ЛитМир - Электронная Библиотека

Хейс немного постоял на середине гостиной, задумчиво осмотрел мебель, большой телевизор, стереосистему, стоящую на низеньком столике, и стал прикидывать, с чего же начать поиски тетради или документов, подтверждающих, что тетрадь находится где-нибудь в сейфе. Наверное, Карл уже все успел осмотреть… Да, но он искал тетрадь, а не квитанции.

Хейс понимал, что обыскивать квартиру ему придется, соблюдая предельную осторожность. Безусловно, полицейские сделали множество фотографий места происшествия, и, если завтра, например, они придут и заметят, что в квартире кто-то побывал, возникнут большие неприятности. Они устроят засаду или выставят около квартиру охрану. А Хейс, к сожалению, не исключал возможность того, что ему придется наведаться сюда еще раз. Может быть, за один раз он и не управится и не отыщет документы или тетрадь. А во второй-то раз уже и не сунешься! Да, надо действовать очень осторожно, ничего не сдвигать с места, запоминать, где что стоит.

Рядом со стереосистемой на низеньком столике стоял телефонный аппарат, и на нем постоянно мигала красная кнопка. Хейс еле удержался от искушения прослушать сообщения. Нет, ни в коем случае нельзя. Полиция может заметить, что кто-то прокручивал пленку, и сразу поймет, что в квартиру наведывался посетитель. Хейс отошел от столика и направился к письменному столу. Он начал методично выдвигать ящички, осматривать их содержимое, стараясь ничего не перекладывать. Шариковые ручки, карандаши, ластики, корешки от билетов в кино… Ничего.

Хейс разочарованно вздохнул, взял в руки журналы, лежащие на письменном столе, пролистал их и положил на место. Ладно, никогда не бывает так, чтобы повезло с первой минуты, надо продолжать поиски тетради или банковских квитанций.

Хейс вошел в кухню и принялся обыскивать кухонные шкафчики. Он знал, что люди часто хранят важные бумаги именно на кухне. Хейс осмотрел практически все, но ни тетради, ни счетов не оказалось. Новая неудача его не расстроила. Ничего, еще осталась спальня, там тоже часто прячут документы и бумаги.

Хейс покинул кухню, прошел через гостиную в спальню и стал оглядываться, пытаясь сообразить, с чего лучше начать поиски. В спальне стояла аккуратно убранная постель, около нее — ночной столик, у стены — большой платяной шкаф, возле окна — три картонные коробки, одна на другой. У Хейса забилось сердце. Коробки — это уже что-то… Он подошел к коробкам, взял верхнюю и поставил ее на пол. Прочел надпись, сделанную черным маркером: «Зимняя одежда». Черт возьми, какая аккуратная и опрятная эта дама! Делает надписи на коробках, чтобы не перепутать, где что лежит. А может, это обычная маскировка и в коробке с зимними вещами лежит именно то, что ему нужно? Но интуиция подсказывала Хейсу, что содержимое картонной коробки не будет представлять для него интереса. Он уже примерно представлял себе характер Витлоу, и если она написала на коробке про зимние вещи, значит, ничего иного там не будет. Впрочем, в данном случае нельзя полагаться на интуицию, надо искать, тщательно все осматривать, проверять… Витлоу ведь не так проста!

Хейс поморщился и принялся осторожно вынимать вещи из первой коробки. Куртки, свитера, брюки, юбки… Все уложено аккуратными стопками, ничего не помято. Действительно, зимняя одежда… Он закрыл первую коробку, взял вторую и прочитал надпись:

«Страховки, книги, фотографии». Хейс немного оживился. Это уже лучше, обычно люди держат страховые бумаги вместе с банковскими счетами! Он начал осторожно доставать бумаги и тщательно их просматривать. Страховки, детективы, любовные романы, учебники по медицине, специальные книги по уходу за больными, несколько старых фотографий… Кожаная папка… Хейс нетерпеливо раскрыл ее: страховки и… ничего более. Неужели его приход в квартиру Витлоу окажется напрасным? Он раздраженно посмотрел по сторонам. Остались лишь одна, третья картонная коробка и платяной шкаф. Но найти что-либо в шкафу Хейс не рассчитывал. Не станет Витлоу прятать в нем тетрадь и банковские счета, для этого существуют ящики письменного стола!

Надпись на третьей картонной коробке просто взбесила Хейса. «Рождественские украшения, оберточная бумага, ленты».

