ЛитМир - Электронная Библиотека

Дэйвис

Когда модуль скользнул по направляющим штангам к стыковочным захватам порта, толчок и металлический скрежет отозвались в сердце Дэйвиса холодной дрожью. Несмотря на мобилизацию сил он не был готов к такому повороту событий. И он не знал, как одолеть свой страх. Ему приходилось напоминать себе о том, что Энгус, Сиро и директор Доннер не собирались отпускать сторожевик со знанием, которое могло обречь человечество на ужасную гибель. Кроме того, Дэйвис понимал, что даже при полном провале операции он и Вектор не станут мутантами. Их искусственный иммунитет должен был продлиться достаточно долго, чтобы они успели умереть людьми.

Скрежет перешел в небольшое содрогание: направляющие штанги скорректировали расположение модуля. Через пару секунд захваты сжали корпус судна и остановили движение. Их полет завершился. Слабый вздох амортизаторов подтвердил окончание стыковки с «Затишьем».

Дэйвис посмотрел на Вектора. Он вдруг испугался, что уже никогда не увидит его лицо. Они все еще были без шлемов. В противном случае их разговоры стали бы слышны амнионам. Вектор молча встретил взгляд Дэйвиса. Они подошли к финальной черте. Им больше нечего было сказать друг другу.

Почти в тот же миг зажужжал интерком. Капитан Юбикве решил использовать последнюю возможность для приватной беседы. Похоже, он еще не наговорился - или хотел сообщить им какую-то новость. Дэйвис неловко ткнул пальцем в панель интеркома. Напряженные мышцы лишили его привычной гибкости и грации.

В басе Долфина звучала легкомысленная бесшабашность. Капитан «Карателя» вел себя как человек, не знавший страха.

– Мы на месте, парни, - объявил Юбикве. - Дэйвис, Вектор, вы можете передумать. Мне очень хочется освободить директора Диоса. И я думаю, он ждет нашей помощи. Но это вы рискуете жизнями и человеческим обликом. Я не имею права указывать вам или оспаривать ваши решения. Скажите слово, и я вырву модуль из захватов! Мы попробуем улететь отсюда! Черт! Мне не впервой нарушать приказы и обещания. Возможно, мы даже уцелеем. Я буду удивлен, если большому кораблю удастся навести на нас прицел с такой близкой дистанции. Мы улетим в блеске славы. Но после этого начнется кровавое месиво.

Долфин был прав. Как только амнионы почувствуют себя обманутыми, они уничтожат Сака-Батор. Или станцию полиции с дюжиной кораблей - если Энгус успеет вывести из строя излучатель протонной пушки. Так или иначе командный модуль и «Труба» будут разорваны на части в перекрестном огне.

Повиснув в воздухе рядом с интеркомом, Дэйвис задал единственный вопрос, который интересовал его в данный момент:

– Где Энгус?

– На корпусе «Затишья»,- быстро ответил капитан Юбикве. - Он почти добрался до излучателя. Я хотел предложить вам немного подождать, пока Энгус не направится к нам, но, к сожалению, Вестабул уже приказал мне открыть воздушный шлюз.

Долфин громко фыркнул.

– Похоже, он не в настроении ждать. И я не знаю, насколько хороша затея Термопайла. Науке не известно, что происходит с протонными пушками, когда в их стволы заливается наполнитель. Так что решайте сами.

Вектор прочистил горло.

– А что делает Сиро?

– Он на «Трубе».

Тон Долфина намекал на пожатие плеч.

– Парень сдрейфил, и мы вряд ли можем рассчитывать на него. Будем надеяться на Мику и дисперсионное поле. У нас по-прежнему есть шанс остаться живыми.

Дэйвис уловил в басе капитана едва заметный отголосок тревоги. Но он не стал расспрашивать его. Пора было действовать. Вестабул уже приказал открыть воздушный шлюз. Он молча посмотрел на Вектора. Тот кивнул ему в ответ. На лице Шейхида появилась печальная улыбка. С трудом подавив стон, который рвался из груди, Дэйвис обратился к Долфину:

– Передайте амнионам, что мы выйдем, как только наденем шлемы.

Дрожа от страха, он выключил интерком. Черт! Пора идти. Теперь или никогда. Будь что будет!

