ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вам это удалось, — искренне ответила Карен. — Я вообще очень вам признательна, мистер Частин!

— За что же, мисс Витлоу?

— Ну… за вашу доброту, внимание…

— Я польщен. Надеюсь, вы понимаете, что я это делаю от чистого сердца? — Марк бросил на Карен быстрый испытующий взгляд.

Она ничего не ответила, лишь кивнула.

Через пятнадцать минут, как и обещал детектив Частин, они подъехали к закусочной. Марк принес на подносе в машину тарелки с горячей едой и стаканы с кофе. Когда с едой было покончено, Карен поблагодарила Марка и, откинувшись на сиденье, закрыла глаза.

— Вы сегодня очень устали, — проникновенным тоном сказал Частин, всматриваясь в миловидное, тонкое, с правильными чертами лицо Карен.

— Куда мы сейчас? — спросила Карен, открыв глаза.

— Если не возражаете, поедем за город и решим вопрос о… могиле вашего отца.

Он заметил, как на лице Карен появилось печальное выражение.

— Но если вы устали, то дело можно отложить до завтра.

— Нет, давайте все сделаем сегодня! — неожиданно твердо отозвалась Карен.

«Как она быстро внутренне собирается и хорошо владеет собой!»— в который раз удивился и восхитился Марк Частин.

— Тогда поедем! Пока мы будем добираться, вы можете немного поспать, — предложил он. — Устраивайтесь поудобнее, откиньте сиденье назад и отдыхайте!

«Какой длинный, невероятно длинный день! — думала Карен, прикрыв глаза. — Трудно представить, что еще сегодня утром я находилась дома, в Огайо, и вот теперь я прилетела сюда, побывала в полиции, затем на опознании, а сейчас детектив Частин везет меня на кладбище договариваться о месте захоронения Декстера! Невероятно… Непостижимо!»

— В какую смену вы работали в больнице в последний раз? — прервал ее размышления Марк Частин.

— В ночную, — ответила Карен.

— Значит, отработав смену, вы вернулись домой, легли отдохнуть, но выспаться вам так и не удалось. Я правильно понимаю?

Карен слабо улыбнулась:

— Правильно. Я прослушала оставленное вами на автоответчике сообщение, позвонила вам, но никто не взял трубку. Легла спать, а через некоторое время вы сами перезвонили. Ну и… События закрутились с бешеной скоростью!

Марк понимающе кивнул.

— Вы сказали, что, когда звонили мне, никто не снял трубку? — вдруг спросил он.

— Да, но ведь было очень рано!

— Странно, что не сработал мой автоответчик! Наверное, что-то заклинило. Это плохо, надо его проверить!

— Это так важно?

— Разумеется! Полицейский не может позволить себе быть недосягаемым. В этом специфика нашей работы. Иначе все теряет смысл. Ладно, я проверю телефон!

Он достал из кармана пиджака сотовый телефон, набрал номер и сказал несколько фраз. Карен, не отрываясь смотрела на него, следя за каждым движением, и думала о том, что единственным светлым пятном в драматической истории, в которую она попала в связи с убийством отца, является знакомство с Марком Частином. Если бы не его внимание и дружеское участие… Невозможно представить, что бы она без него делала!

На улицах, по которым они ехали, было очень много машин, и Карен немного беспокоило то, что одной рукой Марк сжимал руль машины, а другой держал сотовый телефон. По опыту работы в больнице она знала, что процент риска серьезной аварии увеличивается, если водитель одновременно управляет машиной и говорит по телефону или с пассажирами. Она насмотрелась на тяжелые травмы и переломы пациентов, полученные именно в таких ситуациях. Но в данном случае ничего, кроме легкого волнения, Карен не испытывала. Марк Частин умело управлял машиной, знал каждый перекресток и переход, выглядел настолько мужественным, сильным и надежным, что бояться какой-то аварии было глупо.

Марк Частин включил кондиционер, легкий ветерок стал приятно холодить разгоряченное лицо Карен, она снова закрыла глаза и почувствовала, как погружается в мягкую обволакивающую дремоту.

— Поспите, пока мы едем, — донесся до нее тихий голос Марка Частина. — Я разбужу вас, когда мы прибудем на место.

Карен, не открывая глаз, молча кивнула.

