ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда она увидела постройки усадьбы Кохранов, ее сердце, казалось, было готово разорваться. Главное здание в Дабл Си было двухэтажным и имело балкон с колоннами, который облегал его вокруг. Тилли не натягивала поводья, пока не достигла хозяйского дома. Изможденная лошадь неловко споткнулась.

— Лукас! — завизжала она, соскальзывая с седла. — Лукас!

Она взбежала на крыльцо и заколотила кулаком в дверь.

— Здесь! Тилли, я здесь!

Обернувшись, она увидела Лукаса, широкими шагами идущего к ней от сарая. Она сбежала по ступеням и помчалась по двору к нему, не переставая кричать:

— Ты должен ехать к Ручью Ангелов! Они сошли с ума, они стреляют в нее, пытаются захватить ее землю…

Она добежала до него, и он схватил ее за руки, чтобы остановить. Синие глаза Лукаса превратились в лед. Если бы ад был холодом, он бы выглядел, подобно его глазам.

— Кто сделал это?

Его пальцы впились в ее нежные руки. Она задыхалась, и он грубо затряс ее:

— Черт возьми, кто?

— Это Кайл, — сказала она, жадно глотая воздух. — Кайл Беллами. Он в отчаянии — вода на Бар Би почти закончилась.

Лукас повернулся, выкрикивая всем приказ разбирать винтовки и седлать лошадей. Все, кто его услышал, побежали выполнять команду. Лукас кинулся к своей лошади. Тилли бежала за ним, и ее красная, пышная юбка вздувалась, обнажая нижнее белье.

— Ей помогает Луис Фронтерас, — выкрикнула она. — Он приехал в город, послал меня за тобой, а сам вернулся назад.

Лукас только кивнул, показывая, что он расслышал. Ему стало легче, когда он понял, что Ди не сражалась с Беллами и его людьми в одиночку.

Он вскочил в седло, но Тилли схватила его за ногу.

— Не убивай Кайла, — отчаянно молила она. — Господи, Лукас, пожалуйста, не убивай его! Я люблю его. Пожалуйста, пожалуйста, не убивай его, обещай мне это.

Лукас посмотрел на нее сверху вниз с тем же ледяным выражением глаз.

— Я ничего не могу обещать, — сказал он. — Если Беллами нанес вред Ди, он не увидит следующего рассвета.

Пришпорив лошадь, Кохран стремительно двинулся к троне, которая привела бы его к Ручью Ангелов быстрее, чем любой другой путь. А Тилли стояла во дворе, наблюдая за выезжающими мужчинами, и слезы медленно стекали по ее запыленному лицу.

Глава 15

Ди сидела на корточках с винтовкой в руках под одним из передних окон. До сих пор она предпочитала дробовик винтовке из-за его точности, но у нее кончились патроны. Ди казалось, что она готова ко многому в этой жизни. Но осада — тяжелое испытание, а именно осадой было происходившее.

Люди Беллами не повернули скот, удалявшийся в сторону Бар Би. Возможно, они и не пытались сделать это, возможно, им это не удалось. Теперь они обратили все свое внимание на Ди.

Она не знала, сколько времени продолжалась перестрелка, потому что одна из пуль попала в висевшие на стене часы. И она не представляла себе, который теперь час. Но день уже клонился к закату, красное солнце низко висело над горизонтом. С наступлением темноты им удастся приблизиться к хижине, думала Ди, и она не сможет защищать все окна. Она уже забаррикадировала дверь спальни, чтобы никто не смог неожиданно оказаться у нее за спиной, пробравшись в эту комнату через окно.

Сжимая винтовку, она внимательно следила, ожидая, когда кто-нибудь сделает неосторожное движение и выдаст себя. Приклад был липким, и она вытерла руку об юбку, но это не помогло. Посмотрев на свою руку, она увидела кровь. Один из осколков стекла порезал ей руку. Смертельно устав, Ди не осмеливалась дать себе отдых ни на минуту. Ей хотелось пить, но она не решалась пересечь комнату, чтобы добраться до воды.

Вдруг она заметила легкое движение чего-то синего. Ди тщательно прицелилась и нажала на крючок, даже не слыша резкого треска выстрела. Она заметила порывистое движение и поняла, что попала. Сейчас же град пуль, вырывавших длинные щепки из деревянных стен и отскакивающих от плиты, осыпал маленький дом. Когда в комнате раздался свист пуль, она распласталась на полу, снова порезавшись об осколки стекла, усеявших пол. Во всех окнах не осталось ни кусочка стекла.

