ЛитМир - Электронная Библиотека

Медленно проезжая по кварталу, где находилась нужная ему улица, Карл осматривал дома, прилегающие к ним сады с аккуратно подстриженными зелеными лужайками и стоящие у входа машины. Дома были небольшими, и по их внешнему виду можно было догадаться, что здесь жили пожилые люди или совсем молодые супружеские пары, не имеющие достаточно денег на лучшее жилище. Около некоторых домов стояли машины — значит, жильцы дома. Рядом с другими машин не было. Такие дома нравились Карлу Кленси больше: хозяева отсутствуют, и его никто не увидит. Карл знал, как любопытны и назойливы пожилые люди. Вечно подглядывают из окон, высматривают, вынюхивают… А какое удовольствие от этого получают! Нет, ему надо быть предельно осторожным и вести себя так, чтобы ни один не в меру любопытный жилец не заметил его.

Карл Кленси припарковал машину на стоянке около магазина, не привлекая внимания. Оставлять машину около дома Витлоу или на улице неподалеку он не решился. Соседи этой Витлоу наверняка знают, кто, к кому и на каких машинах приезжает, — рисковать нельзя. Войдя в магазин. Карл, опустив голову, купил для отвода глаз бутылку лимонада и тотчас вышел, но не вернулся к машине, а быстро пошел в сторону дома Карен Витлоу.

Очутившись на нужной улице, он стал искать вывеску с номером ее дома, попутно думая о том, чтобы на него не напала чья-нибудь злая собака. Ведь ему придется пробираться к дому Витлоу задними дворами, через кусты и живую изгородь, следовательно, какая-нибудь злющая шавка может на него наброситься или просто поднять шум и привлечь внимание соседей. Так и есть, одна уже залаяла, но, судя по тоненькому голоску, с ней проблем не будет, если она попытается его укусить.

Карл остановился, замер и стал прислушиваться к лаю собачонки. Наконец все стихло, и он стал осторожно пробираться дальше. Вот и дом Карен Витлоу.

Карл Кленси незаметно проник на задний двор и, бесшумно ступая, подошел к задней двери. Прислушался. Никого. Тишина. Карл быстрым наметанным взглядом осмотрел дверь, замок и усмехнулся. Работать с таким замком — одно удовольствие: старый, ненадежный, легкий в обращении. Он вскроет его за несколько секунд. Господи, ну почему люди столь легкомысленны, глупы и самонадеянны?

Без труда попав в дом, Карл Кленси, оглядевшись, быстро прошелся по комнатам, прикинул в уме, где лучше всего искать в первую очередь и с чего начинать обыск. Опыт подсказывал, что начинать следует с таких мест, как морозильная камера холодильника, шкафчики с выдвижными ящичками, с обивки кресел с нижней стороны. Вот если бы знать, как выглядит эта чертова тетрадь! Впрочем, тетрадь — она и есть тетрадь. Он найдет ее, даже если их будет много. Перелистает каждую и догадается по содержанию записей, какая именно нужна Хейсу.

Карл Кленси начал методично обыскивать дом. Он выдвигал каждый ящик шкафа, просматривал его, проверял, нет ли там двойного дна. Тщательно проверял стулья и кресла, прощупывая сиденья с внутренней и внешней сторон. Ведь эта Витлоу могла зашить тетрадь в матерчатую обивку. Но нет, ни в стульях, ни в креслах тетради не было. Дальше по очереди шли занавески на окнах и тяжелые гардины, защищающие в летнее время от яркого солнца. Карл Кленси методично, сантиметр за сантиметром проверял их, прощупывал, но ничего не нашел.

«Умная девица эта Витлоу, — думал Карл, перейдя к обыску подушек, лежавших на диване. — Хорошо соображает. Куда же она запрятала эту чертову тетрадь?»

Карл работал аккуратно. В отличие от многих взломщиков, он никогда не ломал мебель, не срывал с окон занавесок и не вспарывал обивку диванов, кресел и стульев. Он производил обыск тщательно, не допускал никаких разрушений, не разбрасывал содержимое шкафов по комнатам. Ведь высший профессионализм не в том, чтобы все порушить и поломать, — это может каждый. А вот обыскать квартиру так, чтобы хозяева даже не заметили, что в их отсутствие кто-то побывал в доме, — настоящее мастерство, которым владеют редкие профессионалы. А Карл Кленси считал себя именно таковым.

