ЛитМир - Электронная Библиотека

Пассажиры, несмотря на просьбу оставаться на местах до специального объявления, торопливо и шумно поднимались с кресел, вытаскивали из-под них объемные сумки и пакеты, громко переговаривались, толпились в проходе.

Карен не спешила вставать с кресла. Ее место располагалось в задней части самолета, и она хотела подождать, пока другие пассажиры начнут выходить из салона и спускаться по трапу. Наконец она тоже встала, размяла затекшие ноги, вздохнув, посмотрела на царапины и ссадины на ладонях и подумала о том, в каком виде она предстанет перед Марком Частином. Бледная, оцарапанная, на скуле — фиолетово-желтый синяк… Карен усмехнулась. Почему она решила, что Марк ее встретит? Откуда такая уверенность? То, что во время прошлого визита он уделил ей столько драгоценного времени, вовсе не означает, что и на сей раз он захочет и сможет тратить его на Карен. Он полицейский, у него очень много работы. Но ведь и ситуация, в которой очутилась Карен, — серьезная, а он понимает, что последние события связаны с убийством Декстера Витлоу…

Накануне Карен и Пайпа долго беседовали, пытаясь проанализировать все, что произошло с ними за день, и пришли к выводу, что Пайпе тоже необходимо на время покинуть свой дом. Сначала Пайпа никак не хотела верить в то, что грабитель, забравшийся в квартиру к Карен и чуть не застреливший ее, и бежевый «понтиак», водитель которого хотел сбить их, преследовали одну и ту же цель. Эта мысль казалась ей нелепой, абсурдной. Но потом Пайпа, вняв доводам Карен и собственного разума, согласилась какое-то время пожить у сестры.

Карен вместе с другими пассажирами спустилась по трапу самолета и направилась в здание аэропорта. Ей не нужно было ждать, когда подвезут багаж, у нее была с собой только небольшая дорожная сумка — та, которую принес полицейский из ее дома. Вещей в ней было немного: джинсы, несколько легких блузок, пара летних пестрых юбок, кроссовки и сандалии.

Карен миновала стеклянные двери, вошла в здание аэропорта и сразу же увидела Марка Частина, стремительно идущего ей навстречу. Его лицо было напряженным, сосредоточенным, даже раздраженным, как показалось Карен. Она остановилась, ее сердце гулко ухнуло. Марк порывисто обнял ее и хрипло произнес:

— Ну наконец-то ты прилетела! Рассказывай, что с тобой случилось!

Глава 16

Карен молча стояла, прижавшись к Марку, и думала о том, что он сердится на нее и обижается. В его голосе звучали раздраженные интонации, серые глаза смотрели сурово, губы были плотно сжаты, лоб нахмурен. Но все это мало волновало Карен. Она была рядом с ним, его рука крепко сжимала ее плечо, она чувствовала тепло его тела… С Марком было безопасно, надежно, спокойно. Пусть он сердится, пусть! Не вечно же он будет злиться? Интуиция подсказывала Карен, что в глубине души Марк очень рад встрече, просто не может простить ей бегства из его дома, или делает вид, что не хочет простить… Он приехал встречать ее, он волновался за нее — и это главное!

Марк взял дорожную сумку Карен и внимательно посмотрел ей в лицо:

— Ты неважно выглядишь!

Карен усмехнулась. Она не обиделась на Марка за то, что его замечание прозвучало не совсем вежливо и учтиво. Вид у нее был действительно плачевный! Лицо бледное, измученное бессонными ночами и постоянной тревогой, под глазами темные круги, на скуле — большой фиолетово-желтый синяк, на ладонях ссадины, колени ободраны.

— Вчера у меня был ужасный день, — тихо сказала Карен.

— Представляю! Какие-нибудь еще повреждения есть?

— Нет… Вот только ребра немного болят, — призналась Карен.

— У тебя сломаны ребра?

— Слава Богу, не сломаны. Просто когда я падала, то ударилась о тротуар.

Черты лица Марка понемногу разгладились, а суровый взгляд смягчился.

— Ну что, пойдем? — И он, положив руку на талию Карен, повел ее к выходу.

— Марк, я боюсь за тебя! — тихо промолвила Карен. Он неожиданности он резко остановился.

— Ты за меня боишься? Карен, о чем ты говоришь? Я же полицейский, черт возьми!

