ЛитМир - Электронная Библиотека

Как Марк и предполагал, в утренних газетах и телевизионных новостях ведущие сообщали об убийстве, с энтузиазмом вещали о массированном наступлении преступных элементов на город. Показатели статистики опять были испорчены, и местным властям ничего не оставалось, как призывать граждан к спокойствию и убеждать отдыхающих в городе туристов, что это убийство — чистой воды случайность, незначительная разборка между бездомными бродягами за место на свалке.

«Наш город безопасен для отдыхающих, мы делаем все, чтобы вам у нас было хорошо и комфортно! Случившееся — мелочь, досадное недоразумение!»— упорно твердили местные власти.

Марк Частин строил различные предположения, касающиеся установления личности убитого, и с безразличным видом взирал на вскрытие, при котором присутствовал. На него уже давно не производила должного впечатления эта малоприятная, но столь необходимая для расследования процедура. Он не первый год работал в полиции, на многое насмотрелся, и вид тела, которое бесстрастно вскрывает судмедэксперт, попутно записывая различные данные и диктуя ассистенту, не приводил его в ужас или трепет.

Итак, тело, лежащее на столе, ничем особенным не выделялось. Обычный труп мужчины средних лет. Маленькая дырка во лбу, застрявшая пуля в головном мозге… Где, когда и как — это сомнений не вызывало. Кто и почему? Вот тайна, которую Марку Частину предстояло раскрыть.

К большому сожалению детектива, четыре молодые девушки-туристки, обнаружившие тело, никаких новых ценных сведений сообщить не смогли. Никто ничего не видел, во время убийства ни один человек не проходил рядом, выстрелов не слышали.

Одежда убитого тоже особого интереса для следствия не представляла, если не считать маленькой находки, сделанной при обыске. В заднем кармане брюк бродяги Марк Частин нашел золотое обручальное кольцо — хоть какая-то улика, на основании которой можно выстроить дополнительную версию.

Откуда у бездомного обручальное кольцо? Он мог быть когда-то женат и носил с собой кольцо в память о прошлой жизни. Он может и по сей день считаться женатым. Не исключен вариант, что бродяга просто украл кольцо и носил с собой, чтобы при необходимости сдать в ломбард.

— Частин, ну что ты тут стоишь и действуешь мне на нервы? — беззлобно произнес врач, держа в руках маленький микрофон, в который он наговаривал данные о вскрытии трупа и которые записывались на кассету. — Что еще ты хочешь обнаружить у этого бродяги?

Врач-патологоанатом был немолодым, вечно занятым, нетерпеливым, куда-то торопящимся человеком и не любил, когда детективы, как он выражался, «стояли у него над душой».

— Мне интересно все, что вы сможете сказать об убитом! — ответил Марк.

— Все, что мог, я уже сказал, и ты это слышал! — парировал врач. — Обычный труп, ничего интересного.

— Для вас все трупы обычные, — усмехнулся Марк Частин, — а мне предстоит раскрыть это дело!

— Ладно, не бурчи, постараемся все сделать в лучшем виде, — сказал врач и сделал очередной надрез на теле убитого.

Детектив безразлично взирал на манипуляции патологоанатома с трупом и думал о том, как скоро ему удастся получить сведения об убитом бродяге. Если, конечно, по слепку зубов и рентгеновским снимкам сумеют произвести идентификацию.

Через некоторое время врач закончил вскрытие, вымыл руки и обратился к Марку:

— Ну, что я могу тебе предварительно сказать? Здоровье убитого было неплохое, и, если бы не насильственная смерть, он прожил бы достаточно долго. Никаких внутренних заболеваний, закупорка вен отсутствует, мускулы накачаны, похоже, парень уделял большое внимание своему физическому состоянию.

— Он не был наркоманом? — спросил Марк. Врач покачал головой:

— Нет, не был. Руки и вены чисты. Я пошлю запрос в токсикологическую экспертизу, но уверен, что они тоже дадут отрицательный ответ. В общем, он был здоров как бык! А если бы не эта маленькая неприятность — я имею в виду дырку в голове, — жить бы ему до ста лет! — И врач жизнерадостно рассмеялся своей шутке.