Когда стрельба стихла, Ди присела у окна, поворачивая винтовку в разные стороны. Один человек выглянул из-за укрытия, и она выстрелила, заставив его поспешно присесть. Проклятие, она промахнулась.

Сумерки неумолимо сгущались. Нужно было что-то делать, но она не находила выхода. Если она будет стрелять вслепую, то впустую израсходует патроны. Но если просто ждать, они в конце концов победят.

Ди снова вытерла кровоточащие руки о юбку. Господи, она истекала кровью от порезов, ее одежда намокла. Но это ее не волновало. Ее сознание было поразительно ясным. Эти люди жаждали крови, а если бы они сразу не убили ее, они бы по очереди ее изнасиловали. Она знала, что лучше умереть. Они не должны надругаться над ее телом, которое она делила только с Лукасом — до ее последнего вздоха. Ее инстинктом была борьба, и она считала, что теперь слишком поздно идти против своих инстинктов. Если ей суждено умереть, она собиралась забрать с собой как можно больше этих ублюдков.

Опустившись на колени и приложив винтовку к плечу, Ди снова начала стрелять. Винтовка была магазинной, и Ди стреляла до тех пор, пока магазин не пустел, потом быстро перезаряжала ее и снова начинала стрелять. Ответные пули осыпали дом.

Оконная рама расщепилась, и Ди упала со сдавленным криком. Ее левое плечо горело, и, взглянув на него, она увидела длинную, тонкую щепку, впившуюся в плечо. Она попыталась вытащить щепку, но ее пальцы были слишком скользкими. Поскольку она ничего не могла сделать, Ди решила не думать о боли и продолжать наблюдение.

Как только Беллами и его люди поняли, что их обстреливают с двух позиции, на вторую, то есть на Луиса Фронтераса, было обращено самое пристальное внимание. Он был ранен дважды: сначала — неглубокая царапина на левой руке, на которую он не обратил внимания, потом — в правый бок. Рана не затронула внутренних органов, но сильно кровоточила. Он стащил с себя шейный платок, прижал его к ране и продолжал стрельбу, но вскоре Кровь заструилась по бедру и ноге. Луис попытался остановить кровь; переложив револьвер в левую руку и прижав локоть правой руки к боку. Волна дурноты заставила его потрясти головой, чтобы прояснилось зрение. «Если в ближайшее время Кохран не появится, все будет кончено», — подумал Луис. Женщина продолжала стрелять, но скоро наступит темнота, а он потерял слишком много крови и не сумеет помочь ей.

Лукас разделил своих людей. Часть из них должна была обойти Беллами сзади, другие же незаметно спускались по склону так, чтобы между ними и линией огня находился сарай. Из-за открытого пространства вокруг дома, никто из нападавших не мог действовать с флангов, и Ди сконцентрировала весь огонь на фронте, где они использовали в качестве прикрытия деревья. Услышав выстрелы из дома, Лукас почувствовал легкую слабость. Они пришли вовремя. Черт побери, что за женщина!

Ему пришлось ждать, пока люди, обходившие Беллами, не заняли своих позиций, и тогда он повел огонь со своей стороны. У Беллами не было шансов под беспощадным перекрестным обстрелом людей из Дабл Си. Лукас заметил, что Ди продолжает стрелять. Она не знала, что происходит, и могла застрелить кого-нибудь из его собственных людей, если ее не остановить.

— Я иду в дом, — крикнул он. — Не давайте им поднять головы.

Он побежал к заднему крыльцу, но кто-то все же заметил его, и пуля угодила в пыль прямо перед ним. Когда в воздухе летает свинец, неразумно вежливо стучаться в дверь. Ди могла перерезать его пополам выстрелом из дробовика прежде, чем узнала бы, кто он такой. Вспрыгнув на заднее крыльцо, он с разбега ударил своим мускулистым плечом в дверь, заставив ее отлететь к стене. Ди находилась у одного из передних окон, и, неловко повернувшись на звук, взвизгнула и выстрелила из винтовки. Его сердце сжалось от невыразимого ужаса, когда он увидел ее, залитую кровью. Но Лукас не замешкался ни на секунду. Он кинулся на пол, перекатился и сделал бросок к ней. Продолжая визжать, она направила винтовку ему в голову.

36
{"b":"12230","o":1}