ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я не люблю иметь дела с полицейскими, — пробормотал незнакомец. — От них сплошные неприятности!

— В таком случае, может, ты уберешь свою пушку? — предложил Марк, и Карен уловила в его голосе твердость.

— Стой и не дергайся! — злобно приказал незнакомец. — Я сам знаю, что мне делать!

Карен в ужасе глядела на дуло пистолета, направленное в голову Марка, и внезапно, поддавшись какому-то отчаянному душевному порыву, вдруг бросилась к незнакомцу и закричала:

— Нет! Не смейте!

От неожиданности и громкого крика мужчина вздрогнул, на долю секунды замешкался и отвел взгляд от Марка. Детектив Частин мгновенно воспользовался секундной заминкой, рванулся к Карен, плечом резко отбросил ее в сторону на пол и кинулся на незнакомца.

Грохнули два оглушительных выстрела. Карен закрыла голову руками, зажмурила глаза. Марка отбросило к стене, а незнакомец хрипло закричал и схватился рукой за горло, из которого хлынула алая кровь. Его взгляд блуждал, он был не в силах осознать, откуда вдруг у полицейского появился в руке нож, который он с силой всадил ему в горло — тот самый маленький складной нож, которым Марк разрезал веревки на картонных коробках. Частин был хорошим полицейским, с отменной реакцией и, когда незнакомец наставил на него дуло пистолета, успел незаметно спрятать нож в руке.

Карен открыла глаза и, к своему ужасу, увидела, что незнакомец, держась рукой за окровавленное горло, а в другой сжимая рукоятку пистолета, яростно взвыл и бросился на Марка. Частин вскочил на ноги и, зажимая ладонью расплывающееся по светлой рубашке в верхней левой части груди красное пятно, выбросил вперед правую руку, сжатую в кулак, и врезал незнакомцу. Тот хрипло вскрикнул и рухнул на пол. Из его горла хлестала кровь, растекаясь по полу, и доносились хриплые, булькающие звуки. Незнакомец глухо застонал, стиснул от невыносимой боли зубы, а его правая рука, все еще сжимавшая рукоятку пистолета, чуть приподнялась, и палец стал судорожно жать на курок. Марк Частин резко наклонился и каблуком ботинка выбил из его руки оружие. Пистолет отлетел к месту, где лежала Карен. Она немного приподнялась и сунула его в карман. Затем бросила взгляд на незнакомца и увидела, что он задыхается, его лицо начинает багроветь, а глаза закатываются. Тело незнакомца несколько раз конвульсивно дернулось, слабеющими руками он снова зажал страшную рану на горле и захрипел. Затем хрип прекратился, незнакомец еще раз вздрогнул и затих.

— Карен! — позвал Марк.

Она бросилась к нему, а Марк стал медленно оседать на пол.

— Ты ранен, дорогой, потерпи! — забормотала Карен, дотрагиваясь ладонью до кровавой раны на его груди. — Сейчас я помогу тебе, подожди… Сейчас…

Она помогла Марку приподняться, он прислонился к стене и тихо застонал. Карен осмотрела его спину: выходного отверстия от пули не было видно. В больницу, где работала Карен, иногда привозили пациентов с подобными огнестрельными ранениями. Она знала, что, если пуля застряла в груди, значит, это очень опасно. По расположению раны она поняла: пуля не задела сердце, но могла застрять в легком или пробить его.

Марк закашлялся, кровь из раны пошла сильнее. Карен судорожно заметалась, думая о том, как его поднять, довести до машины и срочно отвезти в больницу. Она видела, что Марк теряет силы, его лицо сделалось бледным, лоб покрылся испариной.

— Ничего страшного, — шептал он. — Не волнуйся, дорогая…

«Рану надо обязательно перевязать, чтобы остановить кровь!»

Карен стала лихорадочно соображать, что бы подошло в качестве временного перевязочного материала, и оглядывать их с Марком вещи.

— Сейчас, дорогой, потерпи, — успокаивающим голосом приговаривала она. — Я перевяжу тебя и отвезу в больницу…

— Не стоит суетиться, милая леди! — раздался за спиной Карен насмешливый мужской голос. — Не имеет смысла везти вашего кавалера в больницу, потому что я не намерен оставлять вас обоих в живых!

Глава 21

Карен вздрогнула и испуганно обернулась. Марк Частин тоже повернул голову в сторону двери. На пороге отсека хранилища стояли два человека: хорошо одетый мужчина, с холеным надменным лицом, серебристо-седыми волосами и такими же усами и старик с холодными голубыми глазами на мрачном волевом лице, изрезанном глубокими морщинами. У каждого в руках был пистолет: одно дуло было устремлено на Карен, другое — на Марка Частина.

