ЛитМир - Электронная Библиотека

На лице детектива Частина появилось неодобрительное выражение.

— Вас это удивляет? — процедил он сквозь зубы.

— Нет! — спохватилась Карен. — Конечно, не удивляет. Просто все случилось так неожиданно, что я… немного растерялась.

— Мне понятны ваши чувства, мисс Витлоу, — кивнул Частин.

Карен взглянула ему в лицо. Этот полицейский — молодой, привлекательный, с темными глазами и чуть смуглым цветом лица — напоминал ей француза. А может быть, он и был им. Карен знала, что в Новом Орлеане проживает много потомков французов, существует Французский квартал, в котором, кстати, и находится полицейское управление.

Марк Частин поднялся из-за стола и сделал несколько шагов по комнате, чтобы размяться. Затем он подошел к сидящей на стуле Карен, наклонился к ней и сказал:

— Если для вас дорого вести тело отца на родину, я могу вам помочь и организовать похороны здесь.

От неожиданного предложения Карен смешалась и молча смотрела на склонившегося над ней детектива. Что кроется за его странным предложением? Обыкновенное человеческое желание помочь женщине, оказавшейся в незнакомом городе при столь драматических обстоятельствах, или скрытая насмешка над ее жадностью? Насколько он искренен? Карен не знала ответа.

— Разумеется, найти место на городских кладбищах невозможно, — продолжил Марк Частин, внимательно наблюдая за реакцией молодой женщины, — но в пригороде, в нескольких милях от Нового Орлеана, можно за небольшую сумму приобрести участок на кладбище. — Он сделал паузу, а потом добавил:

— Или вы можете кремировать тело вашего отца. Так выйдет еще дешевле.

«Дешевле», — мысленно повторила Карен.

Значит, он все-таки счел ее скаредной. Но как он может судить о ней, когда ему ровным счетом ничего не известно ни о ее жизни, ни об отношениях с Декстером! Двойственное чувство охватило Карен. Она злилась на детектива, полагая, что он не имеет морального права вести себя с ней подобным образом, и вместе с тем… она чувствовала к нему уважение и была благодарна. Что-то такое в нем было, в этом Марке Частине! Внутренняя сила, внешнее обаяние, надежность и основательность. Ей хотелось ему верить, несмотря ни на что: ни на раздражение, которое он вызывал у Карен своими безапелляционными суждениями, ни на немного надменную и снисходительную манеру держаться.

— Спасибо за участие, — тихо сказала она. — Я, наверное, кажусь вам неорганизованной и рассеянной… Дело в том, что несколько месяцев назад я потеряла мать, теперь произошел этот ужасный случай с отцом… Никак не могу собраться с мыслями…

— Понимаю. И все-таки, мисс Витлоу, нам с вами предстоит сегодня сходить в морг на опознание. К сожалению, таковы правила.

Под потолком монотонно жужжал вентилятор, но в маленьком кабинете Частина было все равно очень жарко и душно.

«Как он может носить пиджак в такую духоту? — вдруг подумала Карен. — На мне самое легкое платье, а я задыхаюсь от жары…»

Внезапно голова закружилась еще сильнее, тело охватила слабость, ладони сделались потными. Карен закрыла глаза, плотно сжала губы и постаралась справиться с подступающей дурнотой. Твердая сильная рука Марка Частина легла на ее запястье.

— Посидите спокойно, отдохните, — участливым тоном произнес он. — Вы еще не привыкли к нашей жаре. Я скоро вернусь.

Он вышел из кабинета, оставив дверь приоткрытой, и Карен уловила приятный аромат его туалетной воды. Она опустила голову на грудь и постаралась успокоиться. Из коридора доносились громкие голоса полицейских.

Подругам Карен, работавшим в отделениях «Скорой помощи»и травматологии, часто приходилось сталкиваться с полицейскими, приходившими туда по долгу службы. Карен же общалась с ними только во время прохождения практики, и у нее сложилось о них крайне негативное впечатление. Грубые, бесцеремонные, настойчивые, они не стеснялись крепко выражаться в присутствии молодых медсестер, говорили резкими голосами и хладнокровно взирали на страдания больных Интересно, а какой Марк Частин? Нет, он совершенно не похож на полицейских, с которыми доводилось сталкиваться Карен. На первый взгляд у него тоже есть недостатки, но и привлекательного много…

— Мисс Витлоу! — Бархатный баритон детектива вывел Карен из оцепенения и мгновенно вернул к действительности. — Я принес холодный лимонад. Выпейте, вам станет лучше!

