ЛитМир - Электронная Библиотека

Информацию у людей на улицах купить нетрудно. Я ее найду.

— Надеюсь. — Перриш встал и подошел к окну, давая понять, что разговор окончен.

Конрад неслышно исчез.

Красивый сад, думал Сойер, любуясь розами. Снова потеплело. Бедняжка Грейс, наверное, измучилась от холода. Она выглядела такой аппетитной, ни одному мужчине не показалось бы, что он лежит на скелете. Какая-то удивительная привлекательность. Он всегда предпочитал холеных женщин, но малышка Грейс была чувственна, несмотря на лишний вес, но даже не сознавала этого.

Возможно, он прикажет сохранить ей жизнь. На время. Одного дня ему, вероятно, хватит, чтобы удовлетворить свой личный каприз.

Глава 8

Сняв передник, Грейс швырнула его в корзину. Шестой день она была мойщицей посуды и основным рабом в заведении Орила Гектора. Иногда ей казалось, что запах чеснока навечно пропитал ее кожу и волосы, окончательно лишив аппетита.

— Ты завтра придешь? — спросил Орил, протягивая Грейс тридцать долларов.

Никто из трех его работников не числился в ведомости, он платил им наличными каждый день, и если кто-нибудь утром не являлся на работу, Орил тут же брал другого — желающих хватало.

— Я приду.

Работа изнурительная, но за шесть дней Грейс получила сто восемьдесят долларов. Семьдесят она отдаст в конце недели Хармони, останется больше сотни, а расходы у нее минимальные: плата за проезд в автобусе, несколько маек, две пары джинсов меньшего размера, которые все равно оказались ей велики. Мытье посуды — тяжелое занятие.

Грейс положила три свернутые десятки в карман и достала из-под стола чемодан с компьютером. Хозяину она сказала, что ходит в вечернюю школу, и всех удовлетворило ее объяснение. Здесь никто не задавал лишних вопросов.

Выйдя через заднюю дверь в переулок, она глубоко вдохнула свежий воздух, не пахнущий чесноком, и привычно огляделась по сторонам. Одной рукой Грейс крепко сжимала чемодан, а другой нащупала нож под свитером.

Путь до следующей остановки занимал десять минут. Она вспомнила, как радовалась весне, идя по участку Марчинсонов… давно ли? Недели две назад? Три? Почти три. Двадцать седьмое апреля — последний день, когда она чувствовала себя счастливой. Грейс видела краски дня, но они не трогали ее сердца. Внутри у нее холодно, пусто, бесцветно.

Подошел автобус, она села, и водитель ей кивнул. За шесть дней он успел запомнить ее лицо, нужно сменить автобус.

В библиотеке Грейс просматривала книги и файлы по истории средневековья, ища упоминания о Ниале Шотландском, многое узнала, но это не дало ей новой информации о воинственном рыцаре.

Надев очки, Грейс пробегала глазами страницу за страницей, чтобы отыскать хоть кого-то по имени Ниал, имеющего отношение к тамплиерам.

И чуть не пропустила его. Она читала больше двух часов, почти автоматически, поэтому ее внимание привлекло лишь сходство имен:» Хранителем избрали рыцаря гордого и жестокого, шотландца королевского рода Нила Робертсауна «.

Ниал! Имя слишком похоже, да к тому же ссылка на хранителя. Может, ей раньше тоже встречалось что-нибудь об этом Ниле, только она не уловила связи? Наконец у нее есть фамилия! Робертсаун или Робертсон.

Грейс опять вернулась к ссылкам. Ничего. Были Робертсы и Робертсоны, даже несколько Нилов, однако никто из них не имел отношения к тому времени.

Ей уже стало казаться, что Ниал Шотландский был только мифом, и совершенно непонятно, зачем его вымышленные подвиги включены в исторические хроники о рыцарях-тамплиерах. Но упоминание о Ниле Робертсауне, которого избрали хранителем, подтверждало, что это реальный человек, он жил, дышал, ел и спал, как все люди. Возможно, после разгрома Ордена ему удалось скрыться, найти убежище, вести нормальную жизнь, иметь жену, детей и умереть стариком. Видимо, Ниал Шотландский совсем не похож на того черноволосого воина из ее снов, и тем не менее он существовал.

