ЛитМир - Электронная Библиотека

Грейс лежала на холодном асфальте, однако толстый свитер приятно согревал, навевая дремоту, веки отяжелели, тело больше не подчинялось ей. Три дня и три ночи постоянной дрожи, почти без отдыха, без еды совершенно измотали Грейс, притупив чувство опасности, и в следующий момент она уже отказалась от борьбы со сном.

Ее разбудил шум на разгрузочной площадке. Грейс не сразу поняла, где находится и как долго спала, потом, осознав, что лежит под машиной, пришла в ужас. Непростительное легкомыслие, вдруг служащий вышел бы раньше, что тогда?

Ладно, хватит себя упрекать, у нее есть проблемы поважнее, чем сокрушаться по поводу того, чего не случилось. Может, пока она спала, те двое перестали ее искать в этом районе, поэтому надо рискнуть, здесь все равно оставаться нельзя.

Грейс с трудом выползла наружу и огляделась. Других машин, кроме этой, на стоянке уже не было. Выпрямившись, она взяла в одну руку дорожную сумку, в другую пакет с едой и почти бегом устремилась прочь.

Глава 6

Она должна найти временное пристанище без охранной системы и любопытных соседей. Грейс искала дом, где во дворе не было качелей, велосипедов или игрушек, где живут только муж и жена, которые целый день на работе. Дети могут все усложнить.

Темнота постепенно рассеивалась, в окнах зажигался свет, включались приемники и телевизоры, запахло кофе и жареным беконом. Грейс не знала, какой сегодня день, то ли рабочий, то ли выходной, но решила, что скорее рабочий. Она внимательно следила, сколько людей выходит из каждого дома, и наконец выбрала себе цель.

Первым уехал хозяин, а минут через двадцать его жена. Грейс ждала, и ее молитвы были услышаны. Стали появляться дети с книжками и школьными завтраками, раздались веселые голоса. Холод последних дней не остудил детского энтузиазма, ведь скоро настанет лето, и впереди долгие каникулы.

Подошел автобус, улица опустела. Теперь пора. Если будет совсем тихо и безлюдно, кто-нибудь из соседей обратит внимание на звук разбившегося стекла.

Грейс обошла дом, стараясь держаться поближе к живой изгороди и надеясь, что задняя дверь застеклена. Чтобы облегчить себе задачу, она сначала поискала ключ, однако ни в цветочных горшках, ни под ковриком его не было. По телевизору и в кино часто показывают, как герой с легкостью выбивает стекло рукояткой пистолета или локтем, но в реальной жизни все оказалось не так просто. Сильная боль от удара в стекло заставила Грейс оглядеться в поисках чего-нибудь тяжелого, однако участок содержался в идеальном порядке, и единственным подходящим предметом были кирпичи, уложенные по периметру цветочной клумбы.

Приложив к стеклу красный свитер, чтобы заглушить шум, Грейс била по нему кирпичом до тех пор, пока оно не треснуло. Она не сразу вошла в чужой тихий дом, понимая, что, переступив его порог, она становится взломщиком, хотя собирается украсть здесь только горячую воду и немного электроэнергии.

Она больше не может выглядеть бродяжкой, привлекать к себе внимание, иначе непременно погибнет. С колотящимся сердцем Грейс сняла грязную одежду и сунула ее в стиральную машину. Вдруг кто-нибудь из хозяев ушел не на целый день, с минуты на минуту вернется и известит полицию, что у них в доме моется посторонняя женщина? Но ведь даже имея деньги, она не осмелится пойти в мотель, где вряд ли сдадут комнату грязному, дурно пахнущему существу. К тому же люди Перриша, видимо, следят за мотелями, а служащий обязательно ее запомнит.

Грейс знала, что должна торопиться, и все же продолжала стоять под душем, с наслаждением чувствуя, как по телу бежит горячая вода. Дважды намыливаясь, она терла себя до тех пор, пока не порозовела кожа и струи из горячих не стали холодными.

Какое блаженство ощущать себя чистой, почти до слез! Разве она плакала о Форде, о Брайене? Кажется, она кричала, но слезы… А раз не плакала в ту ночь, не заплачет и сейчас. Грейс вытерлась полотенцем, затем обернула его вокруг головы. Ей не хотелось доставлять лишние хлопоты хозяевам, поэтому вместо двух полотенец она использовала только одно.