Карен подняла голову, и Марк Частин протянул ей стакан с ледяным лимонадом.

— Пейте! — повторил он.

Карен сделала несколько глотков, не отрывая взгляда от детектива. Его лицо и спортивная фигура с накачанными мышцами излучали спокойствие и надежность. В его облике чувствовались основательность, стабильность, уверенность.

«Быть под защитой такого человека — что может быть лучше, — промелькнуло в голове у Карен. — Но его твердость и хладнокровие для преступников оборачиваются настоящей бедой. Такой человек добьется всего, он раскроет любое дело и заставит виновного сознаться в содеянном…»

— В нашем климате сильная жара всегда сопровождается повышенной влажностью, — сказал детектив. — Вы скоро привыкнете к этому. Сначала кажется, что нечем дышать, а потом организм начинает приспосабливаться. Ну как? Вам лучше?

— Да, спасибо, — тихо ответила Карен.

Надо собраться с силами, взять себя в руки, ведь она медсестра, а значит, не может позволить себе раскиснуть. Да и показывать свою слабость перед детективом Частином не хочется. Он и так проявляет любезность и терпение, испытывать которое уже просто неприлично.

— Ну и хорошо! — улыбнулся полицейский, и Карен вдруг заметила, какие у него выразительные, большие глаза.

Почему ей показалось, что у Марка Частика карие глаза? Наверное, потому, что он сам был смуглый, темноволосый, с черными бровями. А ведь глаза у него — серые, лучистые, в обрамлении густых, длинных черных ресниц.

Как же она сразу не заметила? Впрочем, поначалу детектив держался с ней официально, прохладно и немного отчужденно, взгляд его был строгим и проницательным…

— Мисс Витлоу, если вам действительно лучше, то сейчас мы с вами поедем в морг, — сказал детектив Частин. — Не волнуйтесь, опознание будет сделано по кассете.

— Как это? — удивилась Карен.

— Вам не надо будет видеть тело вашего отца, — объяснил Частин. — Судмедэксперт все записал на видеомагнитофон, и вы лишь посмотрите запись. Мы уже давно так делаем.

— Щадите родственников погибших? — догадалась Карен.

— Конечно! Не всякий выдержит эту тяжелую процедуру, а просмотр кассеты — это морально легче, чем созерцание мертвого тела близкого человека.

— Знаете, — вдруг сказала Карен, — я ведь много лет работаю в больнице, мне часто приходится сталкиваться со смертью, с насильственной смертью, и вид мертвого человека, даже отца, не повергнет меня в шок! Я вообще-то сильная! — Она слабо улыбнулась.

Марк Частин усмехнулся, взял Карен за локоть и помог подняться со стула.

— Ну, раз вы такая храбрая, то — вперед!

Глава 7

Врач-патологоанатом Парганнас вставил кассету в видеомагнитофон и, пока перематывал пленку, отыскивая нужные кадры, тихо беседовал с Карен. Марк не прислушивался к их разговору. Он знал приблизительно, о чем идет речь. Перед опознанием врачи всегда проводили профилактическую беседу с родственниками, стараясь успокоить их и настроить на нормальное восприятие печальных и страшных кадров. Марк Частин смотрел на изящный профиль Карен Витлоу: тонкое, симпатичное лицо с красиво очерченным подбородком, темные, выразительные глаза, нежная чистая кожа, чуть пухлые губы. Вне всякого сомнения, привлекательная молодая женщина. Но какой у нее характер, так ли она бесстрастна, как показалось ему сначала? Сидит на стуле очень прямо, сосредоточенно, руки лежат на коленях, губы плотно сжаты. На лице — ни тени страха, в глазах — ни слезинки. Впрочем, она ведь работает медсестрой, и сама призналась, что привыкла видеть смерть. Но в данном случае речь идет о ее родном отце, пусть даже она не виделась с ним много лет!

21
{"b":"12231","o":1}