ЛитМир - Электронная Библиотека

Ди казалось, что она в темноте кинулась головой вниз со скалы. Теперешнее состояние пугало ее, но в то же время она не хотела, чтобы Лукаса не было в ее жизни, чтобы он никогда больше не подъехал к ее двери. Несмотря на его возмутительное поведение и решимость делать все по-своему, он заставил ее испытать незабываемые, удивительные ощущения.

Со свойственной ей честностью, Ди призналась себе, что полюбила Лукаса Кохрана.

Глава 9

Оливии пришлось сделать над собой усилие, чтобы пойти на танцы в этот вечер. Лукаса в зале не было, и она слышала, как люди шептались о нем. Но его отсутствие порадовало Оливию. Она предположила, что Лукас отправился на ранчо Ди. Во время их странного разговора, когда Кохран так смущенно упомянул Ди, Оливия мысленно скрестила пальцы. Она подумала, что если ее подруге и суждено выйти замуж, то для этого нужен человек, подобный Лукасу, такой же сильный и волевой. Ведь Ди не смогла бы быть счастлива с мужчиной, не соответствовавшим ей по силе характера. Оливия допускала, что, может быть, лишилась последнего шанса выйти замуж, но, по крайней мере, ей теперь не нужно решать принимать или не принимать предложение Лукаса. Похоже, что он его не сделает, и это обстоятельство успокаивало ее.

Но в действительности ее беспокоил не Лукас. Все ее мысли были заняты тем, что произошло в лесу. И ей казалось, что она не переживет этот день. Ее нервы были напряжены, я она готова была расплакаться, если придется улыбнуться еще хоть одному человеку. Она не могла смотреть в глаза своей матери. Онора растила ее, чтобы она стала хорошей, порядочной женщиной, а она при первой возможности позволила незнакомому человеку отвести ее в лес и заниматься там вольностями. И какими… Когда-то она считала, что поцелуй является дерзким поступком, но теперь знала: легкие прикосновения к губам, которые она получала раньше, были невинными, почти братскими. И она позволила Луису ласкать ее. Он должен был предположить, что она легкомысленнее девушек из салуна, поскольку настоящая леди не ведет себя так, как мисс Милликен вела себя в лесу.

Она едва могла воспринимать разговоры, которые велись вокруг, и казалась еще более отчужденной, чем обычно. Но все были так заняты весельем, что на бледное от огорчения лицо Оливии никто не обратил внимания, кроме Луиса, стоявшего в стороне от толпы и наблюдавшего за ней. Когда Кайл Беллами подошел к ней и пригласил на танец, расстроенная Оливия подала ему руку раньше, чем поняла, что она делает.

Во время танца его рука, лежавшая на ее талии, прижимала Оливию к нему сильнее, чем ей хотелось. После прогулки с Луисом она остро ощущала мужскую близость. Неожиданно она с ужасом подумала, не похвалился ли Луис своим успехом. И именно поэтому Кайл решил, что может прижимать ее так сильно?

Она напряглась в его руках.

— Мистер Беллами, будьте любезны…

— Я готов оказать вам любую любезность.

Она не могла понять, были ли эти слова намеком или простым флиртом, но в данный момент это ее не волновало.

— Вы держите меня слишком близко.

Он тут же ослабил объятия и позволил ей отступить назад.

— Прошу прощения, — пробормотал он, но его улыбка заставила ее подозревать, что он совсем не чувствовал себя виноватым.

Кайл танцевал отлично, его движения были пластичными и уверенными. При других обстоятельствах она могла бы отбросить свою инстинктивную неприязнь к нему и наслаждаться танцем, но сегодня это было невозможно. Она могла только молиться, чтобы танец поскорее закончился.

— Не желаете прогуляться со мной? — спросил он. — Вечер прекрасный, а здесь душно. Признаться, я давно хотел получить возможность поговорить с вами.

— Спасибо за приглашение, мистер Беллами, но я устала и хотела бы посидеть здесь.

— Тогда, может быть, я посижу с вами?

Она не знала, что ответить. Она не могла быть невежливой с этим человеком, но не желала находиться в его обществе.

— Я собиралась скоро идти домой, — сказала она, отчаянно придумывая предлог, чтобы отказать ему.

— Тогда разрешите мне посидеть с вами до вашего отъезда?