«Куда же делся тот человек, которого Макферсон послал вслед за нами? Неужели потерял нас из виду?»— мелькнула мысль у Карен. — Или… тот, который пытался убить нас, и есть человек Макферсона? Неужели Марка обманули?»

Карен незаметным жестом провела рукой по карману, в котором лежал пистолет. Он был на месте. Нужно постараться достать его так, чтобы незнакомцы ничего не заметили. Марк бросил на нее быстрый взгляд, и она мгновенно поняла его значение:» Отдай мне пистолет!»

Она с сомнением посмотрела на Марка. Он выглядел очень слабым, был бледен, а из раны в груди продолжала сочиться кровь.

— Здравствуйте, сенатор Лейк! — немного хрипло произнес детектив Частин. — Вот вы и пожаловали к нам!

Мужчина — тот, что помоложе, удивленно вскинул брови и растерянно взглянул на Марка.

— Вы… знаете меня? — промолвил он.

— А вас это удивляет? — Марк усмехнулся. — Я знаю вас и ждал вашего появления здесь.

Сенатор Лейк покачал головой.

— Я ведь прочел дневник! — добавил Марк.

— Прошу тебя, не разговаривай! — тихо обратилась к нему Карен. — Ты теряешь силы!

Сенатор Лейк сделал несколько шагов и подошел к картонной коробке, в которой лежала старая тетрадь Декстера Витлоу. Затем он обернулся к своему спутнику.

— Не спускай с них глаз! — коротко бросил он.

Второй мужчина — пожилой — остался стоять у двери. Дуло его пистолета было все так же направлено на Карен и Марка.

— Я вижу, вы отыскали тетрадь! — усмехнулся сенатор. Он взял ее в руки, раскрыл и быстро перелистал пожелтевшие от времени страницы.

— Да, она! — удовлетворенно произнес он. — Что ж, я рад, что вы нашли ее и мне не придется терять время! А то я уж было отчаялся! Благодарю вас, милая леди! — И он громко засмеялся.

Затем его взгляд упал на неподвижно лежащее мертвое тело Хейса, и лицо сенатора искривилось в презрительной усмешке. С кем он вздумал соревноваться в уме, хитрости и ловкости? Неужели всерьез полагал, что сумеет обвести вокруг пальца самого сенатора Лейка? Какой глупец, а ведь гордо мнил себя профессионалом, люди обращались к нему за услугами, доверяли выполнение деликатных поручений…

Сенатор Лейк посмотрел на дуло своего пистолета с глушителем. Как все-таки хорошо, что Раймонд уговорил его воспользоваться именно этим оружием! Очень скоро, буквально через несколько минут раздадутся почти бесшумные выстрелы, напоминающие хлопки, и эта молодая парочка отправится вслед за Хейсом на тот свет.

Сенатору почему-то вдруг вспомнилось, как Хейс однажды рассказывал ему о том, что с помощью такого же пистолета 22 — го калибра с глушителем ему удалось застрелить человека на многолюдной улице. В присутствии множества свидетелей. Он шел по пятам за своей жертвой, потом, улучив момент, подобрался и выстрелил. Раздался короткий сухой хлопок, человек рухнул на мостовую, Хейс мгновенно выбросил оружие и растворился в толпе. Никто ничего не заметил и даже не заподозрил. Только когда кто-то обратил внимание на мужчину, лежащего на мостовой, начались суматоха, толчея, крики, побежали к телефону-автомату вызывать полицию… А Хейс был уже далеко.

Сенатор Лейк пренебрежительно поморщился. Какой он все-таки был осел, этот Хейс! Зачем потчевал сенатора дурацкими откровениями? Хотел таким образом подчеркнуть свое профессиональное мастерство, похвастать умением стрелять в людей и молниеносно растворяться в толпе? Недоумок, другого слова и не подберешь! Вот так и окончил свою никчемную жизнь с ножом в горле. Ладно, черт с ним, его не жаль. Если бы он действительно мог блестяще выполнить задание сенатора и отыскать тетрадь, то не тянул бы время, не посылал своих молодчиков устраивать пожары в чужих домах, а сразу бы догадался, где следует начинать поиски. Ведь сенатор с Раймондом догадались, правда… тоже не сразу. Они шли следом за Хейсом, и он вывел их на городское хранилище…

70
{"b":"12231","o":1}