ЛитМир - Электронная Библиотека

Тимур невольно ухмыльнулся и подавил готовый вырваться наружу смех. Закинул в гудящее пламя ещё одно полено, поднялся, подошел к лежанке. Лег на спину рядом с Дианой, сложил руки крестом, уставился на сверкающую между листьями звезду. Слабый ветерок лениво шевелил листья, и она то исчезала, то появлялась вновь. Словно подмигивала.

Ногам было тепло- пламя горело всего в метре от них. И им будет тепло ещё примерно с час. А потом надо будет вставать и подкидывать дров. Тимур мечтательно вздохнул- хорошо бы поспать хотя бы этот час. Наутро предстоит серьёзный разговор с Дианой и Курцем, и лучше бы голове быть ясной. Уже совершенно ясно, что эти двое далеко не рядовые жители Наутики, и надо бы вытянуть из них как можно больше. Времени на это остаётся всё меньше и меньше.

Диана причмокнула во сне губами, вытянула руку и коснулась пальцами бока Тимура. Тот покосился на девочку- глаза её были плотно закрыты, а на лице царило умиротворение.

Сна не было и в помине. Тимур ещё раз печально вздохнул и прикрыл глаза. Вернуться бы лет на десять назад и снова стать ребёнком хотя бы на одну ночь. Дети-то легко засыпают после любых потрясений. А вот взрослые почему-то эту способность утратили…

Глава 8

Просыпаться от ощущения падения- не самое приятное начало нового дня. Вот ты падаешь, чувствуешь это, чувствуешь ветер, обдувающий кожу, переворачиваешься в воздухе, беспомощно махаешь руками в отчаянной попытке научиться летать. А потом раз- и удар. И тело дергается, и хлопают по кровати руки, и в груди теплеет от невероятного облегчения. Думаешь- это всего лишь сон, сон, сон…

Но остаётся после такого пробуждения мерзкое чувство страха и паники. Потом-то оно забывается… но только забывается. А само же, как нимб, висит над головой целый день. И всё тогда валится из рук, голова натыкается на острые углы, проезжающая мимо машина обязательно обрызгает грязью. Везде мерещатся ненавидящие взгляды, все прохожие норовят задеть плечом или локтем.

Полностью всё проходит лишь на следующее утро…

Тимур падал в какой-то колодец. Наверху виднелся быстро уменьшающийся круг света, по бокам мелькали серые плитки кладки.

Полёт не продлился и секунды. Он прервался так же внезапно, как и начался. Вот вроде бы валялся на лежанке в лесу, прикрыл глаза- и уже в каком-то колодце. А потом удар всем телом о что-то твёрдое. Но боли нет. Зажмуренные в момент удара глаза открываются- перед ними серый туман. Он движется, плывет куда-то влево, распадается на отдельные течения, расслаивается.

Странно, вроде бы уже упал, но почему тогда не видно ни синевы неба, ни листвы, ни, если ещё ночь, звёзд? Неужели сон ещё продолжается? Хотя по всем правилам он должен бы закончиться на падении…

Тимур приподнял голову, осмотрелся. Везде кругом этот дурацкий серый туман. И лежит он, раскинув в стороны руки, тоже на этом тумане. Тимур перевернулся, оттолкнулся от земли руками.

Руки не нашли земли, на которой он только что лежал. Они просто вытянулись на всю свою длину. Тимур снова перевернулся и попытался упереться в землю руками. Руки снова не встретили на своём пути ничего. Просто вытянулись вперёд и всё.

В груди гулко забухало сердце. Какой странный сон. Летел в колодце, упал на что-то твёрдое и оказался… будто бы в воде.

Тимур вдохнул. Нет, кругом не серая вода- нормальный воздух. Только без запаха. Тимур попробовал сесть- и у него это получилось. Только сидел он в тумане. Попробовал нащупать под собой пол. Ладони упёрлись во что-то твёрдое. И этим твёрдым был тот же самый туман. Нормального пола не было. Потолка не было. Стен тоже. Почти что как в космосе, но с точкой опоры.

Вестибулярный аппарат дал сбой, появилась тошнота. Тимур откинулся назад как можно дальше, опёрся на руки. Такое положение позволило ему удержаться от полного коллапса, восстановить дыхание и сердцебиение.

