ЛитМир - Электронная Библиотека

За полчаса, которые Марк и Карен провели в пути, они почти не разговаривали, и каждый думал о своем. Карен немного волновалась, но признавалась себе в том, что именно об этом она и мечтала. Она мысленно представляла дом детектива, комнаты, мебель, и ей почему-то казалось, что она когда-то уже бывала там и все это видела.

Вскоре Карен почувствовала себя отдохнувшей, тревоги и проблемы исчезли, и ей даже не верилось, что еще час назад на кладбище, под проливным дождем она безутешно рыдала при виде могильного холмика, а детектив Частин крепко обнимал ее за плечи и шептал на ухо успокаивающие слова.

Машина въехала в город, и через некоторое время Карен с удивлением заметила, что они едут по знакомой ей Сент-Льюис. Она недоуменно взглянула на Марка Частина:

— Почему мы приехали во Французский квартал? Разве мы…

— Потому что мой дом здесь, — усмехнулся Марк Частин.

— Так вы… вы живете во Французском квартале?

— Вас это удивляет?

Марк повернул голову к Карен, и она увидела, как в его серых глазах запрыгали озорные огоньки.

— Нет, просто я думала…

Машина остановилась перед металлическими воротами. Марк вышел, открыл их, снова сел за руль, и они подъехали к дому.

— Вот мы и приехали! — объявил он. — Это мой дом.

Карен продолжала сидеть в машине. Интересно, догадается ли он открыть перед ней дверцу и помочь ей выйти?

Через несколько секунд Марк уже открывал перед ней дверцу, она улыбнулась и подала ему руку.

«И я еще сомневалась в его учтивости! — Карен чувствовала досаду на саму себя. — Разве Частин давал мне повод усомниться в том, что он галантный мужчина?»

Они поднялись по невысокой лестнице и вышли на широкий балкон с ажурной чугунной решеткой, откуда открывался вид на роскошный сад. От удивления и восхищения Карен остановилась, не в силах поверить, что в жизни бывают такие чудеса, В центре сада находился изящный фонтан, по бокам раскинулись великолепные папоротники, миниатюрные пальмы с резными листьями, и всюду росли цветы: розы, герани, от которых исходил тонкий нежный аромат. Ей даже почудилось, что пахнет жасмином, но кустарников с белыми цветами она не заметила.

Марк Частин незаметно, но с интересом наблюдал за ее реакцией, а потом предложил:

— Пойдемте в дом?

— Как красиво! — воскликнула Карен. — Какой дивный сад! Давайте еще немного полюбуемся им!

— Вам нравится? — улыбнулся Марк.

— Очень! — Карен с наслаждением вдохнула смесь цветочных ароматов. — Неужели вы сами ухаживаете за растениями и цветами?

— Конечно, нет! У меня на это нет времени, — ответил Марк. — Я плачу одной пожилой женщине, чтобы она присматривала за моим садом. Если бы не она, вам бы не довелось увидеть это чудо! — Он открыл дверь перед Карен и пропустил ее вперед. — Проходите, располагайтесь!

Карен вошла в дом и… окунулась в другую эпоху, очутилась в прошлом веке — так сильно обстановка дома отличалась от того, что она когда-либо видела раньше. Высокие потолки, старинная изящная мебель, большой пушистый ковер на полу. Уютно, чисто. Мебель не производила впечатления музейной, которую купили для того, чтобы любоваться, хвастаться перед гостями и сдувать с нее пылинки. Она в течение многих десятилетий служила хозяевам. Единственной современной деталью обстановки было большое, удобное, глубокое кресло, в котором, наверное, любит сидеть хозяин.

«Как же он, имея зарплату полицейского, сумел купить такой замечательный дом и обставить его дорогой старинной мебелью?»— удивленно подумала Карен, но вслух задать вопрос не решилась, сочтя, что он может прозвучать бестактно. Марк Частин словно угадал ход ее мыслей:

— Этот дом я унаследовал от бабушки. И мебель тоже. Она старая, но крепкая и еще долго будет служить.

— Сколько лет вашему дому?

— Лет? — усмехнулся Марк. — Почти два века!

— Как, должно быть, интересно жить в таком доме!

— Вы еще не все видели!

