатаем! — нагло заявил Коршун. — Разве глашатай имеет право шататься неизвестно где, бросив свое племя?

У Листвички голова пошла кругом. Она просто не могла поверить в то, что услышала. Невидимка не могла сбежать! Кроме того, Речное племя оказалось единственным, кого не затронули ни голод, ни происходящие в лесу разрушения. Так с какой стати Невидимка стала бы убегать? И все-таки она исчезла….

Сколько еще котов пропало в лесу? Неужели все племена снова понесли потери? Холод до самых костей пронзил Листвичку, когда она подумала о том, что новые исчезновения никак не могли быть связаны с пророчеством Звездного племени. Даже если первая четверка потерпела неудачу, Звездное племя не стало бы посылать новых и новых избранников навстречу неведомой судьбе. Скорее всего, тут замешаны Двуногие и их чудовища…

Она не стала говорить об этом Коршуну с Мотылинкой, а у Медуницы тоже, по счастью, хватило ума промолчать о Белохвосте с Яроликой. Чем меньше в Речном племени будут знать об их неприятностях, тем лучше, тем более, теперь, когда Коршун спит и видит, как бы развязать войну.

45
{"b":"122292","o":1}