ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы правы, Марк, мне нечего возразить. — Шаннон беспомощно развел руками. — Кто же прикончил беднягу: какой-нибудь наркоторговец или такой же бездомный, с которым они не поделили картонную коробку для ночлега?

— Пока не знаю. На данном этапе расследования ясно одно: убитый не ожидал нападения. Противник появился совершенно неожиданно, и парень даже не успел воспользоваться отличным оружием, которое носил с собой. Далее. У нас нет свидетелей убийства — ведь девушек, обнаруживших труп, нельзя отнести к категории непосредственных свидетелей. У нас нет оружия, из которого застрелили этого беднягу, и даже выяснить мотив расправы над ним мы пока не в состоянии. Вот такие дела, Шаннон.

— Каковы будут наши дальнейшие действия, Марк?

Частин усмехнулся:

— Приступим к тщательному расследованию, а что нам еще остается?

Марк Частин лукавил. Разумеется, они начнут расследование, но если в ближайшее время выяснится, что веский мотив убийства им так и не удалось отыскать, дело потихоньку сойдет на нет. Выполнят все необходимые юридические процедуры, да и прикроют расследование. Марк Частин был здравомыслящим, опытным человеком, долго проработавшим в полиции, и прекрасно сознавал, что местные власти не настолько расточительны, чтобы бездумно тратить большие суммы из городского бюджета на расследование убийства никому не известного уличного бродяги.

Вот только плохо, что на труп наткнулись туристы. Как бы не поднялся шум и это не повлияло бы на приток отдыхающих в Новый Орлеан! И так уже время от времени начинали циркулировать слухи, что, дескать, местная полиция, чтобы не будоражить общественное мнение, порой занималась неблаговидными делами. Например, обнаружив очередного мертвеца, полицейские скидывали его в реку, а через некоторое время труп относило течением на чужую территорию. Имели ли под собой основу подобные нелепые слухи, Марк Частин не знал. Сам он никогда такими вещами не занимался, но представить, что кое-кто из коллег прибегал к этим уловкам, мог. На это много фантазии не требовалось.

— Паршиво, что его обнаружили туристы, — сказал он Шаннону.

Тот понимающе кивнул.

— Но ничего, даже если вокруг этого заурядного дела и поднимется шумиха, то, уверяю тебя, очень скоро она стихнет!

— Уж в утренних газетах обязательно появятся сообщения! Может, даже покажут по телевидению, ведь не зря же они толпятся здесь со своими камерами.

Марк Частин с напарником снова приблизились к мертвому телу, немного постояли около него, а потом Шаннон вдруг спросил:

— Кажется, вы живете в этом районе, Марк? Во Французском квартале?

— Да, на улице Сент-Льюис.

Шаннон с интересом взглянул на Марка:

— Как вам удалось здесь поселиться?

— Как? Да очень просто! Унаследовал дом от бабушки!

— Вот как? Значит, вы из тех самых старинных креольских семей?

Марк Частин усмехнулся:

— Ну… я-то уже нет, а моя бабушка — да. Отец был ирландцем, а я всегда считал себя американцем.

Он не собирался рассказывать новому молодому напарнику о том, что не только унаследовал дом от бабушки, но и долгое время жил в нем вместе с ней и родителями. Собственно, хвалиться было нечем. Отец Марка постоянно терял работу, семья год от года жила все беднее и беднее, пока бабушка по материнской линии любезно не согласилась взять их к себе. Разумеется, она сделала это не из уважения к своему непутевому зятю, а из любви и сострадания к дочери и маленькому внуку. Бабушкиных денег тоже не хватало, и после ее смерти остался лишь этот дом во Французском квартале, где преимущественно жили потомки креольских семей. Дом был старый, но добротный, уютный, с хорошей мебелью и неплохим садом.

Марк Частин не обманул Шаннона, когда сказал, что считает себя американцем. Вопросы национальности его совершенно не волновали. Его заботило другое: работа. Марк был хорошим полицейским — вдумчивым, организованным, смелым и сообразительным… Ему нравилась его профессия, и он стремился работать еще лучше.