Боже, каким же он был настойчивым! Что еще могла она сделать, кроме того, что сказать «да»?

Когда они сели, Кайл прижал свою ногу к ее бедру, и Оливии пришлось немного отодвинуться.

— Я бы хотел встретиться с вами завтра, — сообщил он.

Его наглость заставила ее поверить в то, что Луис рассказал ему все, и теперь Беллами собирается насладиться теми же вольностями! Она смогла придумать только одну причину для отказа и поспешно использовала ее.

— Не думаю, что это было бы разумно, мистер Беллами. У нас с мистером Кохраном имеется негласное соглашение. Думаю, что вы понимаете.

— Если оно негласное, то я полагаю, что вы по-прежнему свободная женщина, — нагло заявил Кайл. — И я не вижу здесь сегодня Кохрана.

— У него… у него дела.

— Человек, оставивший в одиночестве такую очаровательную женщину, как вы, не заслуживает ее.

Луис наблюдал за этой сценой из противоположной комнаты и мог легко представить себе диалог, который не слышал. Ему не нравилось то, как близко Беллами наклонялся к Оливии, и по застывшему выражению ее лица видел, что ее это тоже не устраивало, но она не умела остановить его.

Оливия взглянула в том направлении, где находился Луис, и замерла. Она не могла отвести от него глаза и видела, что он наблюдает за ней. Ее страдание усилилось, потому что она вообразила, что в его черных глазах было презрение. В конце концов, что еще мог он испытывать к ней?

Луис же думал о том, что она, должно быть, обвиняет себя в легкомыслии и страдает от этого. Ему мучительно хотелось утешить ее. Бедняжка, она действительно не имела представления о физической стороне любви. Оливия была воспитана слишком традиционно и сама была слишком нежной, чтобы это могло быть иначе. Она даже не знала, как избавиться от навязчивого внимания Беллами.

Луис огляделся, и его взгляд остановился на двух ковбоях с ранчо Бар Би, людях, как он знал, вспыльчивых. Они почти всегда спорили друг с другом по разным поводам, и этот вечер не был исключением. На этот раз объектом их соперничества была маленькая симпатичная фермерша, лицо которой горело от удовольствия от такого избытка мужского внимания. Луис пробрался сквозь толпу. Оба мужчины держали в руках напитки, предполагалось, что это пунш, но он знал — напиток основательно разведен виски. В густой толпе было нетрудно толкнуть под локоть одного из мужчин, так, чтобы он выплеснул все содержимое своего бокала на лучшее платье девушки с фермы.

Луис быстро отступил, смешавшись с толпой и слушая растущий шум перебранки позади себя. Человек, выплеснувший свой пунш, обвинял другого в том, что тот намеренно толкнул его. Ссора переросла в настоящий кулачный бой раньше» чем Луис вернулся на прежнее место.

Кайл раздраженно нахмурился, когда увидел, что драчунами были двое его людей. Он что-то сказал Оливии и, поднявшись с места, быстро пересек комнату. Его положение в обществе пострадало бы, если бы его люди оказались грубиянами и нарушителями общественного порядка, а Фронтерас знал, как Беллами гордится своей респектабельностью.

Луис посмотрел на измученное лицо Оливии и мысленно выругал себя. Он слишком далеко зашел сегодня днем, и теперь она скорее вспоминала о своем стыде, а не об удовольствии от его поцелуев. Потребовалось бы все его обаяние, чтобы исправить ошибку. Он пробрался к ней сквозь толпу. Она заметила его раньше, чем он подошел, и немедленно кинулась прочь, убегая от него.

Она боялась его! Луиса как будто гром поразил, когда он понял это. Ни одна женщина до сих пор не боялась его, так почему же это произошло именно с этой женщиной? Женщиной, которая нравилась ему как ни одна раньше.

Ее поступок рассердил его. Луис был мужчиной, властным и подчиняющимся инстинктам, и он намеревался заявить свои права на Оливию. Ускорив шаг, он настиг ее раньше, чем она оказалась в безопасности рядом с матерью. Луис остановил ее, просто наступив сапогом на юбку. Оливия дернулась, остановилась и, обернувшись, бросила на него умоляющий взгляд, но ей оставалось только стоять или порвать юбку.

22
{"b":"12230","o":1}