Ей очень хотелось крепко уснуть и забыть обо всем на свете, но в голове мелькали разрозненные путаные мысли, перед глазами то и дело появлялись обрывки эпизодов сегодняшнего длинного дня, в ушах звучали голоса доктора Парганнаса и Марка Частина.

«Неужели я сегодня побывала в морге на опознании Декстера? — рассеянно думала Карен. — Он так давно ушел из моей жизни, я практически забыла о том, что у меня когда-то был отец, и вот теперь он напомнил о своем существовании таким ужасным способом…»

Карен пыталась проанализировать свое поведение в морге при опознании и пришла к выводу, что вела она себя нестандартно, не так, как ведут люди, столкнувшиеся с насильственной смертью близкого родственника. Конечно, она произвела странное впечатление на врача и детектива. Держалась подчеркнуто бесстрастно, ни разу не заплакала, не вскрикнула от ужаса, увидев мертвого отца. Так, наверное, опознают соседей, которых едва знали в лицо.

Что в их глазах может оправдать ее поведение? Две причины. Первая — она много лет работала медсестрой в больнице и часто сталкивалась со смертью, в том числе и с насильственной. Видела искалеченные тела людей, огнестрельные ранения, следы от ударов холодным оружием…

Вторая — Марку Настану было известно, что она много времени не виделась с отцом, между ними не существовало никаких отношений, и его убийство не должно было ошеломить ее, потрясти до глубины души или ранить в самое сердце. Декстер был бродягой, бездомным, хотя мог бы жить со своей семьей. Но он не захотел быть рядом с близкими, предпочел вести сомнительный образ жизни.

Когда врач-патологоанатом показывал ей кадры видеопленки, он внимательно следил за ее реакцией. Почему? Хотел убедиться, что на пленке запечатлено тело именно ее отца. Но ведь она сразу, твердо заявила врачу, что узнала Декстера Витлоу. Он словно издевался над ней: то просил еще раз взглянуть на шрамы, то показывал крупным планом татуировку отца, то снова перематывал пленку назад.

Узнала ли она на видеопленке своего отца? Узнала мгновенно, хотя не видела Декстера много лет. Сильно ли он изменился с тех пор, как они не виделись? И да, и нет. Он был мертв, и это обстоятельство со всей очевидностью свидетельствовало о том, что перед Карен — всего лишь его бренная оболочка — то, что осталось от человека. И вместе с тем внешний облик отца почти не изменился. То же волевое, с резкими морщинами лицо, глубоко посаженные глаза, прямые брови, немного искривленный нос, сломанный много лет назад то ли на войне, то ли в драке, четко очерченный упрямый подбородок. Волосы немного поредели и стали серебристо-седыми, а морщины даже немного разгладились и сделались менее заметными. Карен знала, что так часто происходит после смерти человека. Лицо приобретает выражение умиротворенности и отрешенности. Земные проблемы и тревоги остались позади, а впереди — вечный покой и пустота.

Необычным в лице Декстера было одно: маленькая, аккуратная дырка во лбу от пули, оборвавшей его странную, непонятную, по сути, никчемную жизнь. Врач, проводивший опознание, много раз показывал эту дырочку крупным планом во всех ракурсах. Карен держалась изо всех сил, стараясь сохранять внешнее спокойствие и хладнокровие. Ей даже казалось, что доктор Парганнас нарочно затягивает процедуру опознания. К тому же Карен постоянно чувствовала на себе пристальный взгляд детектива Частина. Боковым зрением она видела, что он, не отрываясь, смотрит на нее. Почему?

В первые минуты их беседы в кабинете Частина Карен ощущала его неприязнь. Он вел себя высокомерно, разговаривал с ней небрежным, а иногда и презрительным тоном, высказывал нелепые подозрения относительно несуществующей страховки отца, и его голос не был медовым и бархатным, как по телефону. Очевидно, она произвела на него впечатление бездушной куклы, холодной и циничной. Однако чуть позднее поведение детектива заметно изменилось к лучшему, и он уже не казался Карен неприятным и надменным. Он любезно принес ей в кабинет стакан холодного лимонада, когда она от жары и духоты чуть не упала в обморок, его взгляд потеплел, и с лица исчезло выражение легкого пренебрежения и неприязни.

24
{"b":"12231","o":1}