ЛитМир - Электронная Библиотека

— Наверно, у вас много друзей среди мужчин. Молодая, симпатичная одинокая женщина всегда привлекает внимание.

Она рассмеялась. Это было не девичье хихиканье, а громкий смех женщины, знающей, как получать удовольствие от жизни.

— Нет, поскольку они усвоили, что я умею попадать в то, во что целюсь. После того как я подстрелила некоторых, остальные предпочли оставить меня в покое.

— Почему вы поступили так? Вы бы могли уже выйти замуж.

Ди опять рассмеялась, и ее смех вызвал у него новую волну возбуждения. Какие бы ни были тому причины, его радовало, что она не замужем, поскольку он взял себе за правило не связываться с чужими женами.

— Мне делали предложения, мистер Кохран. Кажется, три раза. Я не замужем, потому что не хочу этого. Я вообще не собираюсь выходить замуж.

По своему опыту Лукас знал, что все женщины хотят выйти замуж. Он прихлебывал кофе и рассматривал ее поверх края чашки.

— Если бы вы вышли замуж, у вас был бы мужчина, который работал бы здесь.

— Я сама могу прекрасно справляться с работой. А если бы я вышла замуж, эта земля перестала бы быть моей. Она бы принадлежала мужу. Я предпочитаю быть предоставленной самой себе.

Они сидели вдвоем в ее аккуратной хижине и ели приготовленную ею пищу. Без всяких усилий их беседа приняла намного более личный характер, чем можно было бы ожидать при первой встрече. Ощущение близости окутывало Лукаса, и ему захотелось подойти к ней и усадить к себе на колени. Однако эта фантазия скоро развеялась, поскольку спокойный взгляд ее зеленых глаз не приглашал ни к чему другому, кроме беседы. Это злило его, потому что он привык к значительно большему вниманию со стороны женщин. Даже Оливию, с ее безукоризненными манерами и уравновешенностью, волновали встречи с ним.

Наверное, Ди Сван, которой кокетство не было свойственно, вовсе не ожидала, что ее безразличие вызовет у Лукаса обратную реакцию. Она не заигрывала с ним, но женщина, пользующаяся дробовиком, чтобы отваживать ухажеров, была, безусловно, интересна. Его устраивало, что Ди не хотела выходить замуж, поскольку она не относилась к тому типу женщин, из которых он выбрал бы себе жену. Однако, думал он, Ди могла стать хорошей партнершей в постели. И если ей не нужен мужчина, чтобы работать на ее земле, то уж любовник молодой женщине необходим.

Лукас Кохран умел находить выход из самых затруднительных ситуаций, и он был достаточно умен, чтобы не выдавать своих мыслей и чувств. Он понимал, что если сейчас раскроет свои намерения, то окажется под прицелом дробовика раньше, чем успеет моргнуть. Необходимо время, чтобы Ди Сван привыкла к нему, доверяла бы ему, а потом они станут действительно близкими друзьями. Поэтому, когда он вернулся к первоначальной цели своего визита, его лицо было непроницаемым.

— До сих пор вы имели дело с кучкой подвыпивших ковбоев, умеющих только горланить. Но может прийти человек, который без всех этих криков и стрельбы настигнет вас раньше, чем вы успеете взяться за оружие. Или целая банда захочет свести с вами счеты. Вы не сможете охранять обе двери и все окна. Вам опасно оставаться здесь, — настойчиво произнес он — С деньгами, которые вы получите за эту землю, можно обосноваться в городе и заняться любым делом, и вы будете в безопасности. Подумайте об этом. Я готов назначить более чем высокую цену.

— У меня нет необходимости думать об этом, — ответила она — Я не хочу продавать землю. Это мой дом, мне нравится здесь. Мой огород кормит меня, я продаю овощи в городе и прекрасно живу. Если бы я хотела, то давно продала бы это место мистеру Беллами.

— Беллами предлагал вам продать эту землю? — нахмурился Лукас.

— Несколько раз.

— Вам следовало принять его предложение. Вы — одинокая женщина.

Ему не нравилось, что Беллами мог завладеть Ручьем Ангелов, но он серьезно относился к нависшей над ней опасности. Красивая женщина, жившая, подобно ей, в одиночестве, просто напрашивалась на неприятности со стороны любого проходившего мимо негодяя. Но Ди только пожала плечами, отметая его предупреждения.

— Зачем? Я буду также одинока, куда бы ни отправилась, поэтому я могу оставаться и здесь.

— В городе неподалеку от вас находились бы люди, которые в случае необходимости помогут вам. Вы будете в безопасности, вместо того чтобы надрываться, работая здесь.

— И чем бы я занималась в городе? — требовательно спросила она, встав и опустив свою миску в большой таз для мытья посуды. — Как бы я зарабатывала на жизнь? Городу не нужен ни еще один магазин одежды, ни еще один магазин головных уборов, ни еще один универсальный магазин, а денег от продажи земли не хватит на всю жизнь. Я ничем не смогу там заняться, разве только сниму одну из комнат над салуном, но мне почему-то кажется, что я не преуспею в этом деле.