Рывком подняв шлем, он водрузил его на голову и активировал магнитные зажимы. Индикаторы статуса на внутренней панели загорелись зеленым светом. Он подстроил поляризацию лицевой пластины и бросил быстрый взгляд на Вектора, который заканчивал герметизацию скафандра. Отражающая поверхность шлема скрывала его лицо.

– Я полагаю, мне следует что-то сказать перед своей позорной смертью, - прозвучал в наушниках тихий голос Шейхида. - Такова традиция.

– К черту позорную смерть,- ответил Дэйвис. - Я хочу, чтобы нашей традицией стал счастливый конец.

Морн уцелела, хотя находилась в худших условиях.

Он набрал код на открытие замка внешнего люка. Его пальцы дрожали на кнопках контрольной панели. Тело казалось слабым и хрупким. Вся его жизнь стала хрупкой, как стекло, и Дэйвис боялся, что страх разобьет ее раньше, чем он предстанет перед реальной опасностью. Вектор был прав. Они не тревожились бы так, если бы решили просто сдаться.

Прозвучавший зуммер предупредил об открытии шлюза. Сервоприводы с надсадным гудением откатили в сторону стальную пластину внешнего люка. Наружный микрофон на скафандре Дэйвиса передал тихий звук, похожий на вздох - это произошло выравнивание давлений в шлюзе и приемной камере стыковочного порта. В наушниках раздался голос Юбикве:

– Удачи, парни.

Затем канал связи с командным модулем отключился. В открытый проем хлынула волна ослепительного света. Оба люка приемной камеры «Затишья» были открыты, предоставляя путь раздражающе резкой иллюминации, которая так нравилась амнионам. Дэйвис родился и вырос в этом зеленовато-желтом сиянии. Вспомнив свои ощущения на Станции Всех Свобод, юноша едва не поддался панике. Свет будто бы струился по бугристым стенкам приемной камеры. Он казался живым и вызывал такое же отвращение, как прикосновения амнионов.

Дэйвис не стал ждать Вектора. Он покинул шлюз командного модуля и, неуклюже перелетая от поручня к поручню, направился к внутреннему люку стыковочного порта. Вектор последовал за ним. В условиях невесомости он двигался легко и быстро. Отсутствие притяжения избавило его от постоянной боли в суставах. Дэйвис полагал, что пока они с Вектором пересекали шлюз «Затишья», чувствительные сканеры проверили их на наличие оружия. Он не замечал никаких сенсоров и инструментов. В отличие от людей амнионы не собирали на конвейерах, а «выращивали» свою технологию, поэтому их приборы были непонятными для человека.

Дэйвис до сих пор не знал, как «Затишье» нашло «Трубу» в огромном лабиринте скал у Массива-5. Возможно, сторожевику помог «Планер». Но каким образом, черт возьми, Сорас Чатлейн и Марк Вестабул общались друг с другом? Это оставалось загадкой. Амнионы могли достигать околосветовых скоростей. Их устройства позволяли обеспечивать связь на невероятные расстояния. В некотором отношении технологические достижения амнионов были такими же устрашающими, как мутагены. Дэйвис не удивился бы, если бы их электромагнитные ловушки поглотили плазменный огонь всех кораблей Мин Доннер.

Удалось ли им выявить оружие предполагаемых пленников? Заметили они что-то или нет? Энгус настаивал на втором варианте, но его здесь не было. Здесь были амнионы и Марк Вестабул.

Выйдя из воздушного шлюза, Дэйвис и Вектор оказались в огромном помещении, которое походило на пещеру. Пол казался застывшим потоком лавы, подкрашенным разводами серы. Свет изливался прямо из стен. Переборки и странное снаряжение излучали животное тепло. Дэйвис догадался, что они попали в грузовой трюм «Затишья». Из пола тянулись наклонные ветвистые структуры, напоминавшие бетонные деревья. Некоторые из них, вероятно, были подставками для груза, другие - подъемными кранами, рассчитанными на условия невесомости. По их ветвям и стволам, будто вены, змеились провода и кабели. Рядом пролегали магнитные рельсы для транспортных тележек.

Несмотря на свою чужеродность, огромный трюм уменьшил тревогу Дэйвиса. Он боялся предстать перед Вестабулом и Диосом в какой-то крохотной комнате, где любое отступление или прыжок оказались бы невозможными. Но ситуация по-прежнему была плохой…

69
{"b":"122317","o":1}