ЛитМир - Электронная Библиотека

Он попрощался с Франклином Вини, вышел из кабинета и бесшумно закрыл за собой дверь.

Глава 8

Карен проснулась поздно, с трудом заставив себя открыть глаза. Голова была тяжелая, веки слипались, все тело ныло. Карен оторвала голову от подушки и несколько минут молча сидела в постели, обхватив голову руками. Подушка была мокрой от слез. Карен попыталась вспомнить, что ей снилось, но перед глазами мелькали лишь отрывочные картины ночных кошмаров. Наверное, во сне она снова и снова переживала долгий трудный день и те драматические события, которые недавно произошли.

Карен медленно встала и подошла к окну. Она отодвинула плотные занавески на окнах, и в глаза ударил яркий солнечный свет.

«Наверное, сегодня опять будет страшная жара, — тоскливо подумала Карен. — А впрочем, летом здесь всегда жарко».

В комнате летний зной и духота не чувствовались, поскольку все номера отеля «Марриотт» были оснащены мощными, но почти бесшумными кондиционерами, наполнявшими воздух прохладой и свежестью. Карен немного постояла около окна, а потом побрела в ванную принять душ. Вымыв голову и постояв под прохладными бодрящими сильными струями, она вытерлась полотенцем и уже хотела включить фен, чтобы высушить волосы, как в этот момент зазвонил телефон. Карен заторопилась в комнату, где на низеньком столике около постели стоял телефонный аппарат.

— Алло! Я слушаю вас!

— Доброе утро! — От знакомого глубокого бархатного голоса с мягкими проникновенными интонациями у Карен перехватило дыхание. — Надеюсь, я вас не разбудил?

— Нет, детектив Частин, вы меня не разбудили. Я уже проснулась и даже успела принять душ, — ответила Карен, стараясь, чтобы ее голос звучал ровно и спокойно.

— Так вы недавно встали? — В голосе Марка Частина послышалось удивление.

— Да, а разве уже много времени?

Карен схватила электронный будильник, стоявший рядом с телефоном, взглянула на циферблат и изумленно покачала головой. Десять двадцать три. Не может быть! Неужели она так долго спала?

— А вы знаете, сколько времени? — насмешливо спросил Марк Частин.

— Теперь знаю, — упавшим голосом произнесла Карен. — Я только что посмотрела на часы. Почти половина одиннадцатого!

— Совершенно верно! — рассмеялся детектив. — Я специально не стал звонить раньше, поскольку был уверен, что вы долго будете спать после вчерашнего дня.

Карен улыбнулась. Как приятно слышать голос детектива Частина и сознавать, что он думал о ней и даже не стал будить ее рано утром!

— Сможете подъехать ко мне в управление? — спросил Марк. — Я хотел бы отдать вам… вещи вашего отца.

При упоминании об отце лицо Карен омрачилось, и воспоминания о вчерашних печальных событиях нахлынули на нее с новой силой.

— Да, смогу, — тихо ответила она. — В какое время это лучше сделать?

— В любое, но если у вас, мисс Витлоу, на сегодня другие планы, то можете заехать ко мне и завтра. Это не срочно.

«Завтра должны состояться похороны! — вдруг вспомнил Марк. — Ей будет не до этого!»

— Знаете, мисс Витлоу, приезжайте все-таки сегодня! — продолжил он. — Вы ведь живете недалеко от полицейского управления.

— Я обязательно приеду сегодня! — твердо сказала Карен. — Точнее, приду, поскольку это действительно близко. Сейчас позавтракаю и начну собираться, мистер Частин.

— Значит, договорились! Я буду ждать вас, мисс Витлоу! До встречи!

— До свидания!

Карен опустила трубку на рычаг и несколько минут сидела неподвижно. В ушах звучал бархатный мягкий баритон детектива Частина, она снова и снова перебирала в уме сказанные им фразы… Потом позвонила портье и заказала завтрак в номер. Пока Карен ждала, когда принесут завтрак, она выбрала самое легкое платье и открытые туфли, оделась и подкрасилась. Позавтракав, она подошла к зеркалу, придирчиво оглядела в нем свое отражение и осталась довольна.

«Он сказал, что мне надо забрать вещи отца, — думала Карен, собираясь выходить из номера. — Какие вещи могут быть у уличного бродяги? Наверное, потрепанная старая одежда, рваные башмаки и… все».