Марк подошел к Карен и, положив ей руку на плечо, повел дальше. Они прошли через небольшую уютную гостиную, соединенную с кухней, и миновали двойные французские окна, за которыми находился еще один балкон, выходивший на оживленную улицу.

— Садитесь! — предложил Марк, показав рукой на два кресла с металлическими ножками, между которыми стоял небольшой столик. — Отдыхайте, а я сейчас приду.

— Спасибо, — ответила Карен, удобно расположилась в кресле и глубоко вдохнула чистый воздух, напоенный прекрасными ароматами растений и цветов.

Она снова чувствовала себя усталой. Было жарко, влажно, на небе постепенно сгущались, становясь темными, тучи, обещая новую грозу с сильным, проливным дождем. Карен взглянула на улицу: от образовавшихся после утреннего дождя больших луж исходил пар. Она закрыла глаза и постаралась расслабиться. Отрывочные, неясные мысли текли лениво, Карен не могла, да и не хотела ни на чем сосредотачиваться, ей нравилось просто сидеть в кресле и ни о чем не думать, не вспоминать, не тревожиться… Наверное, она все-таки ненадолго заснула, и, когда зазвучал бодрый голос Марка Частина, она вздрогнула, открыла глаза и даже не сразу сообразила, где находится.

— Отдыхайте, отдыхайте! — воскликнул он. — Я тут кое-что принес!

Карен взглянула на столик и увидела поднос, на котором лежали сандвичи с ветчиной, стояло блюдо с пирожными, а в центре высилась бутылка красного вина и два бокала.

Губы Карен тронула легкая улыбка.

— Какой вы хозяйственный!

— Это комплимент или данное качество вы расцениваете как мужской недостаток? — насмешливо поинтересовался он.

— Разумеется, комплимент! А пирожные вы тоже сами пекли?

— Нет, я купил их в ближайшей кондитерской на нашей улице. На такие подвиги, как выпечка пирожных, я не способен!

Оба весело рассмеялись, и Марк сел в кресло напротив Карен.

Пока она дремала на балконе, он, оказывается, успел переодеться: снял галстук, сменил черные брюки на джинсы, расстегнул несколько верхних пуговиц на рубашке и снял ботинки и носки, оставшись босиком.

— Снимите ваши туфельки, — сказал Марк. — Жарко, пусть ноги отдыхают.

Карен нерешительно взглянула на свои ноги, а затем все-таки сняла туфли и оперлась ступнями о металлическую ажурную решетку балкона. Ей было немного неловко перед Марком, и она опасалась, что люди, проходящие по улице, будут с неодобрением или откровенным любопытством смотреть на молодую женщину, позволяющую себе сидеть в такой раскованной, вызывающей позе. Но может она, в конце концов, раз в жизни вести себя так, как хочется, а не делать все с оглядкой на людей?

Тем временем Марк Частин открыл бутылку, налил красное вино в бокалы и сделал приглашающий жест рукой.

— Пожалуйста, Карен, угощайтесь и пейте вино! — сказал он.

«Карен, — мысленно повторила она. — Он назвал меня по имени».

Она взяла с тарелки сандвич, подняла бокал с вином, и только тогда Марк сделал то же самое.

Некоторое время они молча ели, Марк исподволь наблюдал за своей гостьей, а Карен смотрела на улицу и прислушивалась к доносившимся оттуда звукам. Идущая мимо группа туристов что-то оживленно обсуждала, кто-то громко смеялся и показывал на витрину магазина, издалека из открытых дверей ресторана доносилась джазовая музыка, перемешиваясь со звуками пианино, льющимися из окна соседнего дома.

Карен казалось, что она понемногу привыкает к этому необычному, не похожему на других городу, чувствует его особый стиль, неповторимый ритм и все больше проникается его изысканностью и очарованием. Никогда раньше она даже не могла предположить, что Новый Орлеан обладает такой притягательной силой, гармонично сочетает в себе элементы современности и изящество старины, экзотику и строгий деловой американский стиль. Как много всего намешано в этом городе, неудивительно, что он так привлекает туристов и путешественников со всего света!

Где-то вдалеке прогремели раскаты грома, черные свинцовые тучи закрыли солнце, небо потемнело. В воздухе запахло приближающейся грозой, на тротуар упали первые капли дождя.

33
{"b":"12231","o":1}