Итак, причиной смерти неустановленного пока человека явилась пуля, выпущенная из пистолета 22 — го калибра, которая поразила мозг. Собственно, эти сведения, полученные от врача, Марку ничего нового не сообщили. Он и так догадывался, что мужчина находился в хорошей физической форме, не был наркоманом или алкоголиком. Что ж, теперь остается ожидать результатов экспертизы по рентгеновским снимкам и фотографиям зубов. Марк предполагал отослать эти снимки в военно-морское ведомство, поскольку был уверен, что погибший — бывший военный или когда-то служил в военно-морском корпусе.

К большому удивлению Марка Частина, данные экспертизы поступили в полицейское управление уже на следующий день. Обычно бюрократическая машина работала весьма медленно и с таким большим скрипом, что данные, которых всегда так ждали полицейские и без которых не могли продолжать расследование, приходили в управление в лучшем случае через три-четыре дня, а то и через неделю. Эксперты объясняли такое положение вещей большой загруженностью, но Марк знал, что они лукавили. На сей раз удача ему улыбнулась, и данные о неустановленном пока мужчине, застреленном из пистолета 22 — го калибра, лежали у него на столе.

Не без волнения Марк взял в руки справку, составленную экспертами, и стал жадно вчитываться в каждое слово. Погибший — Декстер Элвин Витлоу, уроженец города Кизбурга, штат Западная Виргиния. Женат, имеет дочь.

Жена — Джанет Ширли Аллен Витлоу; дочь — Карен Симона Витлоу.

Марк Частин схватил телефонную трубку и набрал номер. Очень скоро он получит данные о дочери и жене этого Декстера Витлоу. А уж выяснить их адрес — пара пустяков.

Рано утром Карен вернулась домой после ночного дежурства в больнице и сразу же увидела, что на телефонном аппарате мигает красная кнопка. Значит, в ее отсутствие звонили, и теперь она должна прослушать оставленные на автоответчике сообщения. Но Карен совсем не хотелось выслушивать никакие сообщения. Она настолько устала после бессонной напряженной ночи, что мечтала быстро переодеться, принять душ, наспех поесть и упасть в теплую мягкую постель.

Карен окинула быстрым равнодушным взглядом комнату, в которой в углах стояли коробки с неразобранными вещами, и прошла на кухню. Четыре месяца назад она продала дом, в котором они жили с Джанет, и переехала в эту квартиру. Прошло вполне достаточно времени, а она так и не удосужилась привести свое новое жилище в надлежащий вид. Коробки с вещами стояли неразобранными, и Карен пока не собиралась заниматься ими. Во-первых, она все еще не могла смириться с тем, что Джанет больше нет на свете, и воспринимала новую квартиру как временное жилище, а во-вторых, в последнее время Карен работала преимущественно по ночам, и когда возвращалась домой, ее мысли были лишь об отдыхе и сне. Она сама попросила одну медсестру поменяться с ней сменами, и та с радостью уступила ей ночные дежурства. Сделала это Карен потому, что дом казался ей пустым, одиночество разъедало душу, постоянно накатывала тоска. А после ночного дежурства места для горестных мыслей в голове не оставалось. Таким образом, проблема одиноких вечеров и ночей была решена.

Карен работала медсестрой в хирургическом отделении местной больницы — ухаживала за послеоперационными пациентами. Работа была тяжелой, ответственной и нервной. Больные — а их всегда было много — попадались разные. Одни стоически переносили боль, с благодарностью и пониманием относились к работе медсестер, другие не желали терпеть, постоянно капризничали, жаловались на недомогание, требовали повышенного внимания и особого отношения. Например, ночью они устраивали скандалы, желая получить дополнительные порции обезболивающих таблеток. Убеждать их в том, что медсестра не может без предписания лечащего врача по своему усмотрению давать им анальгетики, было бесполезно. Не получив желаемого, они начинали звать врача и, если он не появлялся через пять минут, поднимали крик. В общем, работа Карен была не только физически тяжелой, но и изматывающей.

14
{"b":"12231","o":1}