Достав новые вещи и нож, она тут же опробовала его. Тонкое лезвие без труда срезало с одежды бирки. Неплохо. Вот что значит гарантированное качество. Затем Грейс почистила зубы и, поглядев в зеркало, убедилась, что, за исключением кругов под глазами, выглядит уже вполне прилично.

Так как длинные волосы не могли быстро высохнуть естественным путем, она высушила их под сушилкой, раздумывая, что с ними делать. Коса — ее главная примета, значит, следует избавиться от длинных волос. Грейс огляделась в поисках ножниц или бритвы, а потом все же передумала. Форд так любил ее волосы… Господи, о Господи.

Отогнав тягостные мысли, Грейс заставила себя вернуться к насущным проблемам. У нее есть цель, и если она не отплатит Перришу, тогда ей незачем жить.

Она начала быстро одеваться. Джинсы оказались велики, хотя она брала свой размер. Ничего удивительного — последние дни стоили ей десяти фунтов. Грейс вспомнила о еде, но хлеб с арахисовым маслом не лез в пересохшее горло, пока она не запила его водой. Грейс сполоснула стакан, поставила на место, убрала в сумку хлеб и масло, вымыла нож. За пояс его не засунешь, он может выскользнуть, в карман острое лезвие класть не хотелось, а нож должен быть под рукой, когда придет час драться за свою жизнь. Хорошо бы иметь ножны, которые пристегиваются к ремню, а еще лучше складной нож, тогда не понадобятся ни ремень, ни ножны.

Вернувшись на кухню, Грейс оторвала большой кусок бумажного полотенца, сложила его в несколько раз, обернула им лезвие и сунула в правый карман. Под свитером нож не видно, но в случае опасности он легко выскользнет из импровизированных ножен.

В ванной она собрала выстиранную одежду, положила в дорожную сумку, и когда рука Грейс коснулась чемодана с компьютером, она вдруг почувствовала настоящий голод. Ей хотелось работать, сидеть часами над текстом, получать нужную информацию, узнать наконец, что произошло с Ниалом Шотландским несколько веков назад.

Грейс подавила искушение немедленно приняться за работу. Если она это сделает, то, как уже случалось, может забыть о времени, а у нее много дел. Раз людям Перриша известно, что она идет, когда темно, а днем прячется, то и охотиться за ней будут ночью.

До вечера ей нужно купить парик, солнцезащитные очки, ножны. Убийцы ожидают от нее привычных предсказуемых действий, но она не собирается доставлять им такое удовольствие. Ей необходимы отдых, покой, условия для работы, поэтому она на время останется в О-Клэре.

Грейс собрала волосы на макушке, закрепила их найденной резинкой и надела бейсболку. Потом, уничтожив все следы своего пребывания в доме, вышла, закрыла дверь и швырнула внутрь камень, будто стекло разбили таким образом.

Ей понадобилось время, чтобы найти магазин, где продавались недорогие парики. Делая вид, что выбирает, Грейс улучила момент и спрятала под свитером парик со светлыми волосами, купила рыжий в стиле «паж», а когда служащего позвали к телефону, оставила деньги за первый. Пусть теперь убийцы ищут женщину в рыжем парике, никто не сможет им сказать, что у нее есть другой.

Комната в мотеле выглядела неряшливо, однако водопровод работал, а кровать, невзирая на комковатый матрас и старые простыни, все же была кроватью. Грейс очень хотелось прилечь, тем не менее она поставила компьютер на шаткий стол и заставила себя погрузиться в сложный текст, написанный на языке, который считался мертвым еще до рождения Христофора Колумба.

Она любила свою работу, к тому же документы о таинственном Ниале Шотландском сейчас казались ей даже более загадочными, чем прежде. Настоящая сборная солянка из языков! Латынь, греческий, старофранцузский, староанглийский, древнееврейский, гэльский. Она не была специалистом по гэльскому, зато лучше знала греческий и древнееврейский. Сначала Грейс работала с документами на старофранцузском, но теперь предпочла латынь, четкий, структурный, в высшей степени целесообразный язык, на котором ей легче всего читать.

15
{"b":"12232","o":1}