ЛитМир - Электронная Библиотека

Он мог попытаться вернуть Ди, уважая ее независимость и гордость. Она бы никогда не пришла к нему иначе, как в качестве независимой женщины с неуязвимым достоинством. Ди всегда настаивала на сохранении своей независимости. Как он мог винить ее за это, если и сам был таким же? Он никогда бы никому не подчинился, и она бы тоже никогда этого не сделала. Она могла быть его партнершей, но ни в коем случае не его рабыней. На самом деле он никогда и не желал этого, но ему потребовалось потерять ее, чтобы это осознать.

Лукас снова посмотрел на воду. Бесценный дар, но не такой бесценный для него, как Ди.

Она отклонила его предложение о браке даже после того, как он объяснил, что хочет жениться на ней не из-за Ручья Ангелов. Неожиданно ему в голову пришла мысль, что даже если когда-нибудь он помирится с Ди, она все равно не выйдет за него замуж. Ведь он рассказал ей обо всех своих планах, о том, как собирался превратить Дабл Си в империю, используя деньги, чтобы влиять на политические решения. Он говорил об общественной деятельности в Денвере, балах и приемах, которые будет посещать со своей женой, потому что дела обычно устраиваются на общественных мероприятиях. Он представлял рядом с собой Ди и был настолько самоуверенным, что намеревался превратить ее в настоящую светскую даму. Но Ди не могла вести такую жизнь и знала это. Ей необходима воля, свобода, а они существуют вдали от удушающих рядов зданий и бесконечных условностей общества. Неужели он был настолько слеп, вообразив себе, что она подошла бы на роль светской дамы? Ди никогда не просила его измениться. Как мог он быть таким бесчувственным, чтобы ожидать этого от нее?

Лукас подумал обо всех своих планах и замыслах и мысленно взвесил их. Он хотел иметь влияние только ради Дабл Си. Но он уже был богатым, черт возьми! И Ди дала бы гораздо больше его усадьбе, чем все честолюбивые замыслы. Она дала бы себя, свой дух, детей, которые бы у них родились.

Он должен сделать выбор, но выбора вообще не было. С ослепительной ясностью он понял, что предпочитает Ди любому количеству власти и влияния, которого мог когда-либо достигнуть. Он готов был передать ей права на Дабл Си, если бы это потребовалось, чтобы вернуть ее. Он хотел стать ее партнером на всю жизнь.

Ее партнером.

Лукас глубоко вздохнул, пораженный пришедшей к нему мыслью. Это могло сработать. Это была пока единственная возможность, которая хотя бы приблизит их примирение.

Он услышал грохот, низкий и раскатистый, донесшийся с гор. Подняв голову, ожидая увидеть тучи, он увидел лишь чистое небо. Недоумевая, он размышлял, откуда мог раздаться гром.

Гром, черт побери! Неожиданно Лукас понял, что это было. Раскрыв от удивления рот, он уставился на горы. Потом начал беспомощно смеяться.

Он должен был знать, что она непременно что-то предпримет. Сильный грохот говорил о том, что Ди снова была в воинственном настроении.

На следующий день Ди услышала, как кто-то подъехал на лошади прямо к ее дому. Выглянув из окна, она увидела соскакивающего с седла Лукаса. Она ожидала его накануне и удивилась, что он так замешкался.

Взяв дробовик, Ди вышла на крыльцо.

— Что тебе нужно? — спросила она без предисловий.

Он поставил ногу на нижнюю ступеньку, настороженно следя за дробовиком.

— Послушай, Ди. Если ты хотела воспользоваться этой штукой, тебе следовало сделать это во время нашей первой встречи. Теперь уже поздно.

— Никогда не поздно исправить ошибку, — улыбаясь, произнесла она.

— Точно. — Он кивнул в сторону журчавшего ручья, который снова был глубоким и прозрачным. — Кто выполнил для тебя эту работу?

Она вздернула подбородок:

— Мне никто не был нужен для этого. Я сделала это сама.

Лукас пораженно уставился на нее. Его сердце чуть не остановилось при мысли об опасности, которой она подвергалась. Проклятие, неужели она не понимала, как опасен динамит? Он даже не представлял себе, что она могла сделать это самостоятельно. Правда, теперь он понял, что именно этого и следовало ожидать. Разве Ди просила кого-нибудь сделать что-либо для нее?

