ЛитМир - Электронная Библиотека

С самого раннего детства, как только научился ходить, и по сегодняшний день, когда стал взрослым, зрелым мужчиной, он не переставал восхищаться красотой своего жилища, его основательностью, указывающими на высокое общественное положение хозяев, уютом, тщательной продуманностью планировки. Он любил вспоминать, как отец, возвращаясь вечером с работы, ласково поглаживал прохладные стены, облицованные изысканными сортами мрамора и свидетельствовавшие о богатстве и значительности положения обитателей дома. Стивен вместе с ним любовался огромной помпезной хрустальной люстрой, висевшей под потолком в холле, восхищался присланной из Европы прекрасной удобной дорогой мебелью, сделанной вручную, по индивидуальному заказу, и наслаждался изысканными коврами, в которых ноги утопали, словно в морском песке.

Он часто и подолгу разглядывал картины в золоченых рамах, любил наблюдать из окна за садом, вспоминая, как он вместе со своим старшим братом Уильямом часами носился там, изображая индейцев, играл в ковбоев, стреляя из игрушечного оружия в невидимых врагов. Потом, усталые и разгоряченные, они прибегали в дом. В жаркие летние дни они с Уильямом пили прохладный лимонад, а зимой после долгих прогулок и игр на снегу согревались горячим шоколадом.

Стивену всегда нравилось, вернувшись с улицы, вдыхать несильный, чуть терпкий аромат дорогих отцовских сигар, витавший в комнатах. Этот запах тоже свидетельствовал о богатстве, влиятельности, могуществе хозяина дома. Помнил Стивен и тонкий, нежный, еле уловимый запах духов матери. Он чувствовал его, когда мать обнимала их с Уильямом, крепко прижимая к себе и целуя в щеки.

«Мои дорогие, ненаглядные принцы», — ласково шептала она им.

Мать горячо любила сыновей просто потому, что они — ее дети. Отец же был другим. Строгим, серьезным, скупым на похвалу. Стивену не всегда удавалось завоевать его расположение, поймать внимательный взгляд, услышать одобряющее слово. Уильяму, казалось, было легче общаться с отцом. Старший брат всегда выглядел ответственным, умным, принципиальным, более естественным, открытым, чем Стивен.

Стивен рос застенчивым, немногословным мальчиком, он не был так уверен в себе, как старший брат. Наверное, отец любил Уильяма больше, чем его. Впрочем, конечно же, нет, отец относился к ним обоим хорошо, но выделял все-таки старшего брата. «Еще бы, — думал Стивен, — ведь Уильям — старший сын, наследник, продолжатель дела отца. Отец надеется на него, считает его достойным преемником».

Стивен с раннего детства мечтал походить на отца и был одержим идеей заставить отца гордиться им. Гордиться искренне, от всей души, хвастаться младшим сыном перед родными и друзьями, обращаться к нему за советами, просить о помощи. Однако отца не так-то легко было обмануть мнимыми заслугами. Стивен с детства помнил, как даже слегка нахмуренные брови отца или его строгий взгляд заставляли многих людей трепетать и испытывать страх.

Трагедия пришла в дом неожиданно, разрушив десятилетиями существовавшую духовную близость, покой и единение семьи Лейков. В возрасте двадцати семи лет внезапно ушел из жизни старший брат Стивена — Уильям Лейк. Их мать тяжело переживала утрату старшего сына, начала болеть и через четыре года умерла. Отец и Стивен тоже долго не могли оправиться от постигшего их удара и полностью окунулись с головой в работу.

Смерть Уильяма, как бы цинично это ни звучало, открыла перед Стивеном новую перспективу завоевания расположения отца, возможность продемонстрировать ему, что младший сын тоже представляет собой сформировавшуюся личность.

«Ты обязательно будешь мной гордиться! — упрямо твердил Стивен. — Я сумею тебе доказать, что я такой же ответственный, работоспособный и удачливый человек. Я должен сделать карьеру, многого добиться в жизни».

И Стивен Лейк, как и обещал себе и отцу, действительно сделал головокружительную карьеру. В этом помогли его личные качества — упорство, трудолюбие, выдержка — и, разумеется, высокое положение и связи отца.