Только этого не хватало — копаться в мишуре! Однако дело есть дело. Стиснув от злости зубы, он исследовал содержимое третьей коробки, убедился, что в ней действительно хранится всякий ненужный, с его точки зрения, хлам, и закрыл коробку. Затем он поставил все коробки так, как они и должны были стоять — одна на другой, и подошел к шкафу.

Платяной шкаф — последнее место, где Витлоу может хранить тетрадь или копии счетов. Он открыл дверцу. С одной стороны — ряд вешалок, на которых висят платья, блузки, больничный халат с приколотой к нему визиткой. Под вешалками коробки с обувью. Хейс провел рукой по платьям, наклонился и стал поднимать крышки коробок. Ничего…

С другой стороны — ряды полок с вещами: нижнее белье, пижамы, сорочки, носки… Вдруг его взгляд упал на самую верхнюю полку, на которой стояла небольшая коробка. Он схватил ее и прочел надпись, сделанную черным маркером: «Банковские счета». У Хейса затряслись руки, лоб покрылся испариной. Не веря своему счастью, он снял с коробки крышку и… увидел небольшой коричневый конверт. Он подбежал к ночному столику, положил на него коробку, вынул конверт, достал из него копии счетов и стал судорожно их перелистывать. Наконец он увидел то, что так долго искал. Хейс даже удивился собственной недальновидности. Конечно, надо было начинать поиски с платяного шкафа, а не осматривать кухонные шкафчики, ящички письменного стола, дурацкие три коробки, на крышках которых хозяйка даже написала, что там лежит!

«Хранилище г. Огайо.» Стокит и Локит «, отсек № 152, июль». Вот и все, что необходимо знать. По названию фирмы легко узнать адрес и телефон хранилища.

Хейс убрал счета в коричневый конверт, конверт положил на место, а коробку поставил на верхнюю полку платяного шкафа. Потом направился в гостиную, взял с журнального столика телефонный справочник и начал искать нужную ему информацию. Через минуту он уже записывал адрес и телефон «Стокит и Локит», прикидывая в уме, как туда лучше и быстрее добраться. Он был уверен, что хранилище располагается где-нибудь поблизости. Такая педантичная женщина, как мисс Витлоу, вряд ли повезла бы важные документы на другой конец города. Хейс усмехнулся и радостно потер руки.

Он всегда считал себя высококлассным специалистом, и он не ошибался, оказался даже более ловким и опытным, чем Карл Кленси.

Раймонд припарковал машину на стоянке, выключил мотор, поднял стекла дверей и постарался сесть как можно ниже, чтобы проходящие мимо люди не заметили водителя. В машине было очень жарко, Раймонд начал задыхаться, но опустить стекла не решался. Он видел, как некоторое время назад из машины, за которой он следовал, вышел Хейс и направился к дому Карен Витлоу. Раймонд надеялся, что Хейс там долго не задержится, поскольку это рискованно.

Помощник сенатора время от времени выглядывал в окно, наблюдая за входной дверью дома. Хейс пока не появлялся.

Что ж, Раймонд будет ждать столько, сколько потребуется, невзирая на жару. А ждать он умел, за долгие годы безупречной службы у Лейков научился быть терпеливым, не обращать внимания на неудобства. Вот и сейчас задание, которое ему поручил сенатор, требовало хладнокровия, выдержки и терпения.

Искренне преданный Стивену Лейку, Раймонд с грустью сознавал, что сенатор — не такой сильный, волевой и мужественный человек, каким был его отец, пока его не разбил инсульт. Или каким мог стать старший брат Уильям, если бы судьба не распорядилась столь жестоко и он не умер совсем молодым. Раймонд любил и уважал мистера Лейка за ум, ценил его целеустремленность, высокую работоспособность, искреннюю привязанность к больному отцу. Как внимателен Стивен был к Лейку-старшему! Каждый день, если только не находился в поездке, Стивен навещал отца, проводил с ним много времени, рассказывал о последних событиях, сознавая, что отец практически ничего не понимает и ни на что не реагирует. Но сенатор не отчаивался, не подавал виду, что дела отца плохи и тот никогда не поправится. Более того, Стивен организовал за отцом великолепный уход, медсестры и сиделки работали в три смены, приглашались самые квалифицированные врачи… Раймонд с болью глядел на беспомощного старого хозяина и восторгался молодым Лейком.

66
{"b":"12231","o":1}