Грейс решительно отодвинула в сторону тяжелые фолианты — в них она его не найдет. Если шотландец — один из уцелевших рыцарей, причем очень известный, то должен был вести уединенную, по возможности скрытную жизнь. Значит, какие-то сведения о нем могут содержаться лишь в документах, которые она получила для расшифровки, в тех копиях…

Копии.

Зачем Перришу копии, если он мог получить в свое распоряжение подлинники? Почему его так интересовали копии? Ради них он даже застрелил Форда с Брайеном и собирается убить ее.

Есть два логических объяснения: либо Сойер не знает, где находятся оригиналы, возможно, их украли по той же непонятной причине, по какой он желает их получить; либо оригиналы каким-то образом уничтожены. Но ведь остались негативы.

Это соображение привело Грейс к следующим двум выводам: негативы тоже украдены или уничтожены; Сойеру не просто нужны копии, он не хочет, чтобы кто-то узнал об их существовании, поэтому собирается убить всякого, кому известно о документах.

Следовательно, она лишь теряла время, читая фолианты, теперь необходимо сосредоточить внимание на рукописях, завершить начатое в пансионе Хармони, а не в библиотеке.

Грейс быстро вернула книги на место, по привычке огляделась, собрала вещи, повесила сумку с компьютером на плечо и, придерживая нож, чтобы быть готовой к неожиданностям, вышла на улицу.

Уже стемнело, поэтому она торопливо зашагала к автобусной остановке, с радостью заметив невдалеке трех мужчин и молодую негритянку с двухлетним ребенком. Малыш карабкался на скамейку, сползал вниз, пытался залезть матери на ногу, однако та с поразительным спокойствием взирала на своего неугомонного отпрыска.

Шагов Грейс не слышала, просто ее толкнули в спину, едва не сбив с ног, чья-то рука яростно дернула чемодан с компьютером. Негритянка взвизгнула, схватила ребенка и бросилась прочь, а напавший, раздраженный тем, что ему не удалось вырвать кейс, с ругательством полоснул ножом по ремню. Грейс сумела уклониться, лишь почувствовала, как обожгло руку холодным огнем, потом увидела прищуренные злые глаза, снова занесенный нож и ударила по руке грабителя тяжелым чемоданом. Тот отшатнулся, выронил нож и, процедив сквозь зубы проклятие, собрался бежать. Но не успел, потому что получил удар по лодыжке, рухнул на тротуар и увлек за собой Грейс. Рыча от ярости, она принялась бить его кулаками по лицу, затем схватила за волосы и дернула изо всех сил. Парень взвыл от боли, но ухитрился ударить ее в живот. У Грейс брызнули слезы, рука разжалась, а грабитель, пользуясь моментом, вскочил и бросился наутек.

Все закончилось так же внезапно, как и началось. Грейс тоже встала с земли, чувствуя неимоверную усталость. Лица прохожих, которые глазели на драку, плыли перед ней, словно воздушные шары, каждый вдох давался с трудом.

Нож грабителя лежал на тротуаре. С черной рукояткой и выкидным лезвием длиной не менее шести дюймов, он выглядел намного опаснее, чем ее кухонный ножик для чистки овощей. Грейс подняла его, с удивлением глядя на измазанное кровью лезвие, и только в этот момент сообразила, что ранена.

Глубокий порез нужно срочно обработать, но тогда придется потратить две-три сотни на пункт неотложной помощи. К тому же ей начнут задавать вопросы, известят полицию. Лучше самой позаботиться о себе.

Нападавший всего лишь грабитель. Если бы это был человек Перриша, ее бы сначала задушили, а уж потом забрали компьютер. Однако Сойер, видимо, знает, что она в Чикаго, и послал сюда целый отряд своих людей.

Нужно побыстрее добраться до пансиона Хармони, но автобус придется исключить — водитель непременно запомнит пассажирку с кровоточащей раной на руке. Быстро перейдя улицу, Грейс двинулась в противоположном направлении. Она шла, пока не увидела бар.

Хозяйка разговаривала с посетителем, и Грейс незаметно проскользнула в дамский туалет. На ее счастье, там никого не было. Она вымыла руки, затем приложила к ране несколько бумажных полотенец, которые сразу пропитались кровью.

— Черт, черт, черт, — шептала она, глядя на себя в зеркало.

18
{"b":"12232","o":1}