Стивен блестяще закончил школу, затем учился в специальном юридическом колледже, готовясь к политической карьере и работе в адвокатуре. Он удачно женился на прелестной молодой девушке из очень влиятельной и состоятельной семьи, проживавшей в штате Нью-Хэмпшир. Через несколько лет после свадьбы у них родилось двое детей — мальчик и девочка, и Стивен ни разу не пожалел о своем выборе. Он с радостью замечал, что его суровый отец обожает внука и внучку.

По совету отца Стивен начал свою политическую карьеру с работы в местной юридической конторе. Отец справедливо рассудил, что будущему политику необходимо с молодости завязывать нужные знакомства, обрастать всевозможными связями, которые пригодятся в дальнейшем, и просто знать как можно больше людей. Ведь в будущем эти люди станут твоими потенциальными избирателями.

Через несколько лет Стивен перешел на работу в окружную адвокатуру, а потом стал представителем законодательного органа штата. К этому времени он был уже весьма искушенным политиком, имел нужные выгодные связи и знакомства, тщательно отслеживал малейшие промахи и неудачи своих соперников, и когда один из них прокололся на какой-то мелочи и под давлением умело настроенной общественности был вынужден подать в отставку, Стивен занял его место в законодательном органе штата.

Долгая, но выгодная во всех отношениях работа на должности представителя штата только усилила политический аппетит и личные амбиции Стивена Лейка. Он не собирался останавливаться на достигнутом и продолжал упорно двигаться к поставленной цели: стать сенатором. Через некоторое время его заветная мечта осуществилась. На очередных выборах в конгресс его соперник и политический оппонент попал в неприятную историю. Его уличили в порочных связях, разгорелся новый скандал, общественность не простила ему подрыва моральных устоев нации, и он с треском проиграл своему противнику — Стивену Лейку. Разумеется, грязная история стала всеобщим достоянием благодаря Стивену. Но кто упрекнет его в этом? Он, как и все остальные, боролся за место в конгрессе всеми доступными средствами. К тому же в собственной непогрешимости он был уверен: его семью никогда не сотрясали скандалы, склоки и супружеские измены. Стивен дорожил репутацией семьи, и упрекнуть его в чем-либо не представлялось возможным даже самым искушенным интриганам и сплетникам.

В возрасте сорока одного года Стивен Лейк стал сенатором. Цель была достигнута, амбиции удовлетворены, а, главное, отец мог им гордиться.

Стивен поднялся на второй этаж, немного постоял на последней ступеньке, чтобы направить ход мыслей и воспоминаний в другую сторону, и вошел в роскошный холл, в который выходили двери нескольких комнат. Он подошел к самой дальней комнате, бесшумно отворил дверь и с порога спросил:

— Как он сегодня?

— Он хорошо поел, — тихо ответила сиделка и вежливо улыбнулась.

Синда Блокетт нравилась Стивену Лейку — приветлива, терпелива, надежна. Она была отличной сиделкой и медсестрой, добросовестно выполняла свою работу. Сегодня она вместе со своим мужем Джеймсом работала в первую смену, обеспечивая необходимый уход, кормление, массаж и многие другие услуги беспомощному человеку, полному инвалиду.

— По-моему, сегодня ему лучше, — робко заметила Синда, словно речь шла о немного прихворнувшем пациенте.

Джеймс Блокетт подошел к креслу на колесиках, в котором неподвижно сидел Уолтер Уильям Лейк, и, взявшись за спинку кресла, медленно подкатил его к широкому просторному окну, из которого открывался великолепный вид на сверкающее под солнцем голубое озеро. По берегу озера разгуливали несколько павлинов, и на солнце их роскошные хвосты отливали всеми цветами радуги.

Стивен взял стул и сел напротив отца. Несколько минут он пристально вглядывался в застывшее лицо словно пытался отыскать в нем мельчайшие перемены, позволявшие надеяться на лучшее, а потом, приветливо улыбнулся, дотронулся до руки, безвольно опущенной на колени, и бодро произнес:

— Здравствуй, отец! Как ты сегодня?

12
{"b":"12231","o":1}