Лукаса потрясла мысль, что она могла бы заниматься проституцией. Нет, он тоже не мог представить себе этого. Она была слишком гордой и независимой. Мужчине не нужен вызов, когда он отправляется в публичный дом. Он просто хочет бездумно расслабиться. Лукас представил, как она раздевается, как ее глаза пылают зеленым огнем в темноте комнаты, и его сердце бешено заколотилось. Для того чтобы объездить эту кобылицу, нужен сильный мужчина, который будет любить ее страстно и пылко. Только сильный мужчина мог справиться с ней и удовлетворить ее.

Лукас Кохран был настоящим мужчиной, и он любил принимать вызов. Его неясные мечты превратились в твердое намерение. Он собирался показать Ди Сван, что она нуждается в мужчине, любовнике и защитнике. Но он ничем не выдал это свое намерение и больше не уговаривал ее продать землю. Вежливо поблагодарив за угощение, он предложил Ди свою помощь, если она когда-либо понадобится ей, прикоснулся к шляпе и отбыл как джентльмен.

Однако он ни в малейшей степени не чувствовал себя джентльменом, когда ехал назад к горной тропе. Он все еще ощущал лихорадочное возбуждение, его чувства были обострены, а в его мыслях и намерениях не было ничего джентльменского. В них он был просто самцом, почуявшим самку и захотевшим ее. Правда, самка еще не поняла, что ее преследуют, и поэтому даже не стремилась бежать.

Ди стояла у двери и смотрела, как он уезжал. Странно взволнованная, она расстегнула верхние пуговицы блузки, чтобы прохладный ветерок овевал ее разгоряченную шею. Значит, это и был Лукас Кохран. После мимолетного взгляда, брошенного на Лукаса в универсальном магазине, этот его визит и разговор с глазу на глаз произвели на нее очень сильное впечатление. Она не представляла себе раньше ни того, как он высок, ни того, какое у него мускулистое тело, ни того, какая железная воля сияла в его голубых глазах. Она поняла: Лукас Кохран привык добиваться всего, чего хотел. И этому непреклонному человеку совсем не понравилось то, что она отвергла его предложение продать ему землю. Ди была готова спорить на все свои деньги, что он еще вернется.

Глава 3

Оливия Милликен являлась примером идеальной дочери и настоящей леди. И такая безупречность легко давалась ей. Иногда она чувствовала вину за то, что вела столь приятную, привилегированную жизнь в то время, когда множество людей вокруг были вынуждены буквально бороться за существование. Отец Оливии много потрудился, чтобы сделать свой банк преуспевающим. И его дети могли пользоваться достатком и комфортом. Дочь банкира старалась, по возможности, заниматься благотворительностью. Жадность и черствость были чужды ей. Оливия стремилась честно следовать самым благородным правилам.

Все, чего она хотела, — это полюбить хорошего человека, который ответил бы на ее любовь, выйти за него замуж и иметь от него детей. Большинство подруг Оливии уже нашли спутника жизни. И в ее желании не было ничего необыкновенного, однако оно почему-то никак не осуществлялось.

Оливии Милликен исполнилось двадцать пять лет, почти уже старая дева, но благодаря деньгам своего отца она все еще была завидной невестой. Бедная двадцатипятилетняя женщина должна стать старой девой. Состоятельная женщина и в двадцать пять по-прежнему «хорошая партия». Однако, несмотря на то, что в городе было много интересных молодых мужчин, никто из них не нравился ей. И никто из них, похоже, не собирался пылко влюбляться в нее. А теперь почти все ее ровесники женились на ком-то еще. За исключением Лукаса Кохрана… Это имя внезапно промелькнуло в ее сознании, когда она вместе с матерью работала над тонкой вышивкой. От неожиданности она даже слегка вздрогнула. Не то, чтобы он не нравился ей. Он был красивым мужчиной, богатым, образованным, хорошо воспитанным. Кохран, безусловно, был хорошей партией, и она нравилась ему. И это не было ее фантазией; Он всегда выделял ее среди прочих молодых женщин с тех пор, как вернулся в город. И его внимание к ней, было отмечено многими. На вечерах, устраиваемых, в разных домах, Лукас Кохран всегда приглашал ее танцевать: и обращался к ней с неподдельным уважением. Женское чутье подсказывало ей, что после того, как они достаточно хорошо узнают друг друга, он попросит ее руки. И она была уверена, что примет его предложение, поскольку ей исполнилось двадцать пять в это, похоже, ее последний шанс выйти замуж и завести семью. Но Лукас Кохран не любил ее. Несмотря на все знаки внимания, оказываемые ей хозяином Дабл Си, несмотря на властное выражение, всегда возникавшее в его голубых глазах, Оливия знала, что не вызывает у него тех страстных чувств, о которых она всегда мечтала.

6
{"b":"12230","o":1}