Тимур поднялся. Это было ошибкой- сразу же закружилась голова. Тимур сел на корточки, попытался нащупать под собой пол. Почему-то его там не оказалось…

Голова начала кружиться всё сильнее. Тимур упал на корточки, но… не почувствовал, что колени или ладони касаются хоть чего-нибудь.

Живот и легкие вдруг завертелись в бешеном хороводе. Тимур убрал левую руку, оставив опорой колени и правую. Его тело даже не сделало попытки завалиться на бок. Тогда он убрал правую, встав в чудную позу- на четвереньках, раскинув руки в сторону. Подумал, что такая поза возможна, если на самом-то деле сам он лежит на спине. Вытянув ноги, Тимур перекатился на живот, снова попробовал упереться руками в пол.

И ладони снова не встретили преграды. Вокруг словно действительно было ничто. Живот и лёгкие поменялись местами. Тимур уже не знал, чем пытается дышать, но думал, что животом. А лёгкие пытались вывернуться наружу. Всё тело покрылось холодным потом, челюсти свело судорогой.

Тимур зажмурился, сел, попытался откинуться назад и опереться на руки. И не получилось. От отчаяния он застонал и прошептал:

— Хватит, ну пожалуйста…

Не открывая глаз, он ущипнул себя сквозь свитер. Пальцы точно ощущали прикосновение к шерсти, захватив кусок кожи на предплечье, сжались. Сильно, очень сильно. Но боли не было. Если бы на поясе оказался меч, он без раздумий ткнул бы им в себя. Но меча не было- только пустые ножны.

Тимур открыл глаза и застонал. Но на этот раз от облегчения. Появился пол- небольшая, диаметром метра в два, окружность, выложенная коричневой плиткой прямоугольной формы. Туман обозначал её границы. Там, где он начинался, плитка кончалась. Сразу же, как будто на неё опускалась серая занавеска.

Кроме пола, не появилось больше ничего. Ни стены, ни потолок. В сплошной серой мгле висела коричневая круглая площадка, на которой стоял человек. Причем в очень странной позе- вытянув за спиной руки, Тимур согнулся в поясе, пялился на носки своих кроссовок и пытался понять, как это его угораздило так изогнуться. Словно самолёт изображал… или же человека, которому заломили за спину руки. А ведь вроде бы в последний раз вообще сидел…

И, что странно, головокружение и тошнота пропали. Мгновенно. Как если бы их и не было вовсе, как если бы существовали они лишь внутри взбудораженного разума. А ведь, скорее всего, так оно и было. Действительно, головокружение и тошнота в состоянии сна- это что-то новенькое.

Тимур разогнулся, провёл по лбу ладонью. На ней осталась влага, а по спине пробежала капелька пота. Через секунду всё тело чудесным образом высохло. Всё-таки это был сон. Но такой реальный, что почти невозможно поверить, что это на самом деле сон. Да и как вообще во время сна можно понять, что спишь?

Обдумать свои ощущения как следует Тимур не успел- туман перед ним разрезало порывом ветра. Ветра, который не волновал волосы, не обдувал кожу свежестью. Но заставил туман завихриться, расползтись в стороны и открыть узкую длинную дорожку из коричневой плитки. Казалось, вела она в никуда прямиком через ничто. А конец её терялся где-то в серой мгле, которая почему-то не спешила схлопываться, как поступил бы на её месте любой нормальный туман.

Намёк был яснее некуда- Тимур неспешно двинулся по этой дорожке. Сначала с осторожностью, боясь снова оказаться подвешенным в непонятно чём. Пусть всё вокруг иллюзорно, но даже в иллюзии бороться со своим желудком не очень-то и приятно.

Пройдя немного вперёд, Тимур остановился, оглянулся. Коричневого пятачка видно не было. Осталась только эта дорожка- бесконечная прямая, бегущая сквозь серость тумана. Прямая без конца и начала.

Ради интереса Тимур опустился на колени и попробовал заглянуть за край дорожки. Счас… Голова упёрлась в этот туман, как в каменную стену, и пролезть сквозь него не могла. Оставалось только подивиться причудам подсознания. Что Тимур и сделал, продолжив свой путь.

А подсознание продолжило подкидывать сюрпризы. Через пару сотню шагов, Тимур заметил впереди какое-то препятствие. Ничего определённого- просто какое-то чёрное пятно, овальной формы. Оно постепенно увеличивалось и вскоре вполне очевидно стало чёрным овалом, в который ныряла эта дорожка.

27
{"b":"122307","o":1}