— Марк, за мной могут следить! — торопливо объясняла Карен. — Все, кто находится рядом со мной, подвергаются смертельной опасности, пойми! А вдруг преследователь уже наблюдает за нами? Может быть, он прилетел тем же самолетом, что и я? Или у него здесь сообщники? Я не хочу, чтобы тебя видели вместе со мной, Марк!

Они вступили на бегущую ленту эскалатора, поднялись, потом подошли к стеклянным дверям и вышли на улицу.

— Не волнуйся, после твоего звонка я принял меры предосторожности.

— То есть?

— Нас с тобой будут сопровождать.

— Кто?

— Ты задаешь слишком много вопросов, дорогая! — улыбнулся Марк.

На улице он огляделся и направился к одной из машин. Неожиданно стоявший около машины чернокожий молодой человек отошел от нее и пошел к ним навстречу. Карен вздрогнула и вопросительно взглянула на Марка.

— Все в порядке! Не беспокойся, этот парень — тоже полицейский.

Чернокожий парень подошел к Марку и улыбнулся.

— Ну, что? — спросил Частин. — Как обстановка?

— Нормально! Тихо и спокойно!

Марк повернулся к Карен:

— Познакомься, это — Антонио Шаннон.

— Рада с вами познакомиться, меня зовут Карен Витлоу! — вежливо ответила Карен.

Черное лицо полицейского расплылось в улыбке, ярко блеснули белые ровные зубы.

— Я тоже рад, мэм! — сказал Антонио.

Несмотря на жару, как и Марк Частин, он был в пиджаке. Марк открыл переднюю дверцу машины и помог Карен сесть. Его жест был такой знакомый, успокаивающий…

— Никакого хвоста не было, — сказал Антонио Марку, когда тот закрыл за Карен дверцу машины. — Я внимательно следил за дорогой. Все в порядке, Марк!

— Спасибо, Антонио. Мы сейчас поедем, а ты… ты знаешь, что делать дальше.

— Конечно, Марк!

— Да, вот еще… С нами должен выйти на связь Макферсон. Если он позвонит, поговори с ним сам. Я какое-то время буду отсутствовать, так что не пытайся до меня добраться.

— Понял, Марк! — улыбнулся Шаннон. — Не волнуйтесь, все будет нормально! Везите мисс Витлоу в надежное место, а я обо всем позабочусь!

Частин кивнул, дружески похлопал Антонио по плечу, сел в машину и завел мотор. Потом он поправил зеркальце заднего вида, внимательно посмотрел в него, и машина тронулась с места. Марк Частин не сомневался: Антонио выполнит все его поручения. Он доверял своему помощнику и был рад, что по делу Декстера Витлоу они работают вместе.

— Детектив Шаннон твой напарник? — спросила Карен, повернувшись в пол-оборота к Марку.

— В нашем полицейском управлении нет постоянных напарников, — ответил Частин. — Но в данном случае — да. Мы вместе работаем над делом твоего отца. Шаннон — хороший парень, сообразительный, толковый.

— А кто такой Макферсон?

— Ты слышала наш разговор?

— Нет… только отдельные слова. Услышала фамилию, вот и все, — немного виновато призналась Карен.

— Макферсон — человек, от которого я собираюсь получить кое-какую информацию. Ладно, давай рассказывай, что с тобой случилось вчера! — В тоне Марка Карен послышался приказ. — Только излагай все подробно, не опуская деталей!

Карен минуту молчала, собираясь с мыслями, а потом начала рассказывать Марку обо всем, что произошло накануне. Она старалась держаться спокойно, чтобы голос не дрожал и не срывался.

— Тебе известно имя того ублюдка, который вломился в твою квартиру? — спросил Марк.

— Да, его звали Карл Кленси.

Когда она во второй раз беседовала в больнице с детективом Сьютером, он сообщил ей, что полиция уже установила имя убитого преступника. Детектив несколько раз спрашивал, знакомо ли Карен это имя, но она каждый раз отрицательно качала головой.

— Карл Кленси… — задумчиво повторил Марк Частин и, взглянув в лицо Карен, спросил:

— Это он поставил тебе синяк на скуле?

— Да… он ударил меня, а потом мы стали драться на ковре…

— А царапины и ссадины на ладонях и коленях — тоже его работа?

56
{"b":"12231","o":1}