На стенах висело несколько фотографий, на которых была запечатлена молодая пара, очевидно, сама Карен Витлоу и ее муж или любовник. Дамочка Карлу понравилась: симпатичная блондиночка, улыбающаяся, кокетливая. На одной фотографии она сидела на коленях у мужчины и нежно обнимала его за шею.

«Я бы тоже не отказался, чтобы ты посидела у меня на коленях, — ухмыляясь, думал Карл, продолжая методично осматривать дом. — Куда же ты спрятала эту тетрадь, милашка?»

В ванной комнате, где Карл Кленси продолжил обыск, на полочке под зеркалом стояли мужские принадлежности для бритья.

«Значит, твой приятель живет у тебя, — размышлял Карл. — Или по крайней мере часто ночует. А может быть, ты вышла за него замуж, Карен Витлоу? Нет, вряд ли. Если бы ты вышла замуж, то сменила бы фамилию и я не нашел бы тебя в телефонной книге. Или вышла замуж, но совсем недавно, и в справочнике остались старые сведения».

Карл Кленси обыскивал дом в течение двух часов, а старая тетрадь так и не была найдена. Он знал, что не пропустил ни единого сантиметра. Оставался небольшой сад возле дома, но Карл не мог позволить себе перекапывать его днем, на виду у любопытных соседей. Да и вряд ли Витлоу закопала тетрадь в землю! Что ж, пора заканчивать и поджигать дом. Хейс особенно настаивал на этом пункте. Если Карл Кленси что-то и проглядел, то проклятая тетрадь сгорит вместе с домом. Дом поджигать не хотелось, но приказ есть приказ, и его следует выполнять.

Карл прошел в кухню, где уже сделал обыск, еще раз все внимательно осмотрел и решил, что пора начинать. Кухня в любом доме — это самое опасное место, тут чаще всего начинается пожар, и трудно определить, когда кухню поджигают специально. Профессионалы делают это таким образом, чтобы люди думали, будто произошел несчастный случай.

Карл Кленси взглянул на плиту и усмехнулся. На плите в сковородке лежало остывшее жареное мясо. Как хорошо, что эта Витлоу жарила его утром! Теперь с поджогом вообще не будет никаких проблем. Могла она в спешке, собираясь на работу, забыть выключить плиту? Конечно, могла!

Карл Кленси включил плиту, взял полотенце и положил его на стоявший рядом с плитой шкафчик так, чтобы один конец попал на сковородку. Очень скоро здесь запылает такой огонь, что только держись! Никому и в голову не придет, что произошел поджог. Молодая хозяйка очень торопилась, не выключила под сковородкой плиту, а небрежно брошенное кухонное полотенце оказалось на соседнем столике в опасной близости от огня.

Карлу стало даже немного жаль Карен Витлоу: сгорит дом, будут уничтожены в огне все вещи, одежда, мебель.

Да, неприятно… Что ж, она не оставила ему выбора. Хотела всех перехитрить и куда-то спрятала тетрадь! Теперь придется расплачиваться за это.

Полотенце загорелось, и огонь, перебросившись с него на обитый пластиком кухонный шкафчик, уже вовсю лизал его поверхность. Кухня наполнялась едким удушливым дымом. Карл Кленси открыл все двери, чтобы лучше была тяга и быстрее разгорелся пожар, и торопливо покинул дом. Тем же путем, через кусты и задние дворы, он пробрался на соседнюю улицу, остановился, огляделся по сторонам и, с облегчением заметив, что вокруг никого нет, зашагал к магазину, на стоянке которого оставил машину. Сел за руль, включил мотор, и машина рванулась с места.

Через десять минут округа наполнилась завыванием пожарных и полицейских сирен, громкими взволнованными голосами соседей, криками, шумом, треском… Дом пылал, и прибежавшие люди опасались, как бы сильный огонь не перебросился на соседние дома и растущие неподалеку деревья. Карл Кленси уже находился на безопасном от места преступления расстоянии и почти не волновался. Никто не догадается, что дом подожгли. Огонь уничтожит все следы. Даже если пожарным удастся потушить огонь, это будет очень не скоро. К тому времени Карл Кленси уже покинет город.

Снова и снова прокручивая в уме события последних двух часов, Карл думал о том, что он одновременно и потерпел неудачу, и выиграл. Да, он не нашел тетради: он ведь с самого начала уверял Хейса в том, что вряд ли Витлоу хранит ее в доме. Но тот настаивал на своем…

17
{"b":"12231","o":1}