— Ты сошла с ума! — крикнул он, и его лицо вспыхнуло от злости. — Ты могла погибнуть.

Она с презрением посмотрела на него:

— Вероятно, ты думаешь, что я не знала, что делаю.

— А ты знала, — огрызнулся он. Она подняла брови.

— Очевидно, — медленно произнесла она. — Я все еще здесь.

Лукас почувствовал, что безнадежно пытается пробить головой стену, но потом неожиданно рассмеялся. Он подумал, что таким образом она будет сводить его с ума до конца жизни. Может быть, он уже безумен, потому что он мог поклясться, что заметил веселые искорки в этих колдовских зеленых глазах. Она любила выводить его из себя.

— Мне помогала Тилли, — призналась Ди.

— Тилли! — Он снял шляпу и взволнованно вытер со лба пот.

Господи, но в этом был смысл. Тилли сделала это, потому что чувствовала себя обязанной искупить грехи Кайла. В это мгновение Лукас понял, что его собственный поступок был гораздо хуже того, что сделал Кайл, хотя он и совершил его ради любви.

Ди вызывающе посмотрела на него:

— Если ты построишь еще одну дамбу, я взорву и ее.

— Я не собираюсь строить новую дамбу, — раздраженно ответил он. — Черт побери, я должен был сам взорвать эту дамбу. Я просто не додумался вовремя сделать это.

Ди изумленно уставилась на него.

— Почему бы ты стал взрывать дамбу?

— Потому что я был не прав. — Он спокойно смотрел на нее, и их взгляды встретились. — Потому что я не имел никакого права строить ее. Потому что я сделал бы что угодно, чтобы вернуть тебя.

Она никогда не видела его глаза такими голубыми и решительными. Ее сердце сильнее забилось в груди, но она боялась показать ему свое волнение.

Лукас сделал шаг к ней, но Ди подняла дробовик.

— Стой там, — предупредила она. Он даже не взглянул на оружие.

— Ты не выйдешь за меня?

Она непроизвольно посмотрела в сторону ручья.

— Нет, не из-за этой проклятой воды! — воскликнул он. — Оставь себе эту долину. Она мне не нужна. Мне нужна ты. Я составлю документы таким образом, что долина останется твоей, и я передам тебе права на Дабл Си. Только выйди за меня.

Она была поражена этим предложением. Ее руки ослабли, и ствол дробовика оказался направленным в землю. Прежде чем она успела перевести дыхание, Лукас вскочил на крыльцо, осторожно вынул оружие из ее рук и отложил его в сторону.

— Что ты сказал? — потрясенно спросила она.

— Я сказал, что Ручей Ангелов останется твоей личной собственностью и ты поступишь с ним, как захочешь, без всяких возражений с моей стороны. Не знаю, почему я не подумал об этом раньше. И я отдам тебе и мою усадьбу. Я отдам тебе все, что угодно, если ты только скажешь «да».

Ди и представить себе не могла, что он предложит ей такое. Это было просто удивительно и не правдоподобно.

— Но… почему?

Он глубоко вздохнул. Было чертовски сложно оставаться спокойным, ставя на карту все, что он имел, и свое будущее счастье.

— Потому что ты нужна мне, милая. Мне нужна жена, которая треснет меня по голове, когда я попытаюсь командовать ею, а ты единственная, кто посмеет сделать это. Я уже потерял счет тому, сколько раз я просил тебя выйти за меня замуж, но хочу, чтобы ты прямо сейчас поняла одну вещь: я никогда не делал это ради земли или воды. Я просил, потому что люблю тебя. Это ясно?

Ди не знала, что сказать. Она изумленно смотрела на него, и ее сознание было пустым, как хорошо вытертая школьная доска.

— Я спрашиваю: это ясно? — рявкнул он.

— Ты не можешь хотеть этого, — выпалила она.

— Почему?

— Потому… потому, что я не подхожу тебе, — с жаром произнесла она. — Ты собираешься проводить много времени в Денвере, а я не могу жить так. Люди стали бы смеяться надо мной. Я не гожусь…

— Да, ты не годишься, — с досадой согласился он. — К дьяволу Денвер. Я лучше останусь с тобой.

54
{"b":"12230","o":1}