Детектив снова взглянул на неподвижное тело уличного бродяги и задумался. Кем он был, этот человек? Имел ли семью? Если имел, то как родные отнесутся к печальному известию о том, что его убили? Может, будут только рады избавиться. И узнают ли они о его смерти? Ведь труп еще следует опознать, а это не всегда удается.

Долго служа в полиции, Марк часто сталкивался с такими бездомными и знал, что многие из них — умственно неполноценные, которым сложно за собой ухаживать, и родственники порой выбрасывают их на улицу. Значительная часть бродяг по натуре очень ленивы и, даже имея возможность работать, никогда не станут этого делать. Многие употребляют наркотики, совершают различные преступления, но, как правило, несерьезные. Но есть и социально опасные бездомные, и об этом следует постоянно помнить и быть начеку, чтобы суметь предотвратить убийство или ограбление.

По какому же сценарию развивались события несколько часов назад? Марк еще раз задумчиво оглядел бродягу. Нет, убитый не похож на торговца наркотиками хотя бы потому, что те имеют деньги и не живут на улицах. На наркомана бродяга тоже не похож. Марк Частин во время обыска его карманов в этом убедился. Хорошо сложенный, можно сказать, даже упитанный мужчина средних лет, с тренированным телом и накачанными мышцами. Обычно бездомных наркоманов мало заботят еда и состояние своего тела, и даже когда на улицы, где они обитают, приезжает благотворительная кухня, они не бегут к ней со всех ног. У них другие интересы и заботы.

Еще одно странное обстоятельство. Никто, решительно никто не слышал выстрелов, а ведь их было несколько! Поблизости находилось множество людей, вон как быстро они прибежали, услышав истошные крики молодых девушек, обнаруживших труп! О чем это свидетельствует? Только о том, что оружие было с глушителем, а раз так, значит, это было продуманное, заранее спланированное убийство. Два убийства, именно два — Марк Частин не сомневался. Да, не такое уж это заурядное преступление, как казалось на первый взгляд. За всем этим кроется какая-то тайна, и не одна. Что ж, придется поработать…

Прежде всего следует допросить тех самых четырех девушек, которые обнаружили мертвое тело. Он взглянул на Шаннона:

— Ну что? Пора допросить этих красоток? Хотя бы в общих чертах, а уж потом я вызову их в управление.

Шаннон опасливо покосился на девушек, стоявших группой около его коллег-полицейских.

— Пора, — вздохнул он. — Вот только… я не хотел бы говорить с той, которая истерично рыдала. Не люблю таких свидетелей.

— Ладно, так и быть, — усмехнулся Марк, — экзальтированную особу я возьму на себя. Ее и еще одну. А ты опроси двух других. Завтра с утра я обстоятельно побеседую с ними, когда они окончательно придут в себя от пережитых волнений.

Разумеется, детектив мог бы и сию минуту отвезти девушек в полицейское управление и провести допрос, но многолетний опыт подсказывал ему, что это будет тактически неверно. Девушки очень молоды, на вид — не более двадцати лет, производят впечатление приличных, законопослушных туристок, а не любительниц приключений, и тащить их под утро в полицейское управление — только зря волновать. А вдруг они все-таки что-нибудь видели или заметили? Нет. Марк подождет, пока они не успокоятся.

— Когда будешь беседовать с ними, не нажимай особо, — посоветовал он Шаннону. — Будь с ними любезен, можешь даже слегка пофлиртовать.

Шаннон недоуменно взглянул на напарника. Ничего себе, советы! Очевидно, Марк забыл, что Шаннон — чернокожий, а девушки — белые. Какой уж тут флирт! Он ничего не ответил Марку, лишь покачал головой.

Шаннон недавно работал в полиции, с Марком выехал на преступление в первый раз, но у него давно сложилось о Частине самое благоприятное впечатление. Коллеги уважали Марка Частина, отмечали его ум, твердый характер и целеустремленность. Если Марк ставил перед собой какую-либо задачу, то никто не сомневался в том, что он успешно ее решит. Шаннону хотелось быть похожим на Марка, перенять его навыки в работе, набраться у него опыта.

8
{"b":"12231","o":1}