Как же случилось, что Декстер предпочел бродяжничество и ночевки на улицах своей семье — любящей жене и дочери? Пренебрег своими обязанностями, откровенно насмехался над преданностью Джанет, использовал ее, брал деньги, исчезал… Во имя чего?

«Почему Джанет все это терпела? — думала Карен. — Ни разу не упрекнула мужа, не закричала на него, не выгнала из дома?»

Эта мысль не давала Карен покоя. Она пыталась понять мотивы поведения матери, встать на ее место, но ничего не получалось. Нет, она бы так не смогла, она бы выгнала Декстера раз и навсегда и запретила себе даже думать о нем! Как хорошо, что Джанет не дожила до того дня, когда убили ее любимого Декстера! Она бы не вынесла просмотра страшных кадров, которые вчера пришлось увидеть ее дочери!

Карен закрыла комнату, спустилась вниз и вышла на улицу. На улице было так же жарко, как и вчера, но легкий, еле заметный ветерок немного освежал, и идти по раскаленной мостовой было не так тяжело. Девушка с интересом разглядывала яркие нарядные витрины магазинов и бутиков, вдыхала ароматы, доносившиеся из открытых дверей кафе и закусочных. Пахло крепким, только что сваренным кофе, свежеиспеченными булочками, сладкими пирожными и всевозможными специями. Группы оживленных, смеющихся туристов останавливались перед каждой витриной и с любопытством глазели на деревянных кукол, изящные статуэтки, фигурки, вырезанные из камня, показывали пальцами на огромное чучело леопарда, на экзотические маски, украшенные разноцветными бусами.

Карен знала, что ей следует торопиться в полицейское управление, где ее ждал детектив Частин, но не могла отказать себе в удовольствии, подобно туристам, останавливаться около витрин и любоваться выставленными товарами. Казалось, Новый Орлеан был создан для того, чтобы по его улицам гуляли нарядно одетые, беззаботные люди, покупали самые разнообразные вещи, наслаждались жизнью и веселились. Никто не обращал внимания на жару, все были счастливы и довольны жизнью.

В конце улицы Карен увидела здание управления Восьмого района и ускорила шаг. Этот старинный дом с колоннами, обнесенный металлической оградой с массивными воротами, сегодня показался Карен олицетворением Нового Орлеана. Он выглядел изящно, изысканно, даже немного кокетливо. Странно, что в таком похожем на музей доме работали серьезные люди и решали важные вопросы… Чему только не были свидетелями старые, выкрашенные голубой краской стены, каких только признаний они не наслушались! Какие любовные драмы и кровавые трагедии разыгрывались здесь, сколько слез было пролито, сколько выплеснулось ненависти и гнева!

Карен вошла в ворота, миновала узкую тропинку, ведущую к входной двери с табличкой, и очутилась в холле. Сегодня там вместе девушки дежурил молодой полицейский.

— Добрый день, мэм! Вы к кому?

— Здравствуйте. Могу я видеть детектива Частина?

— Он вас вызывал? Назовите ваши имя и фамилию, пожалуйста.

— Карен Витлоу.

Дежурный полицейский позвонил по телефону, сказал несколько фраз, а потом, повесив трубку, обратился к Карен:

— Детектив Частин ждет вас, мэм. Вы знаете, где находится его кабинет?

— Да, знаю, спасибо, — улыбнувшись, ответила Карен и направились в глубь коридора.

Подойдя к знакомой уже двери, она на секунду остановилась и прислушалась: детектив Частин разговаривал по телефону. Карен приоткрыла дверь, и Марк Частин, увидев ее, сделал приветственный жест. Она вошла, детектив, не переставая разговаривать, указал ей рукой на стул с прямой спинкой. Карен села и положила руки на колени.

Сегодня Марк Частин выглядел особенно привлекательно в белой рубашке с короткими рукавами, удачно оттенявшей его смуглое, загорелое лицо, и узких черных брюках. Карен смотрела на Частина, продолжавшего говорить по телефону, и слышала, как сильно у нее бьется сердце. Если бы она встретила его не в полицейском управлении, а, например, на улице или в ресторане, то непременно подумала бы, что он какой-нибудь знаменитый актер. Разумеется, если бы он снял с кожаного пояса кобуру.

27
